VOZ МОСКОВЩИНЫ


Краткая прогулка под руку с философом

IV

ОППОЗИЦИЯ

«У вас потрясающая профессия: вы занимаетесь тем, чего нет»

к/ф Гараж, 1979, реж. Эльдар Рязанов

Эта глава потребует небольшого предисловия. Обосновано оно тем, что оппозиция на московии находится в состоянии некоего первородного хаоса, и иного состояния не знает с самого момента возникновения феномена — с начала третьей декады XIX века. Само понятие оппозиция здесь не определено и, как неизбежное следствие, не определены критерии принятия членов в эту ложу, что дает право называть себя оппозиционером всякому, выступившему против власти в любом ее проявлении: помочившемуся в парке на глазах гуляющей публики, нахамившему в трамвае старушке-кондуктору или вот крепостной безликой певичке, на коленях выклянчивающей у власти звание иноагента. Но если московитские игры в оппозицию до 2014 имели характер региональной забавы, которую соседи наблюдали с некоторым любопытством, как наблюдают в зверинце странности поведения отдельных особей, не присущие виду в целом, то после открытого нападения на Украину ситуация изменилась кардинально, и оппозиция, для наблюдателей по эту сторону клетки, превратилась, volens nolens, в единственную внутримосковитскую силу, с которой связаны нынче надежды на реформацию системы и прекращение войны. Серьезное, согласитесь, основание для того, чтобы пристальнее вглядеться в то, что называет себя оппозицией. Но есть и еще одна причина, и причина куда более серьезная. Оказалось, что и в Украине нет консенсуса в том, что есть оппозиция на московии. Вот два наисвежайших примера.

Айдер Муждабаев – самый бескомпромиссный, настойчивый и последовательный в деле разоблачения московитских оппозиционеров, публицист — единственным реальным оппозиционером видит Игоря Эйдмана — «действительно порядочного человека, который выступает не просто против режима, но прежде всего за Украину и Крым»[1].

Волонтерская инициатива Як не стати овочем и платформа Аналізуй проанализировали высказывания почти сотни «видных россиян, которые позиционируют себя как оппозиция Путину»[2] (курсив мой, иб). Критерием отбора и здесь были высказывания об Украине и Крыме. Победил Андрей Пионтковский.

Я не имею ничего против этих достойных мужей, более того, слежу многие годы за их публикациями и выступлениями, и могу подтвердить: да, это действительно порядочные люди! Но вот вопрос: Несогласие с действиями своего государства, действиями откровенно преступными и осужденными всем миром, является ли подобное несогласие оппозицией самому государству?

Неопределенность критериев московитского оппозиционерства ведет к тому, что на украинских новостных порталах появляются, ряженные в рубища оппозиционеров, не только утробно прокремлевские шендеровичи, шлосберги, кохи, гудковы, латынины, пастуховы и прочие кацы, но и откровенные имперцы – иноземцевы, ходорковские, невзлины и иже с ними. А это уже таит в себе колоссальную опасность для страны, сражающейся против империи абсолютного зла.

Вот почему нам жизненно необходимо определиться с тем, что есть оппозиция на московии.

Итак, начнем…

***

«[…] ist jede Gesellschaft […] eine Verkörperung des objektiven Geistes: In ihren Institutionen, in ihren sozialen Praktiken und Routinen hat sich niedergeschlagen, welche normativen Überzeugungen die Mitglieder darüber teilen, worin die Ziele ihres Kooperationszusammenhangs bestehen»[3]

«Путін – ворог нашої сучасності, а російські ліберали – це вороги нашого майбутнього»[4].

«Если в россии всё отвратительного качества – от БТРов до прокладок –, то какие были основания предполагать, что оппозиция не будет таким же дерьмом, как и все остальное?»[5]

Первая цитата сразу же устанавливает рамки нашему оптимизму. Всякое общество есть результат согласия его членов относительно некоего социального (кооперативного) договора, лежащего в фундаменте государствообразующей философии; члены общества легитимируют своим согласием политическую власть и поддерживают проводимую ею социально-экономическую политику. Понятно, что политика эта направлена на укрепление социального договора, как гаранта существования общества. Круг, таким образом, замыкается, перед нами устойчивая социально-политическая система: общество, объединенное согласием вокруг неких фундаментальных целей, легализующих существование государства, как аппарата достижения этих целей, делегирует власть политической силе, вся деятельность которой направлена на достижение упомянутых целей и усиление, таким образом, общественного согласия, гарантирующего власть политической силе. Очевидно, что упомянутый социальный договор должен быть назван позицией данного общества. Откуда получим определение оппозиции[6]:

Оппозиция есть политическая сила, противостоящая действующему социальному договору или формам и способам реализации его целей.

Как видим, определение допускает двойственность, вытекающую из самой природы явления и фиксирующую две принципиально различные формы оппозиционной деятельности.

С одной стороны, оппозиция может выступать некой несбалансированной силой, стремящейся вывести систему из состояния равновесия, провозглашая своей целью уничтожение фундаментальных основ государства. Так было, например, в английских североамериканских колониях и во Франции в конце XVIII века, в странах Латинской Америки в начале века XIX, так было в Германских государствах, на Апеннинах и еще раз во Франции в середине того же века. Во всех названных странах возникли политические силы, воплотившие стремление подавляющего большинства социума к новому социальному договору. Цели, преследуемые этими силами, были различны: американцы на обоих континентах боролись против колониальной зависимости, французы — против прогнившей насквозь монархической модели, а немцы и итальянцы — за объединение в границах единых национальных государств. Общим было лишь то, что существовавший в этих государствах дотоле социальный договор, перестал удовлетворять критическую массу населения и она выделила из своей среды лидеров, способных сформулировать цели нового социального договора и указать пути достижения согласия – оппозиционеров. Именно они возглавили массы недовольных, организовали борьбу против отжившей системы, разработали и сформулировали положения нового социального договора. Эти оппозиции по праву называют демократическими — они действовали по прямому мандату демоса.

После достижения стратегической цели — победы революции и установления демократических институтов — оппозиционеры, вчера еще выступавшие единым фронтом, оказываются в разных лагерях, соперничая друг с другом в рамках парламентских фракций в тактике достижения целей нового социального договора: часть былых оппозиционных партий оказывается у власти, их вчерашние соратники по борьбе – в оппозиции. Речь здесь уже идет не о сломе фундамента общества и не о новом социальном договоре, и оппозиция, строго говоря, не может быть названа демократической, ее, как борющуюся за достижение целей кооперативного договора в рамках установленной системы парламентской демократии, следует называть системной.

Это – в демократиях.

А на московии?

Здесь ситуация отличается от рассмотренной выше, и для того, чтобы понять различие, нам следует ответить на вопрос о том, что за договор лежит в фундаменте московии. Вокруг чего объединилось московитство?

Ответить на этот вопрос несложно — ответ достаточно часто звучит сегодня из различных уст – как власти, так и оппозиции -, более того, он назначен главной скрепой и даже защищен свирепой статьей уголовного кодекса. Речь о территориальной целостности страны. Или, с оглядкой на исторические реалии:

В фундаменте социального договора, объединяющего критическую массу населения московии, лежит паразитирование на колониальном разграблении оккупированных и аннексированных в разные эпохи государств и территорий.

Необходимым условием и неизбежным следствием паразитирования является постепенное уничтожение автохтонов как единственных законных владельцев всего, чем богата их земля.

Договор остается неизменен вот уже восемь веков, со времен первого собирателя земель Данилы московского.

Из вышеизложенного следует, что для построения демократической московии местная оппозиция должна объявить о намерении уничтожить колониальную матрицу империи. Задача, воистину, гаргантюанского размаха! Решение ее предусматривает не только искоренение привычки к паразитарному способу существования, привычки, уточним, наследуемой вот уже сороковым поколением московитов и ставшей, таким образом, неотъемлемой частью личности, но и предложить некую новую государствообразующую философию, одинаково понятную ныне дикому тунгусу и другу степей калмыку, равно как и русским сокурову, шердеровичу и суркову.

Стратегическая дорожная карта демократической оппозиции на московии должна включать с себя детальный план разрушения колониальной матрицы, освобождения всех порабощенных народов и фундаментальные основы государствообразующей философии, гарантирующей демократические свободы и равные права всем, пожелающим вступить в новое федеральное государство, народам. Этих первостепенных задач демократического перестроя московии нет сегодня ни у одного оппозиционера. Ни у одного! Включая сюда и упомянутых ранее уважаемых Андрея Пионтковского и Игоря Эйдмана. Все, без малейшего исключения, оппозиционеры выступают за сохранение московии в ее нынешних границах[7].

И здесь мы вплотную подошли к особенности ситуации с московитской оппозицией: на московии нет социального запроса на смену существующей колониальной матрицы, т. е. нет критической массы населения, ощутившей невозможность дальнейшего паразитарного существования и желающей смены социального договора. Власть же вполне успешно исполняет свою задачу по сохранению и укреплению позиций существующего договора. Здесь разгадка той вошедшей в поговорки терпимости русского народа, спокойно принявшего изнасилование властью конституции и установление de facto пожизненной диктатуры; здесь объяснение всенародной поддержки войны в Украине; здесь корни восторгов по поводу расширения территорий; здесь ненависть к непокорным соседям, уникальная, присущая лишь московитам, жестокость, безразличие как к чужой, так и своей жизни; здесь все, что мир знает под маркой русской культуры. Оппозиция в этих условиях может быть только системной, и предлагаемая ею модель демократии, основанной на продолжении колониального паразитирования, представляет собой не альтернативу, но лишь одну из возможных вариаций достижения целей социального договора. Здесь следует искать и объяснение лояльному, почти отеческому отношению власти к оппозиции.

Эти лживые оппозиционные практики вовсе не новы, и в былые времена товарищ ленин метко называл российских оппозиционеров политическими проститутками – возможно, единственный случай, когда с идолом невозможно спорить. Тогда это были гучковы, струве, милюковы, керенские…, сегодня – каспаровы, яшины, навальные, волковы… — жалкая компания беспринципных болтунов, которых и проститутками назвать трудно.

Прав публицист: дерьмо, как и все, производимое московией.

Болтовня оппозиционеров о необходимости сохранения страны в ее нынешних границах, об опасностях, грозящих миру в случае обрушения тюремных стен, о ядерном оружии, «югославском сценарии» и пр. и т. п., есть ни что иное, как парафраз официального кремлевского нарратива. В одном из своих видео стрелков-гиркин заявил следующее (цитирую по памяти, желающие легко найдут видео на YouTube[8]): «Меня упрекают в том, что мои действия на Донбассе в 14-м приблизили развал россии. Ошибаетесь! Мы начали тогда действовать именно для того, чтобы этот распад если не предотвратить, то хотя бы отсрочить. Без нашего вмешательства россии сегодня, возможно, уже не было бы. И это еще одна причина, почему мы не можем проиграть эту войну: если мы не задавим Украину, то распад россии неизбежен!». Вчитайтесь, вдумайтесь и попытайтесь найти сущностную разницу со следующими высказываниями самых отчаянных московитских оппозиционеров[9] (курсив мой, иб):

«[…] у тех комментаторов, политиков и политологов, которые настаивают на распаде России, полностью отсутствует рациональное мышление и воображение. У них каша в голове, как и у большинства россиян. Они попросту безумны»

«[…] насмерть бьющиеся на поле боя люди – выходцы не разных народов, а, как говорится, одного роду и племени […]. Но тогда спрашивается: как же могли дожиться два братских народа – славные потомки Киевской Руси – до такой, ну, просто лютой ненависти друг к другу, что рушат, кромсают теперь на своей земле всё и всех подряд?»

«Как спасти Россию от гибели? Как предотвратить гравитационный коллапс режима? Как сформировать власть, которая смогла бы справиться с этими проблемами?»

«Причиной возникновения в России централизованного государства явилась необходимость контроля центром обширных территорий, занимаемых российской культурой и ее государством. В противном случае российское государство неизбежно бы распалось и не смогло исполнить своей провиденциальной роли объединения культур Востока и Запада

Как видим, разницы между нынешним режимом и оппозицией по фундаментальному вопросу социального договора нет никакой. А это значит, что ни убийство диктатора, ни его естественная смерть, ни государственный переворот, ни чудесный приход к власти оппозиционеров, не изменят ситуации: севший на кремлевский трон может быть только имперцем. «И отрастает голова на шее // У нового хозяина кремля»[10]. Как будут звать носителя новой имперской головы – условный каспаров или условный пригожин — не суть важно. Важно, что голова будет имперской и обладатель ее будет защищать территориальную целостность московии всеми, доступными ему средствами и способами.

***

Кто виноват? и Что делать? – «проклятые, классические вопросы российской интеллигенции». Если учесть, что «родовой чертой интеллигенции является ее оппозиционность относительно власти», то получим, что оба классических вопроса суть проклятие оппозиции на московии. Почему? Или, формулируя иными словами, почему, скажем, Дж. Вашингтон, Марат, Дантон, Гарибальди, Боливар или Зибенпфайффер с Виртом[11] не перенимались этими вопросами? Почему им было ясно, и Кто виноват, и Что делать?

Ответ и здесь предельно прост. Всего-то надо не обращать внимания на шелуху воздыханий и не замечать сопли сомнений, намеренно размазываемые оппозицией по холеной оппозиционной ряхе.

Интеллигенция, то есть попросту слой людей образованных и занятых умственным трудом, появилась на московии относительно недавно – с середины XIX века. Люди эти получили европейское, восходящее традицией к идеалам Просвещения, образование – иного в мире просто не было. Полученное образование открыло им глаза на рабскую сущность родины и вынуждало искать пути высвобождения. Но легло оно на те самые десятки поколений пестования рабской души, и не могло поэтому дать искомого результата. Бедняги пускались во все тяжкие: читали европейских нигилистов, социал-демократов и даже коммунистов, пялили на себя лохмотья анархистов, заводили на московии философию, ходили в народ и даже устраивали этому народу школы, спорили до хрипоты о том, куда лежит дорога московитская – на Запад или на Восток. Отчаявшись, принялись метать бомбы и делали это с таким усердием, что, по выражению писателя, даже «развивали себе мускулы». И все тщетно: европейское образование, легшее на московитскую культуру, могло рождать лишь нежизнеспособных уродцев – бакуниних, перовских, кропоткиных, ульяновых[12] и прочих плехановых с чернышевскими. Именно конфликт между наносным образованием и вековой культурой породил у московитов те проклятые вопросы.

Знали ли пионеры московитской оппозиции, кто виноват и что делать, мы не знаем, а сны Веры Павловны оставляют нашей фантазии слишком мало свободы. Демократическая традиция и презумпция невиновности не позволяют нам обвинять московитскую оппозицию в намеренной лжи — очень может быть, что в силу девственности образования и инерции способов обмена информацией с европейскими источниками знания, они действительно были уверены в том, что беда империи в самодержавии, и убийство очередного сатрапа приведет к изменению вековой матрицы государства -, но мы можем твердо утверждать, что нынешние, хорошо образованные и глубоко информированные оппозиционеры, прекрасно знают ответы на оба вопроса. Поэтому я не стала бы оскорблять девушек сравнением с московитской оппозицией: у проституток есть мораль – пусть своеобразная и цеховая, но она у них есть. Оппозиция же, сознательно пытающаяся навязать общественности колониальную империю в демократическом флаконе, действует совершенно аморально.

Поэтому еще раз признаем — прав публицист: дерьмо, как и все, производимое московией.

Как мы установили выше, на московии нет критической массы недовольных существующим социальным договором, необходимой для поддержки демократической идеи. Но в том-то и заключается миссия оппозиции, как передового отряда интеллигенции, чтобы постепенно, исподволь готовить, растить и воспитывать эту массу. Для этого необходимо сделать первый шаг – послать сигнал национально-освободительным силам республик и территорий о своей готовности содействовать уничтожению колониальной империи. Это значит, уже сегодня господа каспаровы, ходорковские и Co° должны обратиться к законному правительству республики Ичкерия и Форуму свободных народов россии с вопросом о том, как Правительство и Форум представляют себе участие московитской оппозиции в деле развала империи. Именно так: не лезть с советами и указаниями, как обустроить демократию, а идти к национальным демократиям в обучение. Просто потому, что национальные лидеры свои представления о демократии выстрадали, а не вычитали в умных книжках диванных теоретиков. Получив признание, уже совместно с националистами всех регионов принять участие в разработке дорожной карты демонтажа империи; помочь в организации агитационной и разъяснительной работы в армии, на флоте и в силовых структурах; организовать издание и каналы доставки национально-освободительной литературы в регионы московии (на первых порах здесь можно переводить на национальные языки труды Степана Бандеры, Дмитрия Донцова, Николая Михновского, Николая Сциборского и других украинских борцов за национальное освобождение: в их трудах нет ничего исключительно украинского – язык свободы интернационален и понятен каждому); начать разработку конституции будущего федерального государства и принципов вхождения в него отдельных независимых государств. Но главное — заявить прямо и открыто: борьба за национальное освобождение всех народов империи, потребует жертв – бескровно не развалилась еще ни одна империя!

Московитской оппозиции и здесь повезло: история дала ей уникальный шанс заняться теоретической проработкой вопросов развала в то время, пока Украина готовит военное поражение империи. Объем пролитой крови в будущих битвах за свободу народов может быть сведен к минимуму, в идеальном случае развал империи может пройти бескровно вообще. Это зависит от качества работы московитской оппозиции. Оппозиционным болтунам пора понять: московия свое отжила, ее развал неизбежен, наступает последний и решительный бой, и вопрос лишь в количестве жертв, которые заберет с собой издыхающая тварь.

***

Илья Пономарев и Право наций на самоопределение

Мы – другие! […] Мы не заключали сделок с совестью.

Обращение к Гражданам России[13]

Ответственный: Гудков Геннадий

Вот несколько цитат из интервью Ильи Пономарева Татьяне Поповой[14] (курсив везде мой, иб, грамматика и стилистика оригинала):

«Я выступаю за демонтаж империи. Эта моя позиция хорошо известна. Съезд[15], в котором мы принимаем участие принял решение о праве народов на самоопределение. У нас есть одна главная вещь, в которой мы абсолютно согласны с регионалистами и с этническими национальными движениями, что Российскую федерацию надо переучреждать. Мы не должны идти как Ельцин сказал «Берите суверенитета столько, сколько захотите». Это означает, Центр с барского плеча откидывает что-то территориям. Я считаю обратное. Что территории должны собраться и решить кто хочет участвовать в России, а кто не хочет. Если он хочет, то что он готов делегировать в Центр. То есть надо Российскую Федерацию перезагрузить.

[…] мы должны дать возможность всем территориям дать демократично определиться – хотят они делать новую Россию или они хотят идти отдельно. […]

Причем этот референдум – это не референдум о выходе. Это референдум о вхождении

Илья Пономарев, если кто из читателей не знает, — единственный из депутатов, кто в 2014 открыто выступил на заседании государственной думы против аннексии Крыма и вынужден был бежать из страны; с апреля 2022 принял деятельное участие в создании Легиона Свобода россии, и поддерживает с тех пор вооруженную борьбу россиян против московии, на стороне Украины; он единственный сегодня оппозиционер, который открыто заявил о намерении «идти на москву» с батальоном после победы Украины. Как видим из приведенных цитат, он – единственный из оппозиционеров, кто не ставит проклятых вопросов. Он дает на них конкретные ответы. Еще больше и дальше: он – единственный, кто понял, что демократии с барского плеча не бывает, и никакая, самая идеальная и гениальная демократия, спущенная москвой, никогда не даст свободы порабощенным народам.

Одним словом, если вести отсчет хороших русских, то начинать надо с Ильи.

И именно в силу правоты вывода, нет в нашем случае лучшего субъекта анализа, чем уважаемый Илья Пономарев.

Начнем с того, что в вышеуказанном интервью, уважаемый политик несколько неуклюже выразился: Съезд никаких решений о праве народов на самоопределение не принимал. В одном из документов, принятых Съездом, упомянуто вскользь: «Мы твёрдо стоим на принципах права наций на самоопределение в соответствии с принципами ООН»[16], т. е. Съезд лишь подтвердил приверженность принятой международной позиции по национальному вопросу. То, что такая приверженность ничему не обязывает, не дадут соврать истории ссср и нынешней московии: обе тюрьмы придерживались того же резинового принципа. От оппозиционера мы вправе ожидать описания конкретных шагов по реализации принципа в исторических и социально-политических условиях московии. А участие в Съезде некоторых одиозных личностей, например, эрцимперца Гудкова Геннадия, снимает и последние иллюзии о месте, какое займет красивая фраза о праве народов на самоопределение во внутреннем распорядке новой тюрьмы.

Да и сам Илья не без хромоты на национальную ногу. В интервью Невзорову накануне Съезда он наотрез оказывал в ликвидации империи: «Я не верю в какие-то кардинальные изменения границ россии. Я абсолютно уверен, что объявит о независимости Чечня, может, будут еще несколько республик. […] Я, например, считаю, что вторая по вероятности республика, которая решиться пойти своим путем – это Якутия. Я там жил, хорошо знаю […] Это очень сильно зависит от нас самих. Это зависит от того, какая будет новая россия […] сможем ли мы дать регионам то, чего они на самом деле хотят»[17].

Здесь нам интересно буквально все. Но прежде всего – перед нами блестящий пример имперской логики, не позволяющей носителю экстраполировать полученные в одном регионе опыт и знания на иные. Если украинцы могут жить в своем национальном государстве, то почему это не позволено татарам, удмуртам или калмыкам? Почему, если якуты, вероятнее всего, уйдут из империи, и это наш демократ знает в силу собственного опыта, он так-таки гранитно уверен в том, что в иных регионах — там, где он не жил, и опыта общения с народом которых не имеет -, ситуация иная?

И все-таки главное здесь — фундаментальное опровержение тому, что говорил Илья Пономарев Татьяне Поповой, и что нас привело в такой восторг. Обратите внимание на выделенные мною курсивом слова в конце цитаты. Оказывается, победившая демократия вовсе не собирается ликвидировать империю и ждать, пока освободившиеся народы решат о вхождении своем в новую федерацию. Нет, демократы уже сейчас видят себя в будущей московии на позиции, из которой они будут давать народам то, «чего они на самом деле хотят»! И это не оговорка. В интервью Татьяне Поповой, после цитированных выше разглагольствований о том, на каких принципах будет зиждиться новая демократическая и свободная федерация, наш демократ, на вопрос о Курилах, отвечает: «Мы не будем раздавать «Кемские волости» направо и налево, но обсуждать мирный договор мы должны. И мы как новая власть России безусловно нацелены на то, чтобы заключить наконец мирное соглашение с Японией.». Слышите? – Демократ сейчас уже уверен в том, что москве будет принадлежать вся территория нынешней империи! А как же с обещаниями, данными две минуты назад? А как же с референдумом о вхождении? А если Курилы захотят сами решать свою судьбу, или если они станут частью какой-нибудь Хабаровской, Камчатской, Сахалинской или Дальневосточной республики, и та откажется входить в состав новой московии?

Вот еще одна замечательная цитата Ильи: «Вас уже много раз обманывали. Обманули и в 1991 году, когда распался Союз, потому что никто не ожидал того, что произойдет дальше. Многие хотели распада, еще больше не хотело распада […][18]». Здесь – всё, что надо знать о московитском оппозиционере. Перед нами очередная вариация на тему путинской формулы о мешке картошки, которой он оправдал аннексию Крыма.

Распада, уважаемый Илья, хотело более девяносто – 90! – процентов украинцев. А Московия именно за то и воюет сегодня, чтобы доказать нам, что большинство из нас распада не хотело. Помните, по крайней мере, об этом, когда будете давать следующие интервью.

***

Отсутствие цели, вернее, нежелание ее видеть, ведет оппозиционеров в, мягко говоря, комическую ситуацию. Им приходится с жадностью отощавшего на щах скрепонсца бросаться на любую приманку: то пример Майдана поднимет люд московитский, то протесты на коленях водителей грузовиков, то челобитные дальневосточников. Не забывают они о паталогической зависти московитов (тот же Пионтковский годами педалировал тему «русского триллиона», который американцы вот-вот заберут у майорчика и отдадут демократической оппозиции). Даже попытки вежливого протеста, не выходящего за рамки общественного порядка, в Беларуси и жалкое блеяние Тихановской в сторону кремля с просьбами о помощи – даже это оппозиция московитская умудрялась подать как начало конца режима. Позор достиг очередного пика, когда запалом всенародного взрыва была объявлена челобитная дряхлой певички с нижайшей просьбой назначить ее иностранным агентом – уровень и градус протеста, какой и Щедринским глуповцам не снился! Вот тут уж точно должна была грянуть революция! Вот тут уж точно народ толпами должен был повалить на улицы и… и… — ну, в общем, мы знаем продолжение: X, Y, Z (подставить любое имя любого оппозиционера), рискуя жизнью и, может даже, презрев завтрак, ринутся наперегонки на москву, чтобы первым занять место на броневике где-нибудь поближе к кремлю и возглавить революцию…

И что?

А ничего.

Начнется новый круг имперской реальности: народы разбегутся, москва развяжет войны, чтобы удержать их камерах; потом будет усмирение — Голодоморы, террор, насильственная русификация… миллионы жертв…

Вот почему прав философ:

«Боронь боже вони (демократы на московии, иб) прийдуть до влади […] рано чи пізно вони повторять всі злочини будь-якої російської імперської влади.»[19]

Из понимания этого простого и очевидного факта, должно исходить, оценивая московитскую оппозицию. Они могут выступать против аннексии Крыма и войны в Украине, украшать студии украинскими цветами и Тризубами, завершать выступления и статьи приветствием Слава Україні!, но никогда, ни при каких условиях и ни один из них, не призовет открыто уничтожить корень зла – систему колониального паразитирования. Потому что она, как выше было сказано, за сорок поколений стала частью их генома[20].

***

Общество, построенное на рабском паразитировании на всех слоях социальной иерархии, лишено возможностей развития. Единственный прогресс, доступный этому обществу, есть движение в сторону поиска новых территорий для аннексий и народов для порабощения. Восьмивековая история московии не даст соврать: на паразитировании можно построить государство, паразитирование можно сделать его главной скрепой, но процветать такое государство не может. Вот почему московия всегда была — и остается сегодня — государством нищих, государством-мародером, государством-изгоем.

Вот почему воз московщины и ныне там – во лжи и смраде придуманного московитами мира.


[1] Спецоперация Хорошие русские, — https://www.youtube.com/watch?v=R6B6gS9n4ss

[2] Від «хорошого» до «корисного» один Крим. Як опозиційні росіяни підігрують пропаганді РФ. Дослідження, Оксана Мороз, — https://www.pravda.com.ua/articles/2022/11/9/7375505/

[3] «[…] каждое общество является […] воплощением объективного духа: в его институтах, в его социальных практиках и в повседневном опыте отражаются те нормативные убеждения, которые разделяют члены в отношении целей их кооперативного договора» (нем. пер. мой, иб), — Axel Honneth, Das Recht der Freiheit. Grundriß einer demokratischen Sittlichkeit; Erste Auflage 2011, © Suhrkamp Verlag Berlin 2011.

[4] Вахтанг Кебуладзе, https://nv.ua/ukr/world/geopolitics/putin-vorog-teperishnogo-ukrajini-rosiyski-liberali-maybutnogo-kebuladze-ostanni-novini-50248767.html

[5] А. Невзоров, Наповал, 13.11.2022.

[6] Речь здесь об оппозиции внутренней. Рассмотрение практики международной оппозиции, т. е. противостояния государств в международных институтах, выходит за рамки статьи.

[7] Формат статьи не позволяет детально рассмотреть этот вопрос. Отмечу здесь коротко, что на московии есть все же один настоящий демократ-оппозиционер – Борис Стомахин. Он – единственный, кто выступает за полное уничтожение колониальной матрицы и паразитизма московитов. Позицию еще одного демократического оппозиционера – Ильи Пономарева – мы рассмотрим ниже. Позиция Андрея Пионтковского допускает выход из московии Ичкерии, но не более того.

[8] Прошу прощения у читателей: статья была уже закончена, когда YouTube объявил об удалении страницы террориста, как не отвечающей требованиям к публикациям на портале, и теперь будет не просто проверить ссылку. Верьте на слово!

[9] Цитаты собраны за несколько минут на сайте каспаров.ру. (Курсив всюду мой, иб.)

[10] В. Фет, Ткань памяти, 02.12.2022

[11] Имена для многих читателей, возможно, новые, поэтому поясню. Филипп Якоб Зибенпфайффер и Йоханн Георг Август Вирт были организаторами и главными докладчиками политической манифестации во время Хамбахского праздника (1832), поднявшего впервые лозунг объединения Германских государств – событие, ставшее началом Немецкой революции, закончившейся лишь спустя тридцать девять лет полной победой и образованием Германского Райха. Хамбахский замок, где все начиналось, называют с тех пор Колыбелью немецкой демократии.

[12] Речь о старшем из братьев. Младший, напротив, знал что делать и спас империю.

[13] Принято на I съезде народных депутатов (бывших), Яблонне (Польша) 4-7 ноября 2022.

[14] https://blogs.pravda.com.ua/authors/popova/6391f15c565f1/

[15] См. ссылку [13]

[16] https://rosdep.org/category/docs/approved_documents/page/2/

[17] https://www.youtube.com/watch?v=2vkeGQQsz1I

[18] https://www.youtube.com/watch?v=1CjINiQLwWs

[19] Вахтанг Кебуладце, там же.

[20] Об этом красиво Айдер Муждабаев: «русских иногда угоняли в рабство, но они и там не работали».

Добавить комментарий

Заполните поля или щелкните по значку, чтобы оставить свой комментарий:

Логотип WordPress.com

Для комментария используется ваша учётная запись WordPress.com. Выход /  Изменить )

Фотография Twitter

Для комментария используется ваша учётная запись Twitter. Выход /  Изменить )

Фотография Facebook

Для комментария используется ваша учётная запись Facebook. Выход /  Изменить )

Connecting to %s

%d такие блоггеры, как: