О преемственности, верных учениках и прямой линии европейской политики

Бывают в жизни совпадения сродни чуду, когда человек несколько более впечатлительный и склонный к мистике, чем автор этой колонки, с трепетом ощущает вмешательство некоей таинственной силы в дела наши грешные, видит явственно сигналы, посылаемые нам, слепым и сирым, ею, трепетно благоговеет перед ее могуществом и всеведением.

14 июня 2017 года Сенат США практически единогласно принял законопроект о санкциях против Ирана и России. А через два дня после этого оптимистического события, случилось то самое знаковое совпадение, о котором выше: умер альт-канцлер Хельмут Коль. Что объединило эти два события совершенно различной, на взгляд непосвященного, природы? По какому праву ставлю я всуе кончину заслуженного человека в один ряд с деяниями его более молодых заокеанских коллег? Почему считаю, что есть нечто закономерное в том, что скончался Коль именно после голосования в Сенате, а не днем раньше?

Объединяют оба события газопроводы, санкции, пещерный антиамериканизм, войны, политическая слепота. И еще объединяет их судьба безвременно покинувшего нас херра Коля…

 

35 лет назад СССР во все лопатки гнал нитку трубопровода «Уренгой — Помары — Ужгород» все дальше и дальше на Запад. Гнал, разумеется, за западные деньги – проект кредитовали щедро банки Германии (Deutsche Bank и AKA Ausfuhrkredit GmbH), за ними по пятам неслась группа французских банков, в спину которой с присвистом дышали японские. Всю технологию, обеспечивающее и строительное оборудование и трубы большого диаметра – тоже поставляли западные европейцы и японцы. Если стремление Советов «посадить на газовую иглу классового врага» в общем-то понятно, логически объяснимо и стратегически обосновано, то рьяные усилия вогнать эту иглу поглубже в экономическое тело Европы ее политиками, превосходило понятие.

Советский Союз как раз по уши завяз в развязанной им Афганской войне и без помощи Запада не был в состоянии довести ее до более или менее достойного поражения. Единственным человеком в мире, понимавшим, в какую мышеловку загнала Империю Зла авантюрная политика экспансионизма «ленинского политбюро», был Рональд Рейган. Еще в 1981-м сказал он знаменитую фразу: «Годовой бюджет СССР меньше, чем «General Motors». Так до каких пор мы будем потакать ему?!» Сказал и ввел в одностороннем порядке эмбарго на поставку в СССР высокотехнологического оборудования и компонентов. В одностороннем, потому что «мудрые» европейцы отказались поддержать Вашингтонского Мечтателя. Канцлер ФРГ Коль прекрасно понимал направленность санкций, их цель и жизненную необходимость. Он даже поддерживал их. Но при одном условии: немецкие фирмы не должны понести финансовых убытков. Война, кровь и смерть женщин и детей Афганистана, конечно, плохо, но какое они имеют отношение к обеспечению Германии энергией?! Той же логике следовали Миттеран, Тэтчер и остальные.

«Erst kommt das Fressen, dann kommt die Moral»[1] – вот он, универсальный закон развития человечества.

Именно на деньги Западной Европы и Японии смог СССР еще долгие 6 лет продолжать массакрирование[2] афганского народа. Именно на эти деньги, – в том числе и Дойче Марки – режим агонировал следующие 10 лет, расстреливая Вильнюс, давя танками Тбилиси и Ереван, препятствуя объединению Германии, сея метастазы ксенофобии и ненависти.

 

Сегодня мы переживаем deja vu событий 35-летней давности: Россия в очередной раз погрязла в войнах и главным источником жизненно необходимой ей валюты по-прежнему являются углеводы. Документ, принятый Сенатом США, имеет целью помешать строительству второй нитки газопровода «North stream». Подписание его Палатой Представителей и утверждение Президентом позволит нанести несокрушимый, возможно, смертельный удар по возродившейся Империи Зла. Во всяком случае, значительно повысит шансы на то, что кремлевский режим будет вынужден сесть за стол переговоров. А именно так и началась тогда, 35 лет назад, постепенная эрозия советской тюрьмы народов, освобождение Восточной Европы, объединение Германии, стабилизация и невиданный экономический рост континента. Началась, подчеркиваю, при активном сопротивлении и саботаже ее европейскими политиками, в первую очередь, Канцлером Хельмутом Колем.

Тем более поражает нынешняя реакция европейских, прежде всего немецких, политиков на новые санкции Сената. Нынешние вершители судеб Европы делают все от них зависящее для того, чтобы продлить войны в Украине и Сирии, террор у себя дома и бесконечный поток беженцев к границам континента. Уже на следующий день после голосования Зигмар Габриель (SPD, министр иностранных дел Германии) и Кристиан Керн (SPÖ, канцлер Австрии) выступили с заявлением, в котором защищают право Европы решать «Кто и как будет поставлять /…/ энергоносители /…/ в соответствии с правилами открытости и рыночной конкуренции» (курсив мой – иб). Днем позже к ним присоединилось и министерство иностранных дел Франции, а Бундесканцлерин Меркель (CDU) подтвердила полное согласие с ее министром иностранных дел.

Формулировка, приведенная политиками в качестве аргумента, мягко говоря, поражает: «Газпром» уже сегодня практически монополист в Европе. Доля российского газа в энергосистеме, например, Германии, составляет 40%, с вводом второй нитки газопровода вырастет до 60%. «North stream» принадлежит «Газпрому» на 51%, в то время, как западноевропейские фирмы – «E.ON», «Shell», «BASF»(«Wintershall»), «OMV» имеют лишь 10% участие (еще 9% принадлежит французской «ENGIE»). О какой «рыночной конкуренции», «энергетической независимости» или «диверсификации источников энергии» рассказываю нам уважаемые политики?

Но Европа с ажиотажем мылит веревку, на которой ее вскоре подвесят кремлевские «партнеры».

Положение усугубляется не только тем, что европейские фирмы стремятся к инвестициям в российскую экономику, но и в том, что на финансовом допинге Кремля находятся многие европейские политики, и даже целые партии. Успехи французских и немецких националистических партий на выборах последних лет вряд ли были бы возможны без кремлевской поддержки, а пророссийские «левые» даже включили в программу партии на близящиеся выборы пункт о снятии санкций и «нормализации отношений» с Россией, и это нашло отклик в душах многих бюргеров – факт, который социал-демократ Габриель не может игнорировать. Тем более, учитывая полный провал его партии на всех земельных выборах этого года.

Но что бы ни стояло за демаршем Габриэля-Керна – преференции для немецких и австрийских фирм в обход международных санкций[3], тактика стабилизации внутриполитической ситуации, ужины в загородных резиденциях Путина с хозяином и его лучшим другом Шредером – главный закон, которому следуют политики, остается неизменным: первое – желудок. А уж после того, как экономический «желудок» полон, пути обхода санкций найдены, финансирование террористического режима обеспечено и сулит долгосрочные дивиденды, можно перед камерами «выразить» всегда готовую к услугам, не знающую износа, дежурную «озабоченность нарушениями прав человека», «ограничением свободы слова», «ростом напряженности на Донбассе» или «недостаточными усилиями по мирному урегулированию в Сирии».

 

Первого июля в Шпайере состоится акт государственного погребения альт-бундесканцлера Хельмута Коля. Судьба была к нему необычайно милостива: несмотря на его изощренную находчивость по поддержке Империи Зла и предотвращению падения Берлинской стены, он ушел в историю «Канцлером Объединения». Будет ли судьба столь же милостива к его политическим наследникам в Берлине, зависит сегодня снова, как и 35 лет назад, от одного человека. Если Дональду Трампу хватит мужества, мудрости и прозорливости ввести принятые Сенатом санкции, лишить Россию главного источника финансов, у Европы появится шанс иссушить болото «альтернативно-неонацистских» движений, покончить с терроризмом, войнами, пропагандой и хакерскими атаками, а у ее политиков – войти в историю «мудрыми стратегами», «визионерами» и «миротворцами».

 

Ирина Бирна, для Литературного Европейца                                                                25.06.2017

[1] «Сперва жратва, потом – мораль», Бертольд Брехт, «Трехгрошовая опера»

[2] Массовое убийство, бойня, – от старофранцузского maçacre, «скотобойня».

[3] По данным «Handelsblatt» (12.10.15), BASF обязалась вложить до 2020 г. в проекты «Газпрома» более €2 млрд. Решение принято, заметьте, через полтора года после введения санкций.

2 Gedanken zu “О преемственности, верных учениках и прямой линии европейской политики

  1. Уважаемая Ирина,

    скучали без Ваших замечательных статей. Радуемся, что дисскусия с профессиональными демагогами не лишила Ваших почитателей возможности наслаждаться общением с единомышленником и соотечественником. Ваша точность и ясность изложения, невозможная без четкой и ясной позиции, мягкий и меткий одесский юмор, широкий круг значимых вопросов, затрагиваемых Вами в публикациях сделал нас бирназависимыми пользователями интернета.Есть масса вопросов, Ваше мнение о которых для нас важно.

    С уважением
    Александр

    Бремен

    Gefällt mir

    • Уважаемый Александр, спасибо сердечное за добрые слова и комплименты. стараюсь. пишу, когда время позволяет. кроме того, меня тема „задеть“ должна. я не стремлюсь к ежедневному, 100% присутствию в сети. надеюсь и второй сегодняшний текст Вам придется по душе. всего доброго, иб

      Gefällt mir

Kommentar verfassen

Trage deine Daten unten ein oder klicke ein Icon um dich einzuloggen:

WordPress.com-Logo

Du kommentierst mit Deinem WordPress.com-Konto. Abmelden / Ändern )

Twitter-Bild

Du kommentierst mit Deinem Twitter-Konto. Abmelden / Ändern )

Facebook-Foto

Du kommentierst mit Deinem Facebook-Konto. Abmelden / Ändern )

Google+ Foto

Du kommentierst mit Deinem Google+-Konto. Abmelden / Ändern )

Verbinde mit %s