Заметки на полях книги

А. А. Корчак, В. А. Корчак, Самоорганизация тотальной власти

От мафиозных, культовых и идеолого-террористических организаций до глобального террора,

«Литературный европеец», Франкфурт-на-Майне, 2016, 336 с.

I

 

«ЛЕв» сделал очередной блестящий подарок подарок «<…>всем, интересующимся судьбами мира и государственного устройства» – так в кратенькой аннотации на третьей странице книги. От себя добавлю: серьезная, глубокая, многосторонняя научная работа не знает границ, как не знает и конкретного адресата, даже если адресат этот начинается глобальным «всем…». Серьезная научная работа тем и отличается от иных, что способна вызвать интерес даже у тех, кто под «интересующиеся судьбами» не попал, кто до встречи с книгой не задумывался о «государственном устройстве». И последние сомнения в том, что перед читателем именно такая работа, пропадают уже после первых слов введения.

Вопросы, изученные, проанализированные на составные части и синтезированные вновь, но уже в новом освещении, с иных позиций, увлекают именно своей обыденностью, приземленностью и простотой так, что у читателя не может не возникнуть ощущение, будто читает он что-то ему знакомое, хотя за недосугом еще и не сформулированное. И это еще один признак солидной научной работы, работы не просто прекрасно исполненной, но и изложенной авторами так, что читатель как бы перемещается в кабинет их, сидит с ними за столом и говорит на равных. Хотите пример? Да сколько угодно! Скажите, что может быть ближе каждому из нас, чем бюрократия? Кто из нас – некоторые известными периодами своей жизни, иные – ежедневно – не проклинал бюрократию? Не шипел, вернувшись домой из очередного «амта», где ему в чем-либо отказали: «Это же мафия!». И кто задумывался над тем, в чем, собственно, различие между администрацией, необходимым в жизни любого государства делопроизводством, и бюрократией? Между мафией и бюрократией? Ответы на эти вопросы в книге. И вот тут я должна признаться: читая книгу, я то тут, то там сталкивалась с формулировками, давно, казалось, созревшими в моей голове. Так музыкальные фразы, обрывки мелодий, впервые услышанные, кажутся до боли знакомыми и уже где-то, когда-то слышанными. Но не мучайтесь, не вспоминайте и не ройте зря память: мелодия нова, просто идея ее давно уже висела в воздухе и понадобился гений композитора, мелодию эту «конденсировать» на пять нотных полос. Вот сравните: «Бюрократия – это деятельность, направленная в первую и главную очередь на то, чтобы обезопасить свою задницу» – это не из книги, это – мое, сформулированное много лет назад не для печати, а для собственного понимания мира. А в книге читаем: «<…> большинство <…> чиновников начинает требовать все более точных указаний сверху, исполнять их формально и главным образом передачей своему подчиненному, тем самым уходя от ответственности за неблагоприятный результат» (с. 82, курсив мой, иб).

И далее уже невозможно оторваться от подробнейшего анализа того, как возникает бюрократия, как медленно, но верно «централизуется», «мафиизируется», т. е. обретает черты преступной организации, связанной общими целями, стратегией, окружающей средой: «<…> для подчиненного бо’льшая централизация означает меньшую ответственность за результат» (с. 82); «По мере того, как инициатива и энергия <…> чиновников сосредотачивается на последнем (минимум активности, буквальное исполнение распоряжений – иб), они переходят в разряд «остановившихся» (в социальной литературе их еще называют «оседлыми» в противоположность «кочевникам»). Они «оседают» на достигнутом уровне, устраиваются там поудобнее и используют свое служебное положение в личных целях» (с. 89, курсив мой, иб); «Поиски виновников провала <…> направляются <…> к «нижним крайним». <…> Главным критерием отбора (подчиненных – иб) становятся уже не столько профессиональные их качества, сколько лояльность, личная преданность, родственность и т. д. <…> Аппарат управления превращается в сообщество взаимосвязанных и взаимозависимых чиновников. Возникает коррупция и непотизм. <…> Падает общая эффективность администрации, и как следствие начинается бесконтрольное возрастание численности, так как администрация требует увеличения штатов, оправдывая свою неэффективность нехваткой «рабочих рук»» (с. 84).

Узнали? Я имею ввиду, узнали ли вы, дорогой читатель, ваши собственные мысли о бюрократии и ее мафиозности? Мысли, которые авторы книги каким-то необъяснимым образом прочитали в вашей голове и перенесли на бумагу готовыми к перевариванию формулировками?

Я начала мои заметки бюрократией ввиду «всенародности» темы, для того, чтобы доказать, что предлагаемая книга интересна всем, без каких-либо привязок к личным интересам, склонностям или верованиям. Анализу бюрократии посвятили авторы всего одну из 10 глав – одна увлекательнее другой – книги. На том же глубоко профессиональном уровне рассмотрены и другие тотальные организации: уголовные (собственно мафия), идеолого-террористические и религиозно-культовые, а также тоталитарные государства – Россия и Китай.

 

II

 

Но я не о скелете – структуре книги, я о том «мясе», что авторы «наживили» на этот скелет; я – о том, как каждый может попробовать его на вкус – найти в книге то, что его интересует, то, что мучает, не находя ответа, то, что, возможно, было понятно, но никак не желало оттачиваться формулировкой. И в качестве добровольного начинания посвящу несколько строк анализу «моей» темы, т. е. тому, о чем пишу, на что ищу ответы и объяснения.

Все мы являемся историческими свидетелями того, как кремлевский режим стремится изменить сложившийся мировой порядок. Кремль, заимствуя историческую формулировку Меркель, живет в ином измерении. Продолжая эту мысль, можно утверждать, что слом мирового правопорядка – это стремление Кремля перенести остальной мир в свое измерение. Единственная стратегия, которую смог выработать объединенный Запад (демократия), это сдерживание дальнейшей агрессии России путем полусерьезных санкций, дипломатических качелей и давно назревшей модернизации НАТО. Такие действия сложно назвать «стратегией», т. е. планами на перспективу, такие действия – ни что иное, как реакция на действия России. Для того, чтобы создать реальную стратегию борьбы против небывалой по масштабам угрозы всему свободному миру, следует четко и ясно понимать, против кого создаем мы стратегию, кто нам противостоит, какую философию в себе несет.

Для этого необходимо ответить на два вопроса, ответы на которые либо полностью отсутствуют, либо рассчитаны на рабов:

– Почему Россия не может быть иной?

– Какова доля народа российского в той политике, что проводит мафиозный купол государства?

Теоретическую научную работу поверяют практикой и об уровне работы судят по числу эмпирических подтверждений изложенной теории и по глубине совпадений их с природой явления. Предлагаю устроить проверку точности описанного в книге метода, и с его помощью попытаться ответить на вопросы.[1]

Путинский режим – режим мафиозной автократии – терромафии – высшей на сегодня известной степени развития тоталитарного государства, истоки которого следует искать в средневековье при закладке татарами фундамента Московского княжества (сейчас его принято называть «Московским улусом»). В виде исключения позвольте здесь цитату не из рассматриваемой книги. По свидетельству Л. Н. Гумилёва, «<…> Митрополит Алексий, «сумел в обмен на финансовую поддержку получить ханскую грамоту, удостоверяющую, что великое княжение является наследственным правом московских князей из династии Ивана Калиты. Таким образом, политическая традиция Киевской Руси была отменена окончательно. Ей на смену пришел абсолютно новый принцип наследственной, династической монархии». Так зарождались российское самодержавие и сама российская государственность, которую мы знаем. <…> (Остается лишь заметить, что в государстве, возникшем в результате взятки, т. н. борьба с коррупцией – занятие заведомо безнадежное)»[2].

Итак, мы видим, что Россия начиналась ложью, подлогом и взяткой; Россия задумывалась и строилась как мафиозное государство.

Мафия это «<…> автономное иерархическое самоорганизующееся сообщество, паразитирующее на социально-экономических структурах общества и поэтому постоянно находящееся во враждебном окружении» (с. 61). Согласно оригинальному методу, разработанному А. А. Корчаком, мафию, как и другие тотальные организации и тоталитарные государства, можно рассматривать как биологическую систему, проходящую все стадии жизни от рождения, через возмужание и старение, к смерти. «<…> в качестве главной характеристики системы, при переходе от одной стадии эволюции к другой <…> удобно считать внутреннюю волю системы к самосохранению, направленную во внешнюю среду и связанную с потребностью самосохраниться за счет окружения (экспансия). Ослабление этой воли приводит к постепенному и неизбежному <…> упрощению системы, что и означает ее старение.» (с. 39) Применительно к России – государству-мафии, – можно утверждать, что паразитирует оно на соседях, дальних и близких, на странах с развитой экономикой, шпионажем, хитростью, обманом получая доступ к их научно-техническому, интеллектуальному богатству – эти страны и составляют ее «вражеское окружение», а шпионаж, проникновение в экономические структуры, рекрутирование «полезных идиотов», есть ни что иное, как экспансия с целью расширения сфер влияния (подконтрольной внешней среды).

Это и есть искомое решение «российского уравнения»: самосохранение паразита (авторы совершенно справедливо сравнивают деятельность мафии с вирусом) через агрессию и экспансию в окружающий мир. И, т. к. «окружающий мир» с каждой успешной экспансией, естественным образом расширяется, то и необходимость усиления агрессивной политики по отношению к соседям растет. Вот почему Россию, ИГИЛ и иные тоталитарные системы не остановят ни территориальные уступки, ни экономическая интеграция и доступ на свободные рынки, ни дипломатия, как это ярко показал пример нацистской Германии. Теперь, читая разбираемую книгу, мы понимаем: иного пути выжить у нацизма не было, потому что вся логика тоталитарного государства – экспансия. Еще один пример – стареющая мафия СССР: «Стареющая и распадающаяся номенклатура пыталась свою неспособность к реформам (т. е. к адаптации) компенсировать захватом новых территорий и ядерным шантажом. А это не могло не приблизить распад всей коммунистической тоталитарной империи, что и произошло в 1991 году» (с. 120).

Вот почему и нынешняя Россия, как и ее предшественники – Российская империя и СССР – иной быть не может и роль глуповатого майора, случайно попавшего в цари, в выборе курса минимальна, ничтожна. Речь идет о вещах, заряженных вековой инерцией, о философии, на которой Россия стояла веками, за которую пролила моря крови, за которой и сегодня стоит подавляющее большинство народа российского.

 

III

 

«<…> большевизма уже нет,

а вот его отпрыск – путинизм –

живет и здравствует.

И было бы полезно понять причины

такой удивительной живучести» (с. 21)

 

Ответив на первый из поставленных вопросов и ловко перебросив мостик ко второму, обратимся, помолясь, к нему.

Мне уже не раз и не два приходилось писать на тему «молчания», «бедствий», «забитости» и пр. характеристик народа российского, приписываемых ему сердобольной оппозицией во все века. Но никто и никогда до сих пор не ответил на простейший из вопросов: почему во всей Европе народы, находящиеся на той же степени забитости и рабства, смогли покончить с вековой тиранией и построить цветущие демократии, глядя на которые, россияне облизываются до сих пор? Почему?

«В результате я пришел к выводу, что тотальные организации формируются естественно в процессе самоорганизации самой толпы-массы. Большевики <…> первыми разгадали этот процесс самоорганизации тотализма (Ленин в работе «Что делать?») и воспользовались им для создания особой целенаправленной тотальной организации, «оседлания» с ее помощью недовольных российских масс и использования их разрушительной силы в своих целях. Идеология служила одним из средств достижения всего этого. Таким же путем происходило формирование фашистских и исламистских режимов» (с. 16-17). Здесь необходимо обратить внимание на тот факт, что «Большевики <…> первыми разгадали» – разгадали, но не придумали! Принцип существовал всегда и, следовательно, уже на самых ранних порах московско-татарского мафиозного государства князья умело им пользовались. Но вернемся к цитатам. «<…> нельзя не признать, что за самоорганизацией стоят какие-то потребности больших масс людей» (с. 17, курсив мой, иб). Думаю мудрость этих слов не требует никаких доказательств. Крупные организации и уж тем более целые государства не могут существовать веками без поддержки подавляющего большинства населения, другими словами: именно потребностями российского народа создана современная государственно-уголовная мафия. Именно потребностями этого народа можно объяснить ее поразительную живучесть.

Есть еще доказательства сказанного, например, здесь, на стр. 41: «Самоорганизация любых человеческих сообществ основывается на общности каких-то целей составляющих их индивидуумов».

Здесь если не в защиту, то в качестве оправдания роли народа российского следует привести два факта – влияние тотальной организации (политического руководства) и инстинкт самосохранения.

«Давление тотальной организации на индивида проявляется в смещении его естественных потребностей, деформации нормальных человеческих отношений, подавлении и ограничении индивидуальных прав и искусственном формировании новых потребностей. Все это достигается такими известными способами, как физическая и духовная изоляция, идеологическая обработка, а также психическое и даже физическое насилие» (с. 167).

«Блокировка и контроль приемника информации (т. е. восприятия людей) осуществлялась косвенно через обязательную и принудительно внедряемую идеологию, а также тотальным контролем над образованием, наукой, культурой и даже обычным языком («новояз»). Это деформировало иерархию естественных потребностей человека, целенаправленно и принудительно создавая иммунитет индивидуума на нежелательную властям информацию» (с. 187).[3]

«<…> для любого живого организма существует универсальная и доминирующая цель – самосохранение, которой подчинены все другие частные и повседневные цели» (с. 41). Доминация выживания системы – архицель, которой подчинены не только внешняя политика, оборона, экономика и прочие макро-факторы любого государства, но и повседневные цели каждого индивидуума-социала, совершенно независимо от степени его «патриотичности», «зашоренности», поражения его мозга пропагандой. Ежедневно отправляясь на работу, платя налоги и выполняя прочие обязанности гражданина, автоматически поддерживает он те самые макро-факторы государства, во внутреннем конфликте с которыми он, возможно, состоит.

<…> совместное самосохранение означает сохранение всей организационной и функциональной иерархической структуры и, в частности, сохранение власти купола и аппарата. Это – самосохранение коллективное, неизбежно требующее ограничения индивидуальных потребностей и целей во имя потребностей и целей всего сообщества как единого целого» (с. 61-62).

Читая приведенные выше цитаты, понимаешь: каждый гражданин любого государства невольно и независимо от своих взглядов стремиться к укреплению последнего, т. к. подсознательно чувствует в государстве защитника. Пропаганда довершает дело. Повторяю, сказанное верно в отношении любого государства, почему же демократическая российская оппозиция отказывает российскому народу в этом первейшем и важнейшем инстинкте – инстинкте самосохранения?

 

IV

 

«Задача разоблачение лживости идеологии

и бесчеловечности ее практического воплощения

казалась мне естественным ответом на вопрос

«Что делать»», (с. 13)

 

Рамки короткой журнальной статьи не позволяют остановиться на всех достоинствах работы. Каждый, прочитавший книгу, найдет там что-нибудь свое, что-нибудь, что подтвердит его жизненную позицию, что-нибудь, с чем но будет долго и успешно спорить, что-нибудь, что отметет со гневом.

Я же закончу мои заметки извечным вопросом: «Что делать?». Как вести себя миру с терромафией, с государством, взявшим на вооружение уголовные практики и повадки?

Ответ – в книге. Российская терромафия проявляет все признаки стареющей системы: «Рано или поздно система начинает реагировать на изменения во внешней среде замедленно и неадекватно, что и означает начало ее старения. Этот процесс естественно ускоряется, если важные для самосохранения системы изменения в среде происходят быстрее, чем время формирования отклика на них. <…> Процесс старения означает снижение эффективности механизма гомеостаза системы, обеспечивающего взаимосвязь адаптации с экспансией, а также взаимосвязь и взаимозависимость главных подсистем» (с. 208-209). Описанный признак старения системы – замедленное реагирование – наблюдал мир во время первого Майдана, грузинской «Революции Роз», «Арабской Весны» и многих других мировых событий. Россия тогда явно не успевала подготовить «отклик» и все, что происходит сегодня – лишь попытка дряхлеющей мафиозной системы хоть как-то не утратить связь с реальностью. И пусть не туманит наш взор аннексия Крыма и война на Донбассе: «Случайные ошибки в процессе информационно-волевого обмена (вызов-отклик) могут накапливаться в «памяти» системы (т.е. в ее структуре) и затем влиять на последующие акты. Поэтому отклик на вызов может оказываться неадекватным, менее полезным или даже вредным для системы» (с. 208). Другими словами, война против Украины – лишь пример «неадекватного отклика» стареющей мафиозной системы.

Здесь уместно будет вспомнить и скоморошный «русский мир» – бездарную попытку «омолодиться» нацистской идеологией. «Идеология, как и религия, лишь замедляет процесс <…> старения, но не приостанавливают его» (с. 210).

«Сопротивление общества и действие карательных органов государства могут приостановить экспансию мафии вообще, т. е. предотвратить расширение прежней подконтрольной внешней среды и появление новой. Такое продолжительное давление на мафию ведет к ее неизбежному старению: в первую очередь сокращается сфера внедрения, а поэтому падают доходы и растет недовольство. Старение постепенно ухудшает всю систему управления: снижается качество отбора членов на нижней изолирующей границе организации, возрастает численность нижних уровней, затем – аппарата, страдает конспирация, снижается динамизм и профессионализм <…> Актуализируется потребность совместного самосохранения» (с. 58-59). Прикладывая эту мысль к матрице государства-мафии, можем утверждать, что «общество» в этом случае расширяется до мирового сообщества, а «карательные органы государства» превращаются вооруженные силы (НАТО). В остальном рецепт остается без изменений: путем серьезных санкций и военного сдерживания «предотвратить расширение прежней подконтрольной внешней среды и появление новой». В конце концов, Рейган не сделал ничего иного: его санкции и «Звездные войны» лишили СССР доступа к новейшим технологиям и довершили экономическое падение непосильной гонкой вооружений. И избавили мир от империи зла. К сожалению, дело не было доведено до конца и зло возродилось, пусть и на несколько меньшей территории.

 

* * *

 

Уникальность русского государства-мафии в полной неспособности к адаптации. Адаптация для России значит отказ от колонии, потерю значительных территорий, гибель. На это самоубийство не могло пойти ни одно руководство, включая большевиков – единственных, объявивших об отказе от имперского наследия (пресловутое «право наций на самоопределение»), но на деле лишь усиливших его. Поэтому и современная мафия не пойдет ни на какие преобразования в главном, решающем, а будет лишь догнивать вместе с имперской идеей. Нет никаких логических оснований того, что 1918 и 1991 года были каким-то исключением или исторической ошибкой. Придет время и свой 1991-й получат и Чечня-Ичкерия, и весь Северный Кавказ, и Кубань, и Татарстан, и Карелия, и… и… и все, кто решиться на самостоятельное будущее.

 

V

 

И в конце, для того, чтобы читатель не винил меня в том, что первая главка статьи ничего общего с остальной статьей не имеет, что приплела я ее лишь для того, чтобы завлечь интересной и близкой – беспроигрышной – темой, отвечу так: прочтите книгу! И приведу еще одну, последнюю цитату:

«Если бросить беглый взгляд на громадные бюрократические аппараты управления <…>, то нетрудно увидеть, что доминируют отнюдь не самые яркие и оригинальные личности с широким культурным или просто человеческим кругозором и не увлеченные идеалисты или моралисты. Не доминируют и талантливые профессионалы <…> успешно продвигаются по административной иерархии именно те, которые стремятся не к профессиональному совершенствованию, а к власти, и имеют соответствующие природные склонности» (с. 97-98). И спрошу: поняли теперь, по каким признакам подбирается администрация, вертикаль власти в России? А ведь современная Россия имеет и свою специфику: подбирать кадры нужно так, чтобы они на фоне полуобразованного майора разведки не шибко выделялись, а это, согласитесь, непросто. Поняли теперь, почему обороной руководит прораб, ничего, кроме воровства шпингалетов не умеющий, а спортом вообще нечто мутковатое… Как любил выражаться прославившийся своим знанием человеческой природы Собакевич, один там человек, во всем правительстве, да и тот риббентропствующий Гёббельсёнок.

 

Ирина Бирна,                                                                                                Bad Endbach, 06.08.16

[1] Должна стазу же извиниться перед читателями за то, что буду пользоваться новыми для них терминами и понятиями – «самоорганизующаяся система», «среда внедрения», «адаптация» и пр., объяснению которых посвящена целая первая глава книги и повторить здесь которую по понятным причинам невозможно.

[2] Алексей Широпаев, «О «сакральных актах» и «новых вехах»», каспаров.ру, 03.08.16

[3] Именно вбитым, втемяшенным веками иммунитетом к нежелательной режиму информации и можно объяснить существование в России практически свободного интернета: население не воспринимает альтернативной информации. Другими словами, свободный интернет – доказательство единства большинства российского народа со своим фюрером.

Kommentar verfassen

Trage deine Daten unten ein oder klicke ein Icon um dich einzuloggen:

WordPress.com-Logo

Du kommentierst mit Deinem WordPress.com-Konto. Abmelden / Ändern )

Twitter-Bild

Du kommentierst mit Deinem Twitter-Konto. Abmelden / Ändern )

Facebook-Foto

Du kommentierst mit Deinem Facebook-Konto. Abmelden / Ändern )

Google+ Foto

Du kommentierst mit Deinem Google+-Konto. Abmelden / Ändern )

Verbinde mit %s