…и в заключение…

Итоги дискуссии об «Апрельском тезисе». Ответ оппонентам

 

Все пишущие – писатели, публицисты, журналисты, мемуаристы – все знают, как трудно дается первое предложение. Начало. Поэтому и ценят талант коллеги лихой, хлесткой фразой распахнуть ворота в то новое пространство, где откроется читателю истина в первой инстанции, поэтому и восторгаются талантом находить именно те слова, которые уже не отпустят читателя во все время пребывания его в виртуальном мире автора. Не менее, а, пожалуй, и более таланта требуется для того, чтобы закрыть ворота познания после того, как истина изложена, читатель «разъяснен» и сказать автору больше нечего. Для меня, одесситки, особенно ценно, если автор отважно мудр настолько, что рискует завершить дискуссию тонкой шуткой. Здесь в полную силу проявляется чувство меры автора, его тактичность, уважение и доверие к читателю: ведь шутка – штука обоюдоострая!

После слов уважаемого Евгения Ихлова о «мудрости Путина» дискуссия достигла вершины. Дальнейшее восхождение исключено – выше – альтернативные «истории», воспарение мыслей и раскрепощение духа в виде эзотерики, йоги мозговых извилин и тяжелых форм клинического ванганизма. Я с готовностью принимаю руку, протянутую мне господином Евгением Ихловым и прекращаю дискуссию. С тем большей готовностью, что минималистские цели, которые я ставила перед собой самым первым текстом цикла, выполнены.

Позвольте и мне вкратце подвести итог, но сперва одно замечание. Возможно, покажется оно кому-то мелочью, придиркой, «поиском блох», но для меня это – одна из тех «точек» над «i», без которых иные полемики превращались в глазах сторонних наблюдателей в известные прачечные исследования. Грустно было бы покинуть сцену на такой ноте…

Я никогда не позволила бы себе строить какие-либо умозаключения, основываясь на «потерянной» оппонентом букве. Поступать таким образом, значит себя не уважать. Мое возражение на тезис уважаемого Евгения Ихлова о «делении мира на цивилизации», касается не одной потерянной буквы «Ы», а легкомысленному обращению автора с двумя буквами «СЯ». Повторю суть моего возражения: мир не может делитьСЯ на «локальные цивилизации», мир может быть делим на них. Легкое обращение с возвратной формой глаголов – вещь известная, а такие перлы, как «я родилСЯ» так даже твердо вошли в литературу. Но то, что может быть пропущено мимо ушей, глаз и разумения в, на то и изящной, словесности, недопустимо в философском споре. Тем более недопустимо, что – вынуждена в третий раз повторить – уважаемый господин Ихлов начал полемику с призыва четко обходиться с терминами. Так давайте!

Если в быту естественность факта «самостоятельного» появления на свет говорящего – вещь, мало влияющая на тему беседы и ее результаты, то в научных дискуссиях, естественная природа обсуждаемых процессов, из которой автор выводит нужные ему следствия, должна быть сперва доказана. Самостоятельность действия, иллюстрируемая частичкой «СЯ», передает процессу деления мира на «локальные цивилизации» легитимацию естественного процесса, а из нее уже уважаемый оппонент выводит не только естественность существования в XXI веке уродливой колониальной империи, но и права ее на защиту своего уродства. Более того, выводит это уродство из европейской локальной цивилизации, которую, в силу известных ему одному критериев, обвиняет в «материнстве» «цивилизации» российской[1].

«Локальные цивилизации» были предложены как одна из попыток объяснить общность целого ряда факторов, наблюдаемую у различных народов, в различных государствах, на различных континентах. При известном упрощении, «локальные цивилизации» можно было бы охарактеризовать общностью картины мира, но это тема иной уже дискуссии, а нам пора возвращаться к обещанным итогам.

Итак, позвольте подвести черту.

  1. Мы «достучались» до обитателей соседней «камеры» («локальной цивилизации», «иной реальности», «загадочной русской души» и т. д.) Ответный «стук» – за исключением реакции уважаемого Александра Скобова[2], подтвердил ментальную пропасть во взглядах на права человека, гуманизм, либерализм, толерантность и прочие ценности Западной цивилизации между обитателями наших «камер»;
  2. Дискуссия открыла широкой публике всю остроту умалчиваемой до сих пор проблемы и жизненную необходимость вовлечения национальных сил в обсуждение вопросов федерализации нынешней России вообще, и взгляде «русских» на национальные окраины, в частности;
  3. Живость обсуждения и количество комментариев – частью даже аргументированных и оригинальных – не оставила никаких сомнений в том, что оппозиция не в праве более игнорировать затронутые вопросы. Предложение срочно включить в повестку дня приближающегося Вильнюсского Форума дискуссионную платформу (Brainstorming) по обсуждению вопросов федерализации не может теперь быть проигнорировано оппозицией. Эта платформа должна стать постоянной составляющей всех последующих Форумов. Возможно, ввиду организационных особенностей, сегодня поздно уже приглашать в Вильнюс представителей национальной оппозиции российских регионов, но эта ошибка должна быть признана и учтена при организации всех следующих Форумов Свободной России;
  4. На следующие Форумы должны быть приглашены представители национально-демократических сил всех освободившихся от Кремлевского ига народов. В общении с ними, российская оппозиция обретет уникальный шанс взглянуть на прошлое страны с иной перспективы. И уже оттуда, из этой новой перспективы, оценить реальное положение народов, пока еще остающихся под ярмом Москвы;
  5. В конечном документе следует в обязательном порядке: 5.1. объявить о начале деятельности по разработке нового договора о реальной федерации независимых стран, пожелающих в нее вступить и, 5.2. дать официальную – от лица всех участников! – оценку «бутербродных» высказываний А. Навального, горячего желания «лить кровь за Кавказ» М. Ходорковского, «Крымской позиции» «Яблока» и прочих проявлений великодержавного шовинизма. Без дистанцирования от подобной публики, рассеет оппозиция последние сомнения в истинных целях своих устремлений.
  6. Предложение (Хаим Калин) создать интернетовскую платформу для обсуждения вопросов федерализации и будущих границ будущего государства на месте нынешней России, во всяком случае своевременно и заслуживает внимания обеих спорящих сторон. Здесь хочу заметить всем тем, кто, поддерживая мою позицию комментариями, указывал на бесполезность диалога с имперцами: бесполезных диалогов не существует. Сам факт диалога уже исключает попытки силовых решений. Это – первое. Готовность к диалогу свидетельствует о амбигуитетной[3] толерантности сторон, что опять-таки исключает кровопролитие. Это – второе. Третье: такие «эксперты», «либералы» и «демократы», как д.ф.н. И. Чубайс, д.э.н. В. Иноземцев или упомянутые выше М. Ходорковский и А. Навальный, к сожалению, явление распространенное, укоренившееся глубоко в социальном сознании «русских», и иного способа вывести их на чистую воду, как призвать к дискуссии на открытом форуме, не существует.

Все предложенные действия требуют от оппозиции небывалого политического и личного мужества. Но кто сказал, что качества эти не потребуются для уничтожения фундамента, на котором стоит Россия с XIII века, и построения нового государства на принципах цивилизованного мира?

 

Ирина Бирна,                                                                                                                     14.05.2017

[1] Видимо, исходя из этой версии «родства» Россия испокон веков шантажирует «маму», клянча, требуя или попросту воруя всё, что «мама» не успеет запереть в сервант: от искусств, литературы и до научно-технических инноваций.

[2] То, что, стоящий твердо на позициях марксизма, Александр Скобов, оказался единственным, разделяющим либерально-гуманистические взгляды Западной цивилизации, единственным, у кого в сердце «нашелся уголок» для порабощенных Кремлем народов, заслуживает того, чтобы в этом месте снять перед уважаемым Александром шляпу!

[3] Ambiguitätstoleranz – способность любую неоднозначную информацию, как то культурные, религиозные, политические, гендерные различия, которая выглядит неприемлемой, принимать без агрессивности, не переводя в негативное или уничижительное.

О «перепалках», эмоциях и «цивилизациях»

В продолжение дискуссии об «Апрельском тезисе». Ответ Е. Ихлову

 

Уважаемый оппонент в первом ответе вашей покорной слуге, призвал (простите вынужденный повтор) к бережному отношению с терминами. Я согласилась. Могла ли я в тот момент предположить, что пацифизмом моим «устраиваю перепалку»? Равно, как не могла вообразить, что полуторагодичным повторением в разных вариантах одного и того же посыла, вынуждаю моего уважаемого оппонента «решать серьезные проблемы с кондачка». Здесь проявляется некая игривость в обращении со словами, к сожалению, наблюдаемая во многих текстах оппонента: если вопросы «серьезные», да еще такие, «которые через несколько лет политические деятели будут решать политически и юридически», то почему ни уважаемый Евгений Ихлов, ни вообще ни один из пишущих на Каспаров.ру, не подняли их? Почему не отреагировали на первые мои критики результатов Форумов Свободной России? Кто виноват в том, что Евгений Ихлов оказался в «кондачке»? Но это вопросы всё больше тривиальной логики и к теме дискуссии имеют лишь опосредованное отношение. Гораздо серьезнее – традиция. «Modus operandi» ведения дискуссии.

Поверьте мне на слово: нет для меня ничего более близкого и важного, как спокойно обсудить предложенную мною проблему. В этом контексте я даже готова пойти за моим оппонентом в дебри локальных цивилизаций. Но при этом я настаиваю на моем праве знать, куда идем и где цель путешествия. Повторяю: вопрос о том, является ли Россия «локальной цивилизацией» или нет, решен не мной – он решен несравнимо более светлыми умами. Здесь следует отдать дань моей неистребимой тяге к релятивизму и оговориться: решен так, как решены могут быть все, без исключения, философские вопросы – на уровне моментного знания. Другими словами, ни одна из «n» формулировок «локальной цивилизации», составленных разными учеными, разных стран, в разные времена, не выдержала критики современным знанием. Что вовсе не означает «смерти» понятия. Диалектически рассуждая, мы не в праве отрицать появления нового уровня знания, который реинкарнирует «локальные цивилизации» в какой-нибудь новой ипостаси или даже воскресит картину мира в виде мозаики их. Возможно даже, такое время уже настает и «n+1» формулировка, об «автономном социокультурном мире, на которые делится человечество /…/» (кусив мой, иб), предложенная нам Евгением Ихловым, – как раз из этого «нового уровня»? Что ж, я готова обсудить и ее, раз уж тема эта, повторяю, не имеющая непосредственного отношения к проблеме дискуссии, так прикипела к сердцу уважаемого Евгения Ихлова.

С самого начала вынуждена буду указать на то, что человечество не может делиться на мир. Просто потому, что, во-первых, результатом операции деления являются, как минимум два новых состояния, а во-вторых, само по себе человечество вообще ни на что не делится – человечество делят для облегчения синтеза теорий, объясняющих его состояние в ту или иную эпоху, представители этого самого человечества. Но оставим препирания и обратимся к формулировке. Итак, по Е. Ихлову, Россия – мир автономный и социокультурный.

Миров «автономных» нет в современном мире (простите невольную тавтологию). «Миры», «локальные цивилизации», «государства» – суть открытые социально-политические системы, участвующие в обмене энергией (метаболизме) друг с другом. Следовательно, автономным не могло уже быть Московское княжество времен Ивана III. Тогда московские князья начали создавать вокруг Москвы пояс территорий, из которых «выкачивали» необходимую энергию. Через этот процесс, той или иной интенсивности, прошли все развитые страны на разных стадиях своего развития. Но в Европе процесс «приращения» всегда носил временный характер – рано или поздно расползающаяся территория натыкалась на границы естественных возможностей: нехватка ресурсов, непрямое сопротивление социума[1], столкновение с интересами равного или даже более сильного соседа. Ничего подобного не было в истории имперских войн Московии – Российской империи – СССР – РФ: сопротивление они испытывали лишь при попытках расширить круг доноров энергии за счет западных территорий. Это и было – и остается! – тем роковым отличием России от цивилизованного (по Е. Ихлову, в смысле теории «локальных цивилизаций») мира: европейская цивилизация, члены которой рано научились выводить формулы зависимости целесообразности экспансии от принесенных ей жертв, обращали взгляды свои внутрь приобретенных территорий. Логика тех же формул вела к минимизации межплеменных различий, выравниванию социально-экономического уровня территорий, формированию ментальной, культурной и религиозной общности, созданию, в конце процесса, политических наций – т. е. всего того, что в последствии ученые выделили в качестве отличительных критериев сочиненной ими теории «локальных цивилизаций».

Инерция имперского вампиризма, развратная привычка жить за счет ограбления соседей, вела Россию в противоположном направлении. Ценой стало отсутствие общих культурных, религиозных, политических, языковых, социальных устремлений народов, загнанных в тюрьму «Россия». Следовательно, здесь речь может идти лишь о присутствии «социокультурных миров», но никак не «мира». Доказательством – неопровержимым, признанным даже теоретиками российского «величия» и «русского мира» – является отсутствие единой политической нации, населяющей территорию от Камчатки до Калининграда.

Из сказанного следует, что Россия не отвечает ни первому (автономность), ни второму (социокультурная общность) признакам «локальной цивилизации», приведенным уважаемым Евгением Ихловым, следовательно, «локальной цивилизацией» не является.

Что и требовалось доказать.

 

***

 

Тут, думаю, следует от теории переходить к сути спора.

Национализм – непобедим. И это очень хорошо! Это – аксиома.

Но, тем не менее, всем и всяким скептикам и любителям перевирать факты, напомним: без национализма Украина уже давно исчезла бы с лица планеты, за ней последовали бы Польша с Финляндией и все остальные, сегодня свободные и независимые страны, бывшие ранее узниками Москвы. А государство Израиль не возникло бы вообще.

Теперь давайте рассуждать далее. Рассмотрим и сравним по степени кровожадности две модели развития ситуации в России: предложенную вашей покорной слугой (I) и уважаемым оппонентом, Е. Ихловым (II).

  1. I. Суть моей модели в том, что оппозиция «идет в народ», активно ищет контакты с национальными силами регионов – политиками, писателями, интеллигенцией. Под «национальными силами» следует понимать всех, заинтересованных в развитии региона (республики, автономного округа и т. д.) прежде всего в интересах автохтона, тех, кто, во всяком случае, не исключает возможности подписания нового союзного договора. Следуя определению, националистические силы не ограничивают участие в них исключительно национальных кадров. С этими силами оппозиция должна начать разработку принципиально нового союзного договора. На равных – это первейшее и важнейшее условие. Для упрощения дальнейших рассуждений, ограничимся одним частным случаем, скажем, Татарстаном.

Краеугольным камнем консультаций должно стать обсуждение условий, на которых Татарстан готов будет подписать новый союзный договор: политическое устройство будущего союза, гражданские свободы, разделение полномочий между центром и членами союза и т. д. Условия Татарстана, в силу исторического опыта, будут, разумеется, совершенно неприемлемы для московской оппозиции – понятие о равноправии в Москве выглядит несколько иначе, чем в Казани. Но выхода у оппозиции нет, ей придется, шаг за шагом, слово за словом в ходе переговорного процесса, бороться против двух противников – татарских националистов и собственного уршовинизма[2]. Если верить комментаторам наших с Евгением Ихловым и Александром Скобовым статей, сегодня у Татарстана изымается от 80 до 90% заработанных им денег в «федеральный» бюджет. Возможно, это даже справедливо! Возможно, иначе и нельзя! В таком случае эта часть переговорного процесса должна проходить с цифрами, показывающими, как и кем расходуются татарские деньги, и что получает республика взамен. У Москвы ведь есть аргументы: защита; экономические, научно-технические, транспортные, социальные и др. связи; отсутствие границ будущей независимости с внешним миром; мощная российская диаспора и т. д. Переговоры будут долгими и трудными, но результат их лежит всецело в руках оппозиции, политического таланта ее вождей. Если им удастся подавить российский уршовинизм и признать в народе Татарстана равного партнера – наградой будет новый союзный договор и голоса татарских избирателей; если переговоры не принесут желанного результата, оппозиции следует задуматься над вопросом «Почему?»

Переговоры, повторю, следует проводить со всеми регионами, не исключая Москвы. Евгений Ихлов прав безусловно: манкировать мнением 8% избирателей неразумно. Москвичам следует разъяснить, что альтернативой новому устройству государства является продолжение кровопролития с неизвестным числом участников и, следовательно, неопределенным исходом.

Мое предложение, согласна, совершенно и окончательно фантастическое и чуждое самой природе России, но достаточно хорошо, в деталях, разработанное на Западе. За опытом далеко ходить не надо: Германия вот уже более полутора веков живет по принципам свободного союза (Бунда) независимых стран и городов-государств. Сегодня весь Бунд несут на своих финансовых плечах три страны: Хессен, Баден Вюртемберг и Бавария[3]. И, тем не менее, никто из них не стремится к независимости за рамками Бунда. Очевидно, финансовые неудобства с лихвой компенсируются выгодой совместного проживания. Вот свежая новость по теме дискуссии. Позавчера, восьмого мая, закончились двухгодичные переговоры между Бундом и Берлином о величине бюджета последнего. В результате переговоров Берлин, начиная со следующего года, будет получать на €50 млн. больше. Это при том, что Берлин и так уже самый крупный и безнадежный реципиент. Но правительству столицы удалось убедить и Бунд, и трех доноров в необходимости увеличения бюджета столицы. Российской оппозиции здесь важно понять принцип: Берлин не послал войска в Баварию, не залил ее кровью, не приказал отдать ему деньги.., нет, он два года терпеливо и смиренно вел тягучие переговоры, доказывал, аргументировал, уговаривал… доноры и остальные реципиенты возражали, дули губы, грозили судом… Это тяжело и долго, но так работает демократия Запада.

Для российского «демократа» – это «говорильня» и «потеря времени» – «взять и поделить» – быстрее и эффективнее.

  1. II. В отличие от моих фантазий и надежд, предложение уважаемого Евгения Ихлова реально. История России, хотя не знала и пяти секунд демократии, дважды уже пережила попытки власти артикулировать слово. Чем закончились они, мы знаем: как только обитатели тюрьмы «Россия» слышали из уст администрации букву «Д», они не ждали продолжения, но, подобрав полы, рвали за приоткрывшиеся ворота. Что потом началось, тоже знает каждый: моря крови, миллионы жизней, сожженные города и деревни… И всё только ради «демократизации», ради того, чтобы сверху, из Москвы объяснить народам, что такое «демократия». Евгению Ихлову, историку и мудрому человеку, думаю, не надо напоминать, что всё кровопролитие – всё без исключения – проходило при участии Москвы, по ее указке, под ее руководством. И не надо валить на большевиков или нынешних клептопатриотов: войну против Независимой Украины в марте 1917 г. начало демократическое донельзя Временное правительство, – большевики ее просто продолжили; Вильнюс и Тбилиси «демократизировал» апостол «демократии» Горби, а «приднестровье», Карабах и Первая Чеченская – дело рук еще одного «демократа» – Ельцина, подхваченное из ослабевших рук и творчески развитое Путиным.

Ни одно кровопролитие, ни один конфликт не начался по инициативе националистов – вся кровь проливалась «русскими» по сценариям Кремля. Еще не было принято ни одного закона, ни одного административного акта в новых государствах, а в «русской» диаспоре уже знали, что местные «фашисты» идут их убивать и вспарывать животы младенцам; молодые администрации только-только осматривались в новых условиях, а у «русских» уже было оружие и стрелки-гиркины «консультировали» спортивного вида ребят, акающих не по-здешнему.

Апокалипсические картины, рисуемые уважаемым Евгением Ихловым, не плод его фантазий – он описывает реальность третьей «демократизации сверху» – «распада», «демонтажа» или (по А. Скобову) «переучреждения» империи.

Это напоминание всем, кто посмеет выглянуть за ворота тюрьмы.

И в этом смысле к словам его следует прислушаться.

Оппозиции – в первую очередь.

 

Ирина Бирна,                                                                                                                            10.05.2017

[1] Ни одна из стран Западной системы ценностей, ни в одну эпоху не могла себе позволить вести войну при людских потерях 1:6…10.., как это повелось в России. Рано или поздно напряжения внутри страны вынуждали администрацию прекратить становящейся бессмысленной агрессию.

[2] Ур – от нем. Ur-, – приставка, обозначающее нечто очень древнее, первозданное.

[3] Еще недавно стран-доноров было 4, но с 2012 г. Свободный город Хамбург перешел в реципиенты.

Апрельский тезис 2.1

В продолжение дискуссии. Ответ А. Скобову и Е. Ихлову

 

«/…/ Дрались мы, – это к лучшему:

Узнал, кто ядовит»

В. Высоцкий, «Гербарий», 1976

 

В силу неоткрытого еще закона аберрации лучей реальности, вызванной преломлениями на поверхностях политических платформ, экономических интересов и социального консенсуса, общество последним узнает о смертельном диагнозе, вынесенным ему временем. Иными словами, ситуация, складывающаяся внутри системы произвольной природы и сложности, выглядит различно для наблюдателей внутри и снаружи системы. Даже если последние, по мнению первых, наблюдают процессы «из подвала». Одним из частных случаев приведенного закона есть всемирно известное: «Последним об измене жены узнает муж».

Думаю, дискуссия, развернувшаяся вокруг двух статей вашей покорной слуги и ответов на них А. Скобова и Е. Ихлова – более чем наглядное подтверждение «Закона аберрации»: спровоцированная реакция посетителей Каспаров.ру и aillarionov.livejournal.com, свидетельствует о том, что «изнутри» проблема видится несколько иначе, чем «снаружи». Скромная моя задача – обратить, наконец, внимание наблюдающих политическую жизнь России «изнутри», на процессы, отчетливо видные «снаружи» – выполнена. Теперь остается надеяться, что обсуждаемая тема покинет эмоциональные рамки комментариев, и переместится на первые полосы Каспаров.ру, aillarionov.livejournal.com и, возможно, иных порталов. Игнорирование более чем 200 оригинальных комментариев и нескольких сотен комментариев к комментариям, вряд ли будет мудрым решением оппозиционных[1] политиков. Гораздо более отвечающим политической реальности будет приглашение в Вильнюс представителей Правительства Республики Ичкерия в изгнании, украинских парламентариев, белорусских правозащитников, грузинских политиков команды Саакашвили, оппозиционеров Татарстана и других регионов России – «москвичам» следует как можно чаще слушать мнение бывших и нынешних «младших братьев» – это именно тот случай, когда невозможно «переборщить». Лишь постоянно сверяя и юстируя «социально-политическую оптику» вместе с «внешними» наблюдателями – бывшими жертвами – «системы Россия», можно разработать и разумные методы ее демонтажа.

Я говорю «демонтажа», потому что, что бы не предприняла будущая оппозиция, придя к власти, результатом будет обязательно и непременно демонтаж известной нам, восьми вековой ипостаси России. Какой будет будущая «Россия», каких внешних очертаний и внутреннего смысла, сегодня не знает никто. Никто даже вообразить не может.

И вот об этом – о фундаменте будущей «России» следует начинать дискуссию. Лучше, разумеется, было ее начать «вчера» – возможно, нам удалось бы избежать войн против Грузии и Украины. Но и сегодня еще не поздно.

 

***

 

Сложность стоящей перед нами теоретической проблемы в ее, выражаясь математически, статической неопределенности. Вопрос «Что есть Россия?» кочует от комментатора к комментатору, и никакие исторические параллели, никакие социально-политические сравнения, которыми, как обычно изобилует текст уважаемого Евгения Ихлова, не ведут нас к выходу из лабиринта. И здесь, в этом коренном вопросе, разбивается в пух призыв автора к прецизионному обращению с терминами. Россия, вопреки искреннему желанию Евгения, никак не хочет скукоживаться до уровня «локальной цивилизации». И уж вовсе синтетически звучит утверждение автора о «дочерних» ее отношениях к «материнской» европейской цивилизации. Россия ни в одной из своих ипостасей (правильнее было бы сказать – «внешних форм» – потому что внутренне их наполнение неизменно с XIII века) не отвечает ни одному из многочисленных критериев различных определений «локальной цивилизации». Даже тому из них, что вымучил теоретик славянофильства Н. Я. Данилевский специально для того, чтобы приклеить, наконец, эту гигантскую территорию хоть к какой-нибудь «цивилизации»[2].

Еще меньшую долю критики способен вынести тезис Евгения об отличии империи российского образца от европейских. В том, на что указывает нам автор, а именно – что западные империи «формировались из заведомо цивилизационно чуждых „заморских“ владений» верно лишь слово «заморских». Иначе следует признать, что народы Чукотки, Хакасии или даже Татарского Княжества принадлежали к одной, московской, цивилизации. Отличие в архитектуре империй, отличие роковое, отличие смертельное для России – именно в слове «заморских». Западным империям для того, чтобы стать таковыми, следовало развивать новейшие технологии – прежде всего – флот, совершенствовать искусство мореходства; затем, став империей, т.е. обзаведясь хлопотным заморским хозяйством, империи были вынуждены совершенствоваться в способах доставки добытого и произведенного заморского продукта, развивать сложные государственные институты, развивать военные технологии и вооружение для того, что бы «малой кровью», имея крайне ограниченные по численности колониальные гарнизоны, быть в состоянии защитить заморские территории. Параллельно с развитием промышленности неминуемо развивалась демократия метрополий. И идеи ее постепенно проникали в колониальную периферию[3]. Результатом этого процесса было, наравне с первоклассной инфраструктурой колоний, воспитание вполне европейской колониальной элиты, бюрократии и национальной интеллигенции. Ничего этого мы не находим в России. Сами географические условия способствовали грабежу «новоприобретенных» территорий в «чистом» виде. «Дешевизна» рабочей силы, полное презрение к жизни раба, довершала дело. Подвода, на которой вывозили веками награбленное, была необходимым и достаточным уровнем научно-технического развития.

Ситуация ни на йоту не улучшилась до сих пор.

Более того – значительно, взрывоопасно, ухудшилась.

Недавно я отправила в журнал «Мосты» статью «ЕС как открытая социально-политическая система». Здесь я попыталась проследить процесс энергообмена между частями системы и системой и окружающей средой. В рамках настоящей беседы с Евгением, опираясь на приведенные в статье выкладки, берусь утверждать, что Россия, как и всякая открытая социально-политическая система, не может существовать вне общей системы метаболизма. Но внешняя энергия не приходит одна – с нею – вынужденно и непроизвольно – приходит и философия, ее создавшая. Другими словами, джинсы, как читатели солидного возраста помнят, это не кусок голубой ткани для прикрытия ног и седалища, но и «пропаганда американского образа жизни». Начиная с последней декады прошлого века, человечество вступило в новую эру своего развития: эру глобализации. Не вдаваясь сейчас в подробности (я готовлю большую статью для «Мостов» по этой теме), укажу здесь, что «электронные, виртуальные, джинсы» западной локальной цивилизации маршируют земным шаром, презирая границы, запреты, рогатки. Мы можем возмущаться, горевать и плакать по «старым, добрым временам», но вернуть их уже невозможно. Мы находимся на пути создания глобальной – земной – цивилизации. Цена процесса – постепенное исчезновение локальных «сестер».

Судьба России, за 8 веков непрерывных войн и конфликтов, так и не создавшей даже зародыша цивилизации с присущим ей единством языковых, культурно-религиозных, политико-экономических менталитетов, решена и подписана. Ее внешние агрессивные реакции – неопровержимое доказательство нарастания внутренних, неразрешимых в имперских традициях, противоречий. Распад ее – вопрос времени, а не политической воли. С этим, в конце концов, если отбросить витиеватость распространения страха, вынуждены согласиться и оба моих оппонента (ср.: «/…/ процессы трансформации России из империи в иную форму самоорганизации должны быть очень осторожными и тщательно продуманными» – Е. Ихлов; и «/…/ Россия вне всякого сомнения должна быть полностью „переучреждена“» – А. Скобов).

 

Задача оппозиции, исходя из изложенного, – «подстелить солому» там, куда будут падать обломки «трансформированной» или «переучрежденной» империи.

 

Ирина Бирна,                                                                                                                     07.05.2017

[1] Считаю возможным снять традиционные мои кавычки в надежде на то, что открытая дискуссия по архиважному, фундаментальному вопросу российского настоящего и будущего, откроет, наконец, «лица» политических партий, протестных движений и отдельных граждан.

[2] Интересно нам сегодня читать о том, что теорию свою Данилевский развил для того, чтобы «узаконить», обосновать постепенную замену (поглощение?, аннексию? – иб) «стареющей» европейской цивилизации, «молодой» славянской (1869). И вот прошло почти ровно 150 лет! – Европа все «стареет» и «стареет», а Россия пытается выжить очередным политическим выкидышем – «русским миром».

[3] Интересный анализ проникновения, «контаминирования» «чистой» колониальной философии идеями европейского просвещения любопытные найдут здесь: Benedict Anderson, «Imagined Communities, Reflections on the Origin and Spread of Nationalism», Verso, 1983. Насколько я знаю, существует и русский перевод книги.

Реставраторы

Из писем Володе. Письмо семнадцатое

 

«Quintili Vare, legiones redde!»[1]

 

Вовуля!

Праздничек грядет!

«Со слезами на глазах», водкой в черепной полости и колорадской ленточкой вокруг души. А, как писали лучшие перья эпохи Застоя: «праздник – всегда повод подумать…» Глагол «думать», Вова, требует к себе трепетного, уважительного отношения (чуть, дура, не написала «вдумчивого»). Не зря же в одесском отточенном и выверенном практикой свободного общения языке, глагол этот никогда не употребляется всуе, но всегда в связке: «подумай мозгами» или «подумай головой». А почему? Вот Твен, например, Марк, советовал судить о процессе по результату[2]. Исходя из этой философской максимы, по быстренькому приходим к выводу, что Йося Кобзон, например, думает даже не перхотью, он думает париком. А Дугин – наоборот – «философ» – оно и объяснимо: у него волос больше, чем у Йоси, не петь же ему, в самом деле! Но не за них речь, они – иллюстрация того, что не всякий зуд в корнях волос или на лысине следует принимать за процесс мышления. Даже за процесс мЫшления (© Горби) не стоит.

Мы, Вова, все – ну, то есть, как есть – все: и ты, и я, и мы с тобой, и лавровый внук Гёббельса Риббентропыча, и Песок, и вся «оппозиция», «демократия» и даже Навальный с Ж.., ну, все, ну хоть тот же говорящий парик возьми – так и он – тоже! – все мы относимся к одному выводку – хомо советикус. Все мы ими рождены, все мы от них произошли, а вот поди ж ты – одни понимают, а другие всё, понимаешь, норовят… То есть, невооруженным глазом (это, Вова, не через прицел, это форма речи такая, типа «без очков») видно, что мы разные получились. Я бы разделила на хомо советикус классикус (типа «тип 1») и хомо советикус критикус («тип 2»). Была бы в России медицина, можно было бы задачу поставить: найти корни резистентного состояния головного мозга некоторых представителей советского (ныне – российского) народа; определить и локализовать очаги сопротивляемости внешней информации, центры отторжения объективного восприятия окружающей реальности головным мозгом (или его придатками) с целью разработки эффективной терапии.

Ведь ясно же, что, несмотря на принятые меры, вложенные средства и энергию поколений, приходится даже сегодня, в двадцать, Вова, первом веке, признать существование особей «второго типа».

 

Я, Вова, тут вынуждена перейти на личности. И рассказать, как это у меня началось.

На одном из первых уроков, может, даже, на самом первом, нам, первоклашкам, наша Алла Павловна (так звали нашу «Маривану») рассказала нам о «подвиге Александра Матросова». Картина страшного боя, фашистский пулемет, высотка, которую «любой ценой»… – я сидела и завороженно слушала. До тех пор, пока бесстрашный Александр не бросился грудью на изрыгающий смертоносный свинец ствол пулемета. Возможно, это моя врожденная впечатлительность, возможно – сердобольная душа, а, может, и девственность интеллекта, но я поверила во всю эту чепуху и стало мне до слез жалко бедного Сашу, в расцвете сил… ну, ты знаешь. И начала я рассуждать, а не было ли иной какой возможности? И ничего тогда не придумала. Но пришла к странной, несуразной и логично не выводимой из того моего состояния мысли. Ведь что произошло – навалился боец грудью на пулемет… Ну и что? Неужели там, в ДОТе той, не было какой-нибудь палки, чтобы его отпихнуть? Да тот же пулемет – разве нельзя его было в качестве палки использовать? Сперва задвинуть, а потом выдвинуть? И трупик эдак чуть-чуть, в сторону… Или выдвинуть слева (справа) от покойничка? Сашу жалко – что да, то – да, но истина дороже! Наивно? Нет. Наивно было эти вопросы Алле Павловне задать…

Шли годы, а мысли о «подвиге» не выходили у меня из головы. Не то, чтобы они меня каждый день донимали, но раз эдак в год, всплывали. Постепенно я стала рассуждать так. Хорошо, отважный Александр нашел возможность подползти к ДОТе на расстояние прыжка… кстати, сколько это? Вопрос не праздный – зима, снег, солдат в шинели, с трехлинейкой, сумкой с патронами, обвешанный гранатами, изморенный долгим боем и поганой кормежкой… как далеко он может прыгнуть? Без разбега? Из положения «лежа»? Не жаба, все-таки, – православный… Метр? Вряд ли дальше… Следовательно, советскому «герою» удалось подползти незамеченным на расстояние вытянутой руки к вражескому логову. И не только подползти, но и затаиться! Вот, предположим здесь, наш «Александр» умеет думать. В каком порядке в его голову должны приходить мысли:

  1. вернуться назад и показать товарищам дорогу к ДОТе;
  2. чуть приподняться и бросить в амбразуру гранату;
  3. приподняться чуть выше и выстрелить в амбразуру (не попаду в стрелка, попаду в пулемет!);
  4. продолжить движение и напасть на ДОТу с тыла (там же дверь должна быть где-то!);
  5. подождать минуту-другую – когда-нибудь же у них патроны кончатся, пулемет надо будет перезарядить – и тогда… (см. выше, п.п. 2 и 3);
  6. плюнуть в усатую рожу Сталина и на подол мачехе-родине, мол, без меня разберутся;
  7. вспомнить «старуху мать», «березку у крыльца» – короче, жизнь у Саши была к тому времени не очень длинная, но воспоминаний перед смертью часа на два… два с половиной в ней было, а там и «кибальчиши» бы подошли;
  8. стоп! «Такие вещи с кондачка не решаются! Нам надо с товарищами посоветоваться… Так что зайдите на недельке…»

  1. броситься грудью…

Ты следишь, да? – мысли могут прийти в голову человеку, умеющему думать – это мы выше, на примере Кобзона и Дугина доказали, – а думающий человек никогда в жизни не станет в первую очередь думать о самоубийстве. О самоубийстве он будет думать в самую последнюю очередь. Здесь сомнительно даже, будет ли он в этот момент вообще думать…

Подобные модели я выстраивала до тех пор, пока не задумалась: а на какой предмет и кому нужна ДОТ, к которой можно подкрасться? Насколько «Д» будет эта «ОТ», если ее амбразуру может закрыть любой праздношатающийся искатель «геройской» славы? Продуктом «мыслей» какого конструктора может быть подобная ДОТ? Кто чертежи подписал и средства выделил? Короче, Вова, путем простейших логических выкладок, годам где-то к пятнадцати, я пришла к выводу, что «геройский» поступок «Матросова» – симбиоз бездарного, пренебрежительного сочинительства советской пропаганды и девственности мыслительного процесса целевой группы. Феномен, от которого выигрывают оба партнера, заметим. В последствии вся бездонность лжи получила документальное подтверждение.[3]

 

«Матросов» сегодня, наравне с «молодой гвардией», «панфиловцами» и Зоей, стал хрестоматийным примером бездарности паразитирующих на всеядности социума («тип 1») пропагандистов. Я же, в преддверии праздника, хотела бы обратить твое внимание на кучкование носителей менталитета «типа 1» в виде «реставраторов». Слышал может – они на днях «Райхстаг взяли»?.. Да-да, Вованя: «райхстаг-таки-наш» обратно, ага. Можно спать спокойно.

Сразу, чтоб меня комментаторы в покое оставили: да, движение «реставраторов» популярно и здесь, на Западе. Что да, то – да. Но есть две большие разницы (и много маленьких). Здешние реставраторы поглядят «в Наполеоны», и возвращаются с «Ватерлоо» в свои конторы, институты и на стройки до следующей «Битвы под Ляйпцигом» или «Высадки в Нормандии». Российские же – едут реставрировать Черногорию, Сербию, Косово, Донбасс, Грузию, Сирию… А во-вторых, Вова, разница в масштабе: история российская полна через край событиями, остро нуждающимися в «реставрации». Тут даже думать и искать долго не надо: как только слышишь слова «разгром», «победа», «окружение», «славные…», «героизм…», «супостаты» – так и знай – наваляли «супостаты» православным «чудо богатырям» и, стало быть, срочно надо «реставрировать».

Я тебе очень, Вовка, рекомендую на Курскую битву внимание обратить. Это один из последних первородных уголков дремучего леса российской пропаганды, куда редко ступал ногой здравый смысл. «Курскую битву» мы всё еще «выиграли», немцев «отбросили», ход войны «переломили».

Напомню кратко. Выступ фронта, вошедший в историю как «Курская дуга», всем видом своим приглашал сжать его массированными ударами танковых клиньев, окружить окопавшуюся там группировку противника и разгромить ее. Хитлер так воевал всегда и Сталин и его генералы очень на него полагались и в этот раз. И он не подвел. Не смотря на очевидность ловушки, данные аэроразведки, информацию перебежчиков о том, что красная армия знает о плане «Цитадель»[4] и превращает выступ в неприступную крепость, несмотря на сопротивление генералов, Хитлер принимает решение атаковать. Для этой цели перебрасывает лучшие танковые части с разных фронтов[5], создает мощную группировку и атакует… атакует… атакует… Наконец, обессилев, прекращает атаки, снимает танковые дивизии и отправляет их в тыл на доформирование и отдых (одна из них была направлена в Тироль, где, отдыхая, разоружала итальянскую армию[6]). Фронт, разумеется, «выравнивают».

Итоги. Красной армии удалось создать глубокоэшелонированную оборонную структуру на этом клочке фронта: траншеи, блиндажи, ДОТи, вкопанные Т-34, артиллерия, артиллерия, артиллерия[7]. Атакуя беспрерывно эту вгрызшуюся в землю армаду, немцы потеряли 30043 человека погибшими и 119109 раненными. Потери красной армии, отсиживающейся в окопах и блиндажах, составили 141941 погибших и почти миллион (!) – 991472 раненных[8]. Хитлер вынужден был прекратить наступление, потому что не мог себе позволить «роскоши» воевать, когда каждый его солдат уносил с собою в могилу «всего» 4,73 советского. А «гений» Жукова, в этот раз «мудро» заваливший трупами Курскую дугу, иначе воевать тоже не мог. Потом маршал «победы» продемонстрировал эту же тактику на Зееловых Высотах под Берлином и, особенно ярко, в самом Берлине.

Так что, Вова, Стрелкову, Шойгу и прочим «сынам Жукова» еще реставрировать и реставрировать, как медным котелкам!

С чем вас всех и поздравляю!

 

  1. PS. Войну на бумаге и по радио выиграть легко. А вот кто вернет миллионы тех, от кого бабы уже и нарожать не смогли? Вот ведь вопрос, который следовало бы в России реставрировать.

 

«— Нас приласкают вороны,

Выпьют глаза из голов! —

Молча поют легионы

Тихие песни без слов.»

«Песня легионеров»,

Роальд Мандельштам

 

Ирина Бирна                                                                                                                             06.05.2017

[1] «Квинтилий Вар, верни мне легионы!», Октавиан Август об итогах «Битвы Варуса». Как видим, обычай заботиться о рабах в военной форме, имеет на Западе более чем 2000-летние корни. В России его нет до сих пор.

[2] Не помню дословно, но смысл таков: если спросить женщину, чем она чинила карандаш, она ответит – ножом; если же судить по карандашу (результат), то становится ясно, что она это сделала зубами (процесс).

[3] В. Батшев, «Власов», Литературный Европеец, Франкфурт (Майн), в 4-х тт., 2001 – почитай, Вова, книжка хорошая, не пожалеешь.

[4] Агент ГРУ Шандор Радо уже 01.04.43 передал первую информацию о плане, «Das Buch Hitler», Bastei Lübbe, 2007

[5] Танковые армии Моделя и Хота получили по приказу фюрера все танки, выпущенные Германией в мае-июне. Количество танков с обоих сторон: 2700 немецких, 3300 советских. (там же)

[6] Дивизия SS «Адольф Хитлер» переброшена в район Иннсбрука 25.07.43, в день, когда фюреру стало известно о перевороте в Италии и пленении дуче. Боевые действия на Курской дуге продолжались еще более месяца – до 31.08.43 (там же).

[7] Во внеэмоциональной арифметике войны это выглядит так. Красная армия, сидя уютно в обороне, имела в 2,45 раза больше солдат и офицеров; в 2,66 раза больше самолетов, в 4,24 раза больше пушек. И потеряла в 4,73 раза больше солдат, в 6,06 раз больше танков и в 12,33 раза – самолетов, чем наступающие немцы (цифры из нем. и англ. версий Википедии).

[8] «Das Buch Hitler»

Апрельский тезис 2.0

Во введении в первую статью я эмоционально-несдержанно пообещала «продолжать стучать в стену российской камеры, в надежде услышать оттуда хотя бы шорох». Эмоциональная моя вспышка была вознаграждена поразительно скоро и на уровне, до которого я, в самых безумных мечтах, доходить не смела: уже на следующий день «Тезис…» был воспроизведен на блоге Андрея Илларионова и вызвал там не «шорох» даже, но настоящий грохот десятков «конгас», сопровождающих традиционную имперскую пляску во славу «святости границ» и «счастья» заточенных народов. Манкировать реакциями подобного уровня не может позволить себе ни один автор. Поэтому я попытаюсь сегодня – в который уже раз – объяснить мою позицию.

 

Весной 2014 года фрау Меркель выразила свои впечатления от телефонной беседы с Путиным цитатой М. Булгакова (экранизация Л. Гайдая): «Herr Putin hat den Kontakt mit der Realität verloren, er lebt in einer anderen Welt»[1]. Ощущение иного мира, иной реальности – самое точное описание впечатления, произведенного на меня комментариями посетителей блога уважаемого Андрея Илларионова. В том мире россияне – не имперцы, они – «демократы», точно так же, как раньше были «интернационалистами», еще раньше – «православными». Они ведь не притесняют народы федеральной тюрьмы, они – наоборот даже! Они заботятся о народах, они берут близко к сердцу судьбы их, они точно знают, что ждет тот или иной народ, если он отважится заявить о своих правах. Почитайте комментарии! Они стоят того. Отрезвляют…

…Если Татарстан отделится, там будет халифат!.. …Кто может себе вообразить «независимую» Удмуртию или Ханты-Мансийскую республику?!.. …В N-ском автономном округе власть захватят уголовники!.. …так дойдет до войны в каждой отдельно взятой деревне…

Это – и многое другое! – говорят люди, построившие в своей стране «демократию чистой воды», у власти в которой – честнейшие, кристальной души «политики», история свобод которой насчитывает столетия!

Как объяснить «русским» россиянам, что это не я «обзываю» их имперцами, а они сами своими комментариями, выдают себя с головой? Как втолковать, что – в первую и главную голову, – не их ума дело, какую политическую модель выберут те, кто решит избавиться от их «опеки» и «заботы»? А дело их – не мешать и не препятствовать отважному. Как объяснить им, что это не их земля? Не их «братья»? Не их обычаи и нравы? Что они, стало быть, никакого права не имеют решать судьбу этих народов! Как напомнить им, что те же «опасения» – слово в слово! – предки их бросали вдогонку уходящим в 1918-м Польше, Финляндии и странам Балтии? А сами они цитировали предков в 1991-м? Как открыть им глаза на то, что все «братья» худо-бедно живут, некоторые даже так успешно, что российская «демократия» вынуждена вести против них войны, аннексировать их территории, вживлять в их политические тела «народные республики», терроризировать население «стрелками», «бесами», пропагандой и «православными» попами? Как долго еще народ моей Украины должен просить Россию и ее «демократов» об одном: бросить его, наконец, на произвол «злой» судьбы, предоставить «неправильному» историческому выбору, позволить «пропасть» в европейской реальности. Прекратите развязанную против нас войну, выведите войска и террористов, а мы уж как-нибудь разберемся с нашим будущим.

Ужас и безнадега российского сегодня не в том, что в Кремле сидят клептоманиакальные военные преступники! – ужас и безнадега в том, что смены им не предвидится! Ужас и безнадега в том, что ни «оппозиция», ни «демократия», ни «протестные движения» не желают видеть того, что военные преступления режима имеют одну цель: остановить время, не дать развиться национальному самосознанию порабощенных народов, вернуть России ее имперские рубежи или даже расширить их. Цели эти разумны для империи, они для нее естественны. И поэтому на спинномозговом уровне разделяются «русским» народом. Именно поэтому нет в России широкой народной оппозиции, именно поэтому смотрит народ на воровство властей сквозь пальцы. «Оппозиционеры», «борцы с коррупцией», «демократы», как неотъемлемая и органичная часть «русского» социума, стоят на одной с режимом имперской почве и, следовательно, не в состоянии увидеть того, что коррупция, воровство, организованная преступность, пренебрежение к человеческой жизни – поросль этой почвы, а не патология отдельных личностей, и бороться надо не с ними, а с причиной.

В моей оценке действий «оппозиции» я исхожу из простых и неоспоримых фактов:

– В России нет ни одного народа, добровольно заключившего с нею союз или каким-либо иным способом добровольно присоединившегося к ней;

– Некоторые колониальные войны длились веками: против Чукотки (150 лет), против Чечни (более 500 – начата при Иване IV «грозном», не закончена до сих пор), против хакасов, марийцев, бурят… Фактически война на территории современной России не прекращается с XIII века. В результате огромное число народов физически стерто с лица земли, некоторым удалось выжить и сохранить себя в других государствах, иные исчезли, вынужденно ассимилировавшись в «русский» народ;

– Во многовековой истории России дважды возникали ситуации, когда становилось возможным покинуть тюрьму народов, и не было в обоих случаях ни одной нации, не воспользовавшейся предоставленной возможностью;

– Россия в первом случае (1918-22 и 39-45) ценой развязанных ею войн, вернула непокорные нации в имперские границы; во втором (с 1991-го и до сих пор) находится, по сути, в состоянии гибридной войны со всеми независимыми и признанными миром странами – от Эстонии до Киргизии;

– Пресекая попытки чеченского народа воспользоваться декларируемым Конституцией РФ правом на самоопределение, Россия пошла на беспрецедентные преступления – как против восставшего чеченского народа, так и против жителей других городов страны;

– Ни Российской империи, ни СССР, ни Российской «федерации» так и не удалось создать единой политической нации из заключенных народов.

Как известно, «оппозиция» ни разу не обговаривала форм будущей федерации, прав субъектов ее, равно как и более узкого круга вопросов, о тактике переговоров с субъектами будущей федерации, например, или месте и роли Москвы в ней, – ни на двух состоявшихся уже Форумах, ни в предлагаемых уважаемым Андреем Пионтковским тезисах к Третьему. Отсюда следует заключить, что «оппозиция» в своем планировании исходит из богоданности нынешнего политического устройства России, и единственной помехой процветанию страны и благоденствию населяющих ее народов видит не карательные гарнизоны во всех городах и весях огромной тюрьмы, не тюремную администрацию, называемую «властной вертикалью», а лишь кучку лубянских клептоманов с их офшорными виолончелистами. Или, несколько более жестко, но реалистично формулируя:

«Оппозиция» не считает нынешние субъекты «федерации» достойными того, чтобы на них следовало бы тратить время и энергию дискуссий.

«Оппозиция» уверена в том, что субъекты безропотно примут разработанную ею модель их будущей реальности.

И тут у меня к «оппозиции» один вопрос:

В чем главное, принципиальное отличие нынешнего режима от предлагаемой вами перспективы?

Россия живет, как до сих пор жила, лишь за счет разграбления природных ресурсов, принадлежащих порабощенным народам. За счет чего собирается жить и проводить реформы, «демократизировать» страну, «оппозиция»? Дайте ваш вариант ответа. Мой я уже неоднократно формулировала:

Без проведения переговоров со всеми субъектами нынешней «федерации», без составления нового федерального договора, основанного на равноправии всех субъектов, без сокращения будущей федерации до пределов свободно вошедших в нее народов и территорий, без разработки принципов добрососедских отношений со всеми, кто от будущей федерации откажется – без этих первостепенных мер любая власть, какой бы архидемократической и суперлиберальной она себя ни считала, вынуждена будет проводить прежнюю, веками неизменную политику внутреннего террора и внешней агрессии, подавления прав человека и основных его свобод, содержать для этих целей совершенно непомерную армию, раздутые тайную и явную полиции, национальную гвардию, бюрократическую, уголовную «вертикаль власти».

 

  1. PS. Я бесконечно благодарна Андрею Илларионову за перепечатку моей статьи и катализ тем самым бурной реакции «брожения мозгов» – 105 комментариев, плюс 33 на Каспаров.ру, плюс десятки оценок, мнений и поправок ко многим из них, – ни одна из моих публикаций не вызывала подобного эффекта. И это не смотря на то, повторяю, что она не содержит ничего нового в сравнении с тем, о чем я пишу с момента нападения России на мою родину. Видимо, время пришло, и в толще спрессованного имперской кирзовой пятой российского социума растет давление национальных сознаний. Горе ждет всех, если оно будет расти неконтролировано.

 

Ирина Бирна,                                                                                                                            04.05.17

[1] «Когда вы говорите, /…/ такое впечатление, что вы бредите» (нем.)