ОТРЕЗВЛЕНИЕ

Ушедшее лето и первый месяц осени были переполнены интереснейшими политическими событиями: встречи Большой семерки в Корнуолле (11-12.06) и руководителей стран НАТО в Брюсселе (14.06), окончание американского противостояния Северному потоку 2, вывод войск НАТО из Афганистана, челночные визиты предпенсионной фрау Меркель в Москву и Киев, создание Крымской платформы, визит президента Зеленского в Вашингтон – главные из них, последствия которых нам еще предстоит ощутить. Но самыми главными, на мой взгляд, стали события, продемонстрировавшие симптомы отрезвления либеральной демократии Запада, отрезвления тяжкого, мучительного, но жизненно необходимого.

Первым таким событием стал вывод войск НАТО из Афганистана. Об этом так много и так подробно было рассказано, что не вижу смысла разбавлять впечатление моими некомпетентными комментариями. Скажу лишь одно: многие наблюдатели в официальных заявлениях Вашингтона увидели разворот к новой политике США – двадцатилетним экспериментом по прививке пуштунам демократических прав и ценностей заканчивается эпоха либеральных мечтаний и прожектов, начинается эпоха сдерживания Китая и Московии. Ну, что ж, дело доброе, да-то бог!

Вторым в списке симптомов отрезвления назову очень скромно прозвучавшее сообщение о том, что США, Великобритания и Австралия заключили новый военный союз – AUKUS[1] — для противостояния китайской угрозе в Индо-тихоокеанском регионе. В рамках союза Австралия – неядерная держава – получит американские технологии на производство современных атомных подлодок. Строительство лодок начнется в ближайшее время в Аделаиде. Скупое, словно сквозь зубы процеженное немецкими СМИ сообщение, содержало, тем не менее, три интересные детали.

Во-первых, фрагмент выступления Байдена на виртуальной встрече с премьерами Британии Джонсоном и Австралии Моррисоном, а именно слова его о том, что страны-участницы вкладывают в самое главное – в союзнические отношения и поддержку друг друга. В этих словах не только уверение в поддержке Австралии, все сильнее и сильнее ощущающей на себе угрозу со стороны китайского экспансионизма, но и напоминание Европе: третьего пути между демократией и тоталитаризмом нет и быть не может, и вам, друзья-европейцы, рано или поздно, но придется решать на чьей вы стороне. Причем, скорее – рано, чем поздно: Китай только за последние четыре года построил и ввел в строй больше военных судов, чем весь французский флот вместе взятый, и вышел, с 333-мя боевыми кораблями, на первое место в мире (флот США – 293 судна). Следовательно, и только так должны понять в Европе слова президента, вкладывать должно не в китайскую экономику, а в усиление НАТО.

Во-вторых, решение передать Австралии технологии производства современных ядерных подводных лодок, непосредственно ударило по Франции и, тангенциально, по всему Европейскому союзу. Франция ранее заключила с Австралией договор на поставку, начиная с 2030, двенадцати дизельных подводных лодок. Договор с США не только разрывает это соглашение, но и передает Австралии новейшие ядерные технологии. Теперь Австралия сама будет строить ядерные крейсеры, а Франция потеряет €35 000 000 000,00 (тридцать пять миллиардов). Но и это еще не все: договором ей и Европейскому союзу было недвусмысленно указано то место, куда завели их попытки танцевать на двух свадьбах.

В-третьих, передача неядерной державе ядерных военных технологий. Подлодки будут оснащены обычными, конвенционными ракетами, но ничто не помешает заменить их ракетами с ядерными боеголовками, буде угроза со стороны Китая достигнет известной степени. Здесь союзники продемонстрировали миру, но прежде всего Китаю и Московии, насколько серьезно они относятся к попыткам расшатать сложившуюся мировую систему безопасности и намерениям перекроить политическую карту планеты. Китай тут же отреагировал: в хорошо нам знакомом стиле коммунистической пропаганды, представитель министерства иностранных дел, заявил о том, что новый союз грозит нарушением баланса в регионе, следующим витком гонки вооружений и прочими дежурными погремушками, известными нам со времен еще ленинских.

Создание нового союза — событие, само по себе, значимое, интересно еще и следующим. Подобные союзы не заключают за день до сообщения в СМИ. Их создание предваряет долгая специальная подготовка по дипломатическим, юридическим, политическим, экономическим, техническим и прочим направлениям. Мы, разумеется, не знаем и знать не можем, когда началось создание AUKUS и кому первому пришла в голову эта идея, но то, что к моменту Брюссельского саммита НАТО соглашение было уже готово, никакого сомнения быть не может. Следовательно, Байден не мог не проинформировать союзников о готовящейся передаче Австралии – не члену НАТО – новейших ядерных технологий. Эта информация должна была бы стать последней попыткой воззвать к рассудку европейцев, заставить их реально оценить ситуацию с Китаем и возможности ее деэскалации. США даже позволили Германии достроить Северный поток 2, принимая все исходящие от этого чисто экономического проекта политические и даже военные угрозы. Но результатом всех этих усилий и уступок стало отправление Германией фрегата в Индо-тихоокеанский регион. Ну, и еще несколько вежливых слов о необходимости увеличения отчислений в бюджет НАТО до 4% национального бюджета. И только. Зато непосредственно после Саммита еще громче зазвучали елисейские фантазии о создании европейской армии и большей независимости от НАТО и США.

Я говорю «фантазии» предполагая, что Макрон не ведает, что говорит или пытается собрать баллы к следующим выборам, заигрывая с левыми избирателями. Если же отнестись к его планам не как к фантазиями, а как к попыткам создать новую реальность, то это, в современных условиях, не что иное, как предательство европейской демократии.

Предположим, Франции удастся уговорить остальную Европу создать отдельную европейскую армию. Армия – суть инструмент защиты политической системы. Существует ли европейская политическая система? Другими словами, существуют ли европейские ценности и, исходящие из них непосредственно, европейские устремления и интересы? Северный поток 2, санкции против Московии, а ранее – стратегия в отношении Греции и других европейских должников, миграция, последние выборы Председателя европейской комиссии – какой из вопросов не затронь, в какую сторону взгляд не кинь, нигде еще единства достигнуто не было. Две мощные экономические державы – Германия и Франция – продавливали устраивающие их решения. Так за какие интересы будет воевать эта армия? Кого и от кого защищать? Почему, скажем, Венгрия должна посылать своих солдат противостоять Московии – единственной сегодня реальной угрозе Европе, — с которой ее связывают едва ли не братские отношения? И можно ли будет положиться в этом случае на венгерские соединения и командование? Коротко: у Европейского союза нет единой, поддержанной всеми странами-участницами, внешнеполитической доктрины, есть лишь общие контуры, размытые ориентиры и неясные цели. Собственная армия в таких условиях – ненужная трата средств. Армия такой Европы – скорее угроза демократии, чем ее защита.

Примером внешнеполитических игр стало заявление Европейской комиссии о выделении €14,2 млрд. на проведение реформ в семи странах, кандидатках на место в Европейском союзе при следующем витке расширения в 2027 году. Вчитайтесь в список:

Турция

Албания

Черногория

Северная Македония

Косово

Босния-Герцеговина

Сербия —

кого не возьми, перед взглядом — живой пример зияющей демократии, либерализма и приверженности европейским ценностям.

По моему, может быть предвзятому, мнению, список красноречив в иллюстрации внешнеполитической стратегии ЕС. Здесь Турция, вот уже два десятка лет скатывающаяся в исламскую диктатуру, и с которой Европа ничего, кроме проблем не имеет; здесь коррумпированные до предела Албания и полупризнанное международно Косово; здесь, наконец, очередная, пожалуй, самая преданная, рука Москвы – Сербия, до сих пор не избавившаяся от имперских амбиций и открыто провоцирующая сербов Боснии и Черногории… Но главное — здесь нет ни Украины, ни Молдовы, ни Грузии, с прошлого еще века ищущих возможность стать членами европейского клуба, и ничего кроме дружеских похлопываний по плечу и бесконечных домашних заданий, не встречающих. Три страны, своей борьбой защищающие демократию и восточные рубежи Европы от очередного расползания имперской опухоли, раз за разом выслушивают замечания о том, что они еще не готовы, не доросли, не дозрели. Эти замечания можно было бы принять и с ними согласиться. Если бы не список семи кандидатов.

Глядя на список, понимаешь многое. Например то, что Европа под водительством Германии и Франции, пытается сварить собственный супчик между США и Московией, и десять названных стран – ингредиенты, которыми европейские повара пытаются придать супчику хоть какое-то подобие вкуса. Принимая списком семь балканских стран, Европа надеется укрепить свои южные рубежи и вырвать из лап Московии ее преданных сателлитов – Сербию и Черногорию. Турция нужна Европе, как мощный сдерживающий фактор на Черном и Средиземном морях, где стратегическая ситуация, после оккупации Крыма, изменилась в корне. Косово было изначально мертворожденным проектом Европейского союза и принятие его в Союз, очевидно, единственная и последняя возможность добиться международного признания.

Украина, Грузия и Молдова играют в стратегических планах Европы роль той морковки, что подвешена перед носом московитского осла. По мнению европейских стратегов, это и приманка, и угроза, это рычаг давления и аргумент в спорах. Европа мечтает постоянной угрозой приема трех бывших советских республик под свою защиту, держать Московию в состоянии постоянного шах-мата. Стратегия себя не оправдавшая и после афганского провала принадлежащая прошлому, место которой в музее Политической наивности. Но политики масштаба Макрона и Меркель ни на что иное не способны, и США придется проводить политику сдерживания Китая и Московии (Ирана, к слову, тоже), опираясь на проверенных партнеров. К которым США могут причислить и Украину. Во всяком случае, здесь, похоже, тоже начинается протрезвление и выход из-под европейского гипноза. Во время визита президента Зеленского в Вашингтон, был подписан самый объемный за всю историю независимой Украины документ о стратегическом сотрудничестве с США в области обороны, безопасности и энергетики, а 14.09 министр иностранных дел Украины, Дмитро Кулеба объявил об изменении стратегического вектора: «Обстоятельства не оставляют нам выбора. Армия, дипломатия и украинский народ – вот что нам необходимо, чтобы выжить».

Похоже, нас ждут основательные изменения.

Как говорят немцы: «Ich bin gespannt![2]».

Ирина Бирна, специально для ЛЕва                                                              19.09.2021


[1] По первым буквам участвующих стран: Australia, United Kingdom, United States.

[2] Досл. «Я напряжена!», «Я взволнована!», — степень выражения любопытства, употребляется в случаях ожидания важных изменений.

Добавить комментарий

Заполните поля или щелкните по значку, чтобы оставить свой комментарий:

Логотип WordPress.com

Для комментария используется ваша учётная запись WordPress.com. Выход /  Изменить )

Google photo

Для комментария используется ваша учётная запись Google. Выход /  Изменить )

Фотография Twitter

Для комментария используется ваша учётная запись Twitter. Выход /  Изменить )

Фотография Facebook

Для комментария используется ваша учётная запись Facebook. Выход /  Изменить )

Connecting to %s

%d такие блоггеры, как: