АРАКЧЕЕВЩИНА 2.0

Новое – хорошо забытое старое

— Вы стоите на самой низшей ступени развития,

[…] вы еще только формирующееся,

слабое в умственном отношении существо,

все ваши поступки чисто звериные, и вы

[…] позволяете себе с развязностью совершенно невыносимой

подавать какие-то советы космического масштаба

и космической же глупости […]

М. Булгаков, Собачье сердце

В 284-м выпуске ЛЕва была опубликована, со ссылкой на Немецкую волну, редакционная заметка Новость. Речь в ней, напомню, о решении правительства Московии вернуть «до 2030 года не менее 500 тысяч соотечественников-эмигрантов». Возвратом займутся специальные «временные выездные группы МИД и министерства внутренних дел», члены которых «будут выезжать за границу и лично убеждать россиян вернуться» (курсив мой, иб). Похоже, дело серьезное, и мы становимся свидетелями резкого разворота политики Московии в отношении бывших ее подданных.

В начале века, если кто еще помнит, то же правительство приняло совершенно противоположное решение: бывших подданных следовало всячески поддерживать на новых родинах, и в то же время всемерно укреплять их связи с метрополией. Для этого была создана мощная пропагандистская машина, из бюджета выделены колоссальные средства, появились RT и Sputnik, с поразительной скоростью и буквально из ничего соткались десятки землячеств, спортклубов, издательств русскоязычной периодики, русских дискотек и прочих инструментов доведения переселенческих душ до состояния абулии. Это решение было логично объяснимо – известно: московита можно вывезти из империи, но империю из московита – никогда. Значит, Москва при любых изменениях политической атмосферы может рассчитывать на взращенную и вышколенную пятую колонну для продвижения своих интересов. И вдруг разворот на 180°, вдруг те, в чью дрессуру двадцать лет вкладывали огромные средства, понадобились на родине.

Новость, как хотите, затрагивающая непосредственно подавляющее большинство читателей и авторов журналов, и уже потому заслуживающая пристального внимания, выходящего за рамки обычного сообщения.

Пристально всматриваться начнем с некоторого исторического расстояния. Месяца два назад Круглому Шойгу, до сих пор мирно игравшемуся оловянными солдатиками, похоже изображая губами рев танковых дизелей, и не уличенному в каких-либо политических амбициях вне рамок министерства, ему отведенного, обтерли губы, вычистили нос и заставили перед лицом сибирской науки зачитать с бумажки громкое внутриполитическое заявление. Оно – Шойгу — предложило построить в Сибири три-пять новых городов – каждый от трехсот тысяч до миллиона жителей. Заявление было настолько неожиданно, несуразно и ни с чем несопоставимо, что политические наблюдатели заговорили об очередной операции Преемник, а иные увидели здесь некую даже фронду, вызов башням Кремля, идущим, по их мнению, слишком уж очевидно на поводу у англо-саксонского капитала. Добрые и наивные ребята так до сих пор и не поняли ни сути Московии, ни сути ее диктатуры, а потому и на фантазиях их не стоит останавливать наше пристальное внимание. Остановиться следует на совпадении: Толстое Шойгу галлюцинирует о новых городах на фоне постоянно и неуклонно убывающего населения Московии[1], а правительство, буквально через месяц, уже издает готовое решение о возвращении эмигрантов. События эти могли бы показаться ничем не связанными, но вот через неделю после решения правительства в Парламентской газете появляется статья некоего Ильинского, но не того, тот умер, а действительного государственного советника 3-го класса и личного советника Жирного Шойгу – Время Больших Решений. О чем она? О том, что «Наступает время Больших Решений и Больших Проектов».

То, что статья является необходимым камешком мозаики, связывающим воедино бредятину Шойгу и фантасмагории правительства, становится ясно не сразу. Автор сперва рисует эпическую картину «погружения в хаос так называемого «цивилизованного мира»», причем «кризисное пике» ждет нас уже через два месяца – в 2022 году. Закончится кризис, по мнению третьеклассного советника, в 2030 году. Страны, выжившие в кризисе, «[…] создадут новые правила и новый миропорядок. Проигравшие отстанут навсегда, а некоторые останутся лишь в истории […]». Московия — разумеется — среди победителей:

«Состояние нашей армии и ВПК, резко выросший уровень продовольственной безопасности, тысячелетний исторический опыт, а главное — образованность, мудрость, пассионарность и навыки мобилизации, присущие русскому народу, дают России исторический шанс».

Цитата иллюстрирует содержание статьи и суть стратегии, и мы к ней сейчас же вернемся, но сперва одно замечание.

Внимательные читатели уже, конечно, заметили, что даты окончаний программы по возвращению эмигрантов и мирового кризиса, каким он видится из окон министерства обороны, совпадают. И совпадение это неслучайно: Московия ненавязчиво напоминает, что шанс желающим заблаговременно перебраться на сторону будущего победителя ограничен во времени, и что после 2030 года вряд ли будет заинтересована в приеме беженцев из стран, отставших от нее навсегда.

А теперь вернемся к цитате.

Вчитайтесь в рецепт и задумайтесь на мгновенье: из всех перечисленных ингредиентов спасительной микстуры лишь три реально существуют – армия, ВПК и навыки[2] мобилизации народа, — все остальное – от продовольственной безопасности до пассионарности – фантомы вековой имперской пропаганды, в чем легко убедиться, отъехав минут сорок от Москвы и Питера и оценить прилавки тех магазинов и пассионарность того народа. Следовательно, автор демонстрирует нам опорные точки представляемого большого проекта: армия, ВПК и насилие. В следующей главке — Большие идеи — мы убеждаемся в правоте нашего предположения: Московию, как идею, автор описывает каким-то интеллектуальным ублюдком о восьми головах, которые суть ни что иное, как развернутая еще шире, наполненная пропагандистскими штампами и клише, известная уже нам цитата. Необходимость потратить более трети объема статьи на пропаганду становится понятна, когда советник наконец раскрывает главную идею опуса:

«Модель «Россия будущего» — это народная империя, основанная на принципе «самодержавия» — не в смысле восстановления монархии, а в смысле истинного народовластия, где мы — россияне — во главе с сильным государственным лидером (государем) сами себя держим через сильное местное самоуправление, каким, к примеру, было земство в конце XIX века».

Поняли, да? Нет? Странно, и я не поняла. Что тут за чудо логики от министерства обороны: «народная империя», но «на принципе «самодержавия»», но без монарха, но с «сильным государем», но с «местным самоуправлением» — опять-таки «сильным»… Как империя может быть народной? Кто кого будет в ней сильней – сильный государь или сильное местное самоуправление? И главное: Московия вот уже двадцать два года именно такая империя и есть: сильный самодержец, но не монарх, и сильное местное самоуправление через им же назначенных его же представителей и губернаторов. Чего же огород-то городить?! Прямо на этот вопрос автор не отвечает, но из дальнейших его словес можно понять, в чем до сих пор заключалась проблема: в городах и высотных домах в них. Оказывается, «Сформировавшаяся ныне стратегия концентрации ресурсов в мегаполисах, навязанная России извне, противоречит её цивилизационному коду и закладывает инфраструктурную и геополитическую бомбу под наше будущее» (курсив мой, иб). Мысль эта не нова, подсознательное отторжение города московитами, отмечал еще Горький: «Еще до сего дня в темной душе русского сектанта не умерло представление о каком-то сказочном «Опоньском царстве», оно существует гдe-то «на краю земли», и в нем люди живут безмятежно, не зная «антихристовой суеты», города, мучительно истязуемого судорогами творчества культуры»[3] (курсив мой, иб). Трудно оспорить отношение народа к культуре – тут мало что изменилось, а вот к жизни в городе московиты попривыкли и охотно селятся здесь, о чем свидетельствует все та же статистика[4]. Но не «судороги творчества культуры» тревожат автора больших проектов, город страшит вполне реальной угрозой: «все массовые протесты последних десятилетий — «цветные» революции, национально-освободительные движения, бескровные и кровавые перевороты — все они своей центральной сценой имели столичные города и мегаполисы», и ниже по тексту делится он еще раз опасением возникновения «этноокрашенных городов-спутников и пригородов» (курсив мой, иб). Вот чего боится автор и маячащие за его спиной Жирное Шойгу и скорбный главою майорчик: этноса! Угроза национально-освободительных движений, логическое завершение «самой большой геополитической катастрофы ХХ века» — вот реальная геополитическая бомба под вашим будущим, господа кремлевские керберы! Вот для чего нужны ваши большие проекты и большие решения! Вот для чего «Необходимо формирование встроенной в систему государственного управления антикризисной социально-экономической модели мобилизационного типа […]» (курсив мой, иб). Вот в чем истинная суть «пространственно-территориального переосваивания страны»: расселить народы, а при переселении – перетасовать так, чтобы уже окончательно решить проблему возникновения центров этнического притяжения и этнической кристаллизации.

«Таким Большим Проектом России могут стать города и территории развития Сибири и Дальнего Востока, где уже имеются многие виды ресурсов, промышленный и научный потенциал, но наблюдается дефицит кадров и управленческих компетенций, а также главная проблема и угроза — депопуляция» (курсив мой, иб) – так выглядит недостающее звено мозаики, связывающее воедино предложение Шойгу и решение правительства. В очередном затеваемом большом проекте главную роль должны сыграть бывшие подданные. Этими несчастными планирует Кремль заселить новые сибирские города, решить проблему «дефицита кадров и управленческих компетенций».

Ну, что ж, идея хорошая, идея красивая. И, главное, имеющая многовековой опыт реализации: Московия заселяет Сибирь с момента захвата и порабощения. Первые поселения возникли уже при Иване IV, потом были прожекты Петра I и Екатерины II, потом всякие и разные александры, николаи, владимиры, иосифы, никиты, леониды– кто бы не сидел на кремлевском троне – все имели программы развития Сибири и Дальнего Востока. Все программы описывали будущие «города самой передовой архитектуры с развитой инфраструктурой и наукой, образованием и здравоохранением, города комфортные, привлекательные и интересные для жизни — молодёжи прежде всего». Но за «передовой архитектурой» и привлекательностью для молодежи, с легким сердцем читаемым с листа, на практике стояли те же самые привычные мобилизационные навыки: насильственное переселение крестьян, каторга, тюрьмы, ссылка, военные поселения, столыпинщина, Гулаг, депортации целых народов, БАМ… Вот и автор не предлагает ничего нового просто потому, что исторический опыт Московии ничего, кроме ужесточения диктатуры, предложить не может: «переход на мобилизационную экономику», «закрытие от мира», полный государственных контроль над всеми сферами жизни вплоть до «дворового спорта» и «досуга», возврат к плановому хозяйствованию… Есть, впрочем, и новое, о котором мы уже говорили выше: «Отказ от стратегии мегаполисной урбанизации. Из территории шестнадцати мегаполисов и обезлюдевших огромных пространств Россия должна превратиться в равномерно заселённую и обустроенную малоэтажную страну» (курсив мой, иб). Если бы автор хоть немного интересовался историей своей родины, он бы поостерегся писать подобные глупости. Этот пункт ничто иное, как перифраза известного плана Александра I о создании военных поселений, хорошо знакомая Аракчеевщина. Без малого пол века сперва Александр, а за ним и брат Николай (палкин) успешно строили новую модель урбанизации руками преданного без лести Аракчеева. Результаты описаны в массе произведений литературы той поры и вряд ли стоит к ним возвращаться.

В планах советника встречаем мы и еще одного нашего старого доброго знакомого: «[…] национализация элит по принципу «кто не с нами, тот против нас». Те, «кто не с нами», должны осознать, что они рискуют лишиться всего» — это принцип экспроприации награбленного или иными словами сформулированное классическое взять всё и поделить.

И самыми главными, умело прибережёнными для финала, пунктами стратегического плана победы в стоящем за порогом мировом системном кризисе выступают:

«сборка «русского мира» — возвращение в страну соотечественников, проживающих за рубежом; […]

армия России и ВПК — центр мобилизации, возрождения экономики, включая принципы контроля и планирования на основе Государственного оборонного заказа (ГОЗ);

армия России — основной источник идеологии служения Отечеству, центр формирования и воспитания новых национально ориентированных управленцев для государства (образование, медицина, наука и др.) и, в том числе, для возрождения России через Большие Проекты;

геосоциальная политика жёстким образом увязывается с военно-территориальным устройством и вопросами безопасности страны».

Думаю, сказанного достаточно, чтобы потенциальные возвращенцы поняли, в какую даль светлую их зовут, и как именно будет выглядеть будущее победителей в мировом системном кризисе: страна переходит на военно-территориальное устройство, вся жизнь ее подчинена нуждам армии; армия становится центром образования и науки; экономика переходит на военные заказы; подданных новой народной империи рассредоточивают по военным поселениям… Болтовня прекращается, народ – в поле и к станку, а бабы — к своей главной обязанности – рожать пушечное мясо для грядущих больших проектов.

А кто не согласен… Впрочем, несогласных не будет: сказано же – навыки!

При всей изысканной эстетичности модели, меня лично всего более тревожит следующее заключение автора: «Суть предлагаемого Большого Проекта — сохранение и преумножение земли и народа России. Эта стратегия выдвинута Президентом В.В. Путиным в Посланиях и закреплена поправками в Конституцию» (курсив мой, иб). Это все та же оговорка по Фройду: во-первых, земля, в рассуждениях советника, стоит перед народом – земля для имперского менталитета первична, народ – вторичен; во-вторых, земля должна быть преумножена (уместно спросить, за счет каких новых войн?); в-третьих, вся эта милитаристская истерия закреплена в конституции.

«Суть проекта» — еще один сигнал потенциальным возвращенцам: в Сибирь вы попадете, если вам улыбнется счастье, а если нет – превратитесь в пушечное мясо, дефицит которого империя начинает ощущать.

Заключение.

Сочинять большие проекты и принимать большие решения тем легче, чем ниже уровень знаний, причем негативная корреляция между уровнем интеллекта автора и масштабом проекта однозначна и не требует доказательств. Статья третьеклассного советника – не исключение. Кроме бегло рассмотренного нами аспекта, она включает еще множество не обремененных ни логической связью, ни историческими фактами, ни социологическими данными лозунгов, восклицаний и конъюнктивных вожделений, наиболее подходящее место обнародования которых — сцена какого-нибудь уездного кафе-шатана. Уже в самом начале автор начинает путаться: если мы имеем дело с «системным кризисом», который «угрожает погрузить в хаос весь так называемый «цивилизованный мир»», то при чем тут Московия? Она ведь, по заявлению автора, приведенному тут же, является «суверенной цивилизацией», мало того – «сложившейся исторически и культурно». Следовательно, кризис, потрясающий соседнюю цивилизацию, ей не грозит и грозить не может, и, значит, вся последующая большая болтовня — напрасная трата времени и битов электронной памяти серверов. Но закроем на логику один глаз, а второй сильно прищурим, и в этот раз поверим автору: Московия победит в «системном кризисе» и устроит «новые правила и новый миропорядок». Понимает ли он, что означают порядок и правила, установленные страной-цивилизацией, неспособной обеспечить себя ни гвоздями, ни сковородками? Возможен ли подобный провал эволюции? «Возможен, — пыжится убедить нас советник: — «Россия всегда «вытягивала себя за волосы из болота» Большими Проектами […]»».

Тут ни убавить, ни прибавить: Эти штуки сильнее, чем Мюнххаузен Распе!

Ирина Бирна для ЛЕва,                                                                                      13.10.2021


[1] По данным Росстата население Московии в 2020 году уменьшилось на 577575 чел., (естественная убыль — 702072 чел., прирост за счет миграции – 124497 чел.). Цифры интересны сами по себе: правительство надеется за 9 лет вернуть меньше мигрантов, чем страна теряет за год! Но есть в той же таблице и более интересные данные — самые большие миграционные потери испытывают как раз Сибирь и Дальний Восток: -26810 и -22286 чел. соответственно. То есть, тенденция из покон веков едина и нерушима: бежит народ из Сибири и Дальнего Востока! Бежит и ничего тут не поделаешь. https://rosstat.gov.ru/compendium/document/13283

[2] Здесь, совсем по Фройду, советник совершенно естественно и даже наивно выдает себя одним словом: у народа московитского именно навыки, т. е. нечто народу изначально – ни биологически, ни социально – не присущее и не свойственное, но вбитое в душу народную восемью веками рабства – сперва крепостничеством, когда никто не мог быть уверен в том, что его не продадут, как животное, и не погонят на новое место, потом – коммунизмом с его громадьем планов и единственным способом их осуществления – мобилизацией через трудармии и Гулаг.

[3] Максим Горький: О русском крестьянстве, Русская жизнь, Берлин, 1922

[4] Судя по данным Росстата (см. выше), Москва в 2020 году приросла 1609, а Питер – 4226 мигрантами; прирост городского населения за счет мигрантов виден практически во всех городах европейской части Московии.

Добавить комментарий

Заполните поля или щелкните по значку, чтобы оставить свой комментарий:

Логотип WordPress.com

Для комментария используется ваша учётная запись WordPress.com. Выход /  Изменить )

Google photo

Для комментария используется ваша учётная запись Google. Выход /  Изменить )

Фотография Twitter

Для комментария используется ваша учётная запись Twitter. Выход /  Изменить )

Фотография Facebook

Для комментария используется ваша учётная запись Facebook. Выход /  Изменить )

Connecting to %s

%d такие блоггеры, как: