Турецкий синдром

Развитие событий в Турции лихорадит всю Европу. По крайней мере, такое впечатление оставляют немецкие новостные каналы и следить за их сообщениями не просто увлекательно, но и крайне полезно. Уму любознательному и подвижному, они доставляют массу материала для гимнастики.

То, что происходит в Турции, доведено в России до логического предела: президент имеет диктаторские полномочия, парламент давно уже «не место для дискуссий» (Б.В.Грызлов, в момент избрания его Председателем Думы), масс-медиа подавлены, свобода слова и совести растоптана, понятие «узник совести» снова стало внутриполитической реальностью, «православие» шпионит за прихожанами, попы призывают к убийствам «предателей родины»[1]. Турция находится еще только на пути к российским вершинам «управляемой демократии», но базовая ментальность большинства турок сродни российской – постимперский синдром утраты «исконных» территорий. И ментальность эта не оставляет сомнений в исходе референдума 16 апреля. Реджеп Тайип Эрдоган получит то, что возжелал.

Недавно корреспондент немецкого телевидения спросил одного из турок, проживающих здесь, в Германии, но, тем не менее, «понимающих» Эрдогана, как он относится к освещению турецких событий немецкой прессой. Турок назвал освещение однобокими, если не лживым, и пояснил, что происходит это потому, что европейцы не понимают турецкой специфики – Турции нужна «сильная рука», народ ее «не готов к демократии», демократия приведет к распаду и гибели «великого турецкого государства». Бедняга заученно повторял «мысли» Эрдогана о том, что «демократическое ослабление» Турции – цель Европы, Европа «унижает» страну и ее народ переговорами о вступлении в ЕС, и, выдвигая все новые и новые требования к антитеррористическому законодательству, защите правам женщин, религиозных меньшинств, свободы слова и т.д., намеренно «расшатывает устои» и ведет к расколу. Кто не слышит здесь российских мотивов «унижения», «развала», «угроз» и т.д. от которых лишь «сильный» Путин может спасти «святую Русь», глух на оба уха.

Формат журнальной статьи не позволяет проанализировать все аналогии между свершившейся российской диктатурой и готовящейся турецкой. Поэтому, вкратце обозначив наиболее выпуклые из них, обратимся к различиям.

Первое и главное различие, которое не может не поразить наблюдателя, это масштаб и тон освещения турецкой реальности немецкими масс-медиа. Анализу, критике, порой даже плохо скрытым угрозам в направлении Босфора, заполнено информационное поле до отказа. Всякое слово турецких политиков, вплоть до министра культуры, цитируют, разбирают, трактуют, жуют и пережевывают с экранов телевизоров, из динамиков радиоприемников, с полос газет и интернета. Откровенные угрозы Лаврова, Путина и других российских политиков, прямые призывы к европейскому сепаратизму, развалу НАТО, поддержка нацистских партий и движений, российские флаги на демонстрациях PEGIDA, проведение агитации на русском языке в поддержку антидемократических партий – все это – как и очень многое другое, творимое российскими агентами в Германии, – не находит ровно никакого отражения в информационном просторе страны. Информация об арестах турецких журналистов, преподавателей вузов, писателей занимает первые полосы газет; об Олеге Сенцове, травле крымских татар, пыточных подвалах оккупированного Донбасса не знает здесь никто.

Обычно на мое недоумение подобной информационной политикой немцы отвечают в том духе, что, мол, Германия не может отвечать за весть мир и следить за демократией во всех его уголках. «Во всех» и не надо, но, если на границе демократии образовались две раковые опухоли диктатур, то не правильно ли было сохранять некий паритет в освещении болезни?

Более информированные говорят о том, что Турция – член НАТО и один из кандидатов вступления в ЕС, что она – ключевой игрок в Ближневосточной политике, – ей и соответствующее внимание. Согласна. Но и это не оправдывает монополии турецкой темы. Тем более, что на мой взгляд, русская диаспора таит в себе несравненно более реальные угрозы будущему Германии и всей Европы, чем турки. Объяснюсь.

На прошлой неделе телеканал «ARTE» провел тематический вечер о влиянии российских спецслужб на внутриполитическую ситуацию в Европе. По данным, приведенным в нескольких репортажах и документальных фильмах, в Болгарии, Венгрии и некоторых других странах, под видом «народной милиции» для «защиты родины от беженцев» созданы военизированные подразделения под командой бывших военных, настолько хорошо владеющих русским языком, что интервью для фильма они давали на этом языке. Другими словами, в тылу Европы созданы, вооружены и обучены сотни или даже тысячи людей, уверенных, что только Путин в состоянии «спасти» континент от гибели. Не знаю, как читателям, но мне неизвестны факты создания вооруженных турецких формирований в Европе. И это второе отличие турецкой «угрозы» от российской.

Третье. Турецкая диаспора Европы вообще и Германии в частности, неоднородна, и на каждое многотысячное выступление сторонников диктатуры, она отвечает не менее массовым выступлением ее противников, за которым обычно следует еще и выступление курдов[2]. В Бундестаге заседает значительное число депутатов турецкого происхождения. Практически все они активно выступают против надвигающейся диктатуры. Ничего подобного не наблюдается в русской диаспоре. Я не хочу здесь утверждать, что все переселенцы из стран бывшего СССР горячие сторонники Путина и диктатуры – это было бы неверным и оскорбительным обобщением, я даже не стану утверждать, что их большинство, – но противники кремлевского режима неорганизованы и неактивны. Во всяком случае каких-либо массовых манифестаций против попрания прав человека в России, против войн, которые она ведет против соседей, против ее вмешательства во внутренние дела других стран, против маршей «ночных волков», визитов представителей нацистских и фашистских движений, до сих пор зафиксировано не было.

Сравнивая освещение событий в России и Турции немецкой прессой, реакции на них политики, населения и обоих диаспор – русской и турецкой, невозможно пройти мимо одной грубейшей ошибки Эрдогана. Перед тем, как планировать референдум о ликвидации демократии, ему следовало позаботиться о создании армии «понимающих» его здесь, в Германии, где проживает 1,4 млн. избирателей, и загодя взрастить и прикормить своих шрёдеров, платцеков, габриэлей, зеехоферов, гауландов, лафонтенов, ётингеров и пр., призванных адаптировать и проводить диктаторские «идеи» в массовое сознание немцев и турецких избирателей. Отсутствие армии лоббистов в высших эшелонах власти – четвертое отличие.

Еще в одном интервью немецкий турок поделился своим недоумением в отношении сограждан: почему они, живущие здесь и наслаждающиеся немецкой и европейской свободой, выходят на улицы, требуя лишить этой свободы своих родственников в Турции?

Такой простой и ясной логики не хватает «русским» Германии.

И это последнее, пятое, отличие.

 

Ирина Бирна, для Литературного Европейца                                                                02.04.17

[1] http://www.svoboda.org/a/28361760.html

[2] «В одном только Франкфурте-на-Майне в мирной демонстрации курдов под лозунгом „За демократию в Турции“ приняли участие около 30 тысяч человек» – «Противники Эрдогана в ФРГ сплачиваются перед референдум», Немецкая Волна, 26.03.17

Kommentar verfassen

Trage deine Daten unten ein oder klicke ein Icon um dich einzuloggen:

WordPress.com-Logo

Du kommentierst mit Deinem WordPress.com-Konto. Abmelden / Ändern )

Twitter-Bild

Du kommentierst mit Deinem Twitter-Konto. Abmelden / Ändern )

Facebook-Foto

Du kommentierst mit Deinem Facebook-Konto. Abmelden / Ändern )

Google+ Foto

Du kommentierst mit Deinem Google+-Konto. Abmelden / Ändern )

Verbinde mit %s