ЛЕТНИЕ ВПЕЧАТЛЕНИЯ О РАЗНОМ

Вот оно какое, наше лето

[…]

Лето – это хорошо!

Ля, ля, ля, ля, ля, ля.

Ю. Этин

1. УМНИЦА САРА или О ПРАВО-ЛЕВОЙ ОППОЗИЦИИ

Мой приятель, начинающий пенсионер, человек взглядов взвешенных и поведения продуманного, юрист, член CDU, всю жизнь служивший верой и правдой государственной машине и вышедший на пенсию директором таки департамента, как-то несколько лет назад – до пандемии, если кто за те времена еще помнит – посетил лекцию Сары Вагэнкнэхт. Кто не знает нашу Сару?! – стройная, элегантная, огнеглазая красавица, убежденная и велеречивая политик, острая на язык полемистка. Но, марксистка-ленинистка. Лицо, душа и голова die Linke. Да-да, тех самых хонеккерят, что паразитируют на нашей с вами демократии. А тут наоборот: закоренелый член Христианского-таки вам Союза приходит со с лекции и слова сказать не может! Только вот так глаза закатывает и повторяет: «Ай да Сара! Вот это – да!». Нет, партбилет он на стол не бросил и вообще над собой ничего не учинил, но на политику собственной партии стал смотреть как бы со стороны и как бы независимо. С ним даже стало еще приятнее за разные события говорить. Я почему за это вспомнила? А потому, что нашу Сару этой весной решили выпереть со с партии. Вычистить. И вычистить не за рентген, в котором что-то там не то нашли, и не потому, что родственники на оккупированной территории мылом торговали, а потому, что книгу[1] написала. А в книге такое, например:

Anerkannte Opfergruppen

[…]

Die Identitätspolitik läuft darauf hinaus, das Augenmerk auf immer kleinere und immer skurrilere Minderheiten zu lenken, die ihre Identität jeweils in irgendeiner Marotte finden, durch die sie sich von der Mehrheitsgesellschaft unterscheiden und aus der sie den Anspruch ableiten, ein Opfer zu sein. […] Sexuelle Orientierung, Hautfarbe oder Ethnie […] funktionieren immer. Wer nun mal weiß und hetero ist kann es behelfsweise über den Lebensstil versuchen, also etwa als Veganer gegen die Mehrheit der Fleischfresser. Auch religiöse Überzeugungen, soweit sie im betreffenden Land nur von einer Minderheit geteilt werden, können einen zum Opfer und damit unangreifbar machen[2].

Здесь главное – открыто высказанная мысль, разделяемая подавляющим большинством населения страны, о том, что все эти пенящиеся на поверхности общества меньшинства – от #metoo до Пятничных казенок школы – очень хотят быть жертвами. Ну, прямо, нестерпимо хотят. Без жертвенного венца, жизнь их станет просто невыносима. Это – первое. Второе, и это тоже есть в цитате, роль жертвы, в демократическом обществе, неминуемо тянет за собой требование неприкосновенности, которое жертвы, едва ощутив, тут же конвертируют в индульгенцию на преследование всех, не разделяющих их горячих верований и убеждений, сомневающихся в искренности их душевных страданий. А насколько это серьезно, мы могли убедиться в течении прошедшего года, начавшегося осуждением ни в чем неповинного продюсера и закончившимся приговором полицейскому. А в промежутке были грабежи магазинов, уничтожение памятников, публичное сжигание книг[3] и прочие увеселения, безнаказанно творимые «нелепыми меньшинствами», назначившими сами себя жертвами.

Вот почему на нашу Сару набросились не только однопартийцы – эти, кстати, побистрому успокоились и замолчали свои рты, – но и вся свободная пресса вместе с телевидением, радиовещанием и интернетом (ох, прав Ханс-Георг, ох, как прав![4]). Критика была массивной, критика была уничтожающей, там, где падали ее заряды, не оставалось ничего интеллектуально живого или хоть немного трепыхающегося. Только вот, не покидало меня, читающую критику, ощущение, что делаются авторы, выражаясь по-одесски. Делаться, значит представляться миру дурнее, чем ты есть, в надежде обвести мир вокруг пальца. Делаться могут лишь люди умные, изощренные, во всех водах выполосканные, такие, что держат собеседников за глупее себя, уверенные в том, что их представление пройдет успешно и никто трюкачества не заметит. Здесь было все: от раздирающих душу описаний страданий и самоубийств, до статистики преступлений против представителей, по словам Сары, «skurrileren Minderheiten». Все эти натяжки и передергивания не стоят того, чтобы на них останавливать наше внимание, опровергать их тоже незачем, они сами себя опровергают, но стоит, по-моему, остановится на двух пунктах.

Первый. Во всех публичных выступлениях, по всему широкому спектру модного фиглярства, принимает участие ничтожно малое, статистически незначимое количество населения. Почему же делаются работники средств массовой информации? Зачем пытаются пошити нас в дурні? Какую цель преследует постоянное и настойчивое присутствие перед нашими глазами массовых выступлений защитников чего-бы то ни было, в которых принимает участие несколько сотен человек? Почему нам пытаются навязать мысль о том, что эти несколько сотен и есть народ? Все их писания и экранные старания сводятся к тому, чтобы убедить нас в том, что мы думаем не так, как мы думаем, и, если мы упрямимся и настаиваем на том, что думаем все же иначе, то думаем мы не так, как большинство сограждан. Цель их усилий, например, убедить нас в том, будто самое великое достижение эволюции – двуполое размножение – ложь, придуманная злыми белыми мужчинами, когда-то давно тому назад захватившими власть над всем человечеством, и что человечество делится не на женщин и мужчин, а на «людей, которые менструируют», и на тех, которые почему-то не хотят. Они силятся доказать, что два с половиной миллиона лет питания падалью – в том или ином виде – ошибка эволюции или, в лучшем случае, ложь палеоантропологов, и что мы всегда были, есть и будем вегетарианцами, а лучшие из нас – так прямо веганами. Они доказывают женщинам, что цель их жизни не семья, а карьера, что материнство, опять-таки, навязанная мужчинами социальная роль, а не естественная функция. Иными словами, сказку, рожденную головами философов в тиши и уюте кабинетов и библиотек, они стремятся сделать былью. Они видят себя в роли Данко, влекущего народ к свету познания. Но реальность всякий раз бьет их по шаловливым ручкам и весело топчет игривые их фантазии, и делает это просто и прямо, как принято в демократиях – выборами. После выборов всегда вдруг оказывается, что те, в телевизоре, ребята милые, симпатичные и прогрессивные, но – не народ, а народ, это те, кто отдал голос за ту или иную партию. И здесь результат однозначен: «Die politische Rechte ist der große Gewinner des beginnenden 21. Jahrhunderts»[5].

Тут одно из двух: либо народ не тот, что у философов в головах, либо идеи их не для живого народа. Можно, конечно, спорить и проводить диспуты до тромбов в ногах и волдырей на языках. Если бы не выборы. Практическим политикам от таких диспутов толка мало, им нужны избиратели. Сара поняла, что если сейчас, срочно, в пожарном порядке не скорректировать философию левого мышления, не развернуть партию лицом к народу и спиной к фиглярам, не адоптировать идеи к потребностям живого народа, катастрофа неминуема, и не только Левые, но и SPD, и Зеленые (пока еще жирующие на климатических ужасиках, но не имеющие за душой никакой реальной альтернативы растущим энергетическим аппетитам[6]) сами неизбежно превратятся в политических фигляров.

Второй. Наша самая левая Сара[7], словно потешаясь на самой собой и своей партией, повторила аргументы самых правых и самых непримиримых своих партнеров – AfD. А это уже сигнал, как хотите. Если крайне правые и крайне левые партии экстремистского, диктаторского типа повторяют аргументы друг друга, это уже даже не симптом, это – подтвержденный диагноз болезни демократии.

Ну не страшно ли, когда в стране единственной партией, защищающей демократию, выступает партия крайне правого, экстремистского толка? Еще как страшно! Но еще страшнее, когда ей начинает вторить лидер крайне левой и не менее экстремистской партии.

Я нисколько не утрирую, говоря о защите демократии AfD: партия дважды выиграла процессы в Конституционном суде против правительства. Первый раз правящая коалиция пыталась объявить AfD партией экстремистской и позволить службам безопасности вести наблюдение за членами партии. Правые подали протест и с треском выиграли процесс. Прошу здесь понять меня правильно: я ни в коей мере и ни с какого боку не симпатизирую AfD, более того, полностью согласна с мнением правительства, но если экстремистам удается устами высшей инстанции по защите конституции объяснить демократам, что такое демократия, то это никак не в пользу последней. Согласны, или я права? Причем, чем экстремистее партия, тем бледнее выглядит поучаемая ею демократия.

Второй процесс был еще более знаменательным. Знаковым был. AfD с блеском выиграла процесс против так называемых «паритетных партийных списков». Может, кто не слышал, поясню кратко. Наши неуемные демократы-прогрессисты в купе с истеричными феминистками, осознав, наконец, что с квотами им легально не пробиться, решили протащить закон, обязующий (sic!) партии составлять списки кандидатов в выборные органы власти по схеме «мужчина-женщина». Не мытьем, так катаньем, по-нашему. На защиту демократии стала одна-единственная партия – AfD – и – повторю – с блеском выиграла процесс: «паритетные списки» признаны недемократичными[8].

Но и это еще не все, и на носу у нас очередная победа AfD в борьбе за чистоту демократии, спровоцированная нашим мудрым правительством. AfD, как стало известно на прошлой неделе, подала иск против Ангелы Меркель, который, по оценкам специалистов, обречена выиграть. Дело здесь идет о выборах премьер-министра Тюрингии в феврале текущего года. Тогда AfD ловко использовала слабости и пробелы демократических процедур и поспособствовала избранию представителя Свободных демократов (FDP) премьер-министром. Настаиваю: выборы прошли с сохранением всех демократических норм, демократия просто не предусматривает случая, когда большинство населения голосует за антидемократическую партию, и партия эта становится одной из самых больших фракцией парламента. Именно размеры фракции и позволили AfD стать делателем короля в Тюрингии. А вот реакция демократов оказалась, мягко говоря, чисто диктаторской. Вместо того, чтобы принять поражение и заняться анализом причин победного шествия правых по земельным и федеральному парламентам, дабы в будущем избежать появления популистского большинства в представительных органах власти, Ангела Меркель на официальном приеме в Южной Африке (06.02.2021) заговорила о том, что случившееся в Тюрингии (напомню в скобках: официальное название страны Свободная Земля Тюрингия, каковой она, по Конституции Германии, и является) как о «непростительном» событии, которое «должно быть исправлено». Здесь явно диктаторский тон разъяренной хозяйки, оставившей подчиненных на какое-то время без надзора. Повторяю: по мнению экспертов, AfD процесс выиграет, а демократия, исправляющая собственные ошибки фельдфебельскими окриками, проиграет дважды.

Тут стоит отметить, что за язык фрау Меркель никто не тянул, окрик вырвался спонтанно, а потому – искренне. Таково ее понимание демократии и рамок свободы демократических институтов независимых Земель Германии.

В книге затронуты и иные интересные темы, начисто упущенные из вида критикой, ослепленной приведенной выше цитатой. Мы порассуждаем о них в отдельной статье, а сейчас ограничимся последним замечанием.

Книга нашей Сарочки вышла в год избрания нового Бундестага, и не может быть рассмотрена и оценена вне этого события. Совершенно очевидно, что партия не успеет скорректировать свою предвыборную стратегию за столь короткий промежуток времени и, если следовать тенденции последних земельных выборов, вполне вероятно, останется без места под стеклянным куполом Райхстага. Похоже на то, что книга умного и дальновидного политика Вагэнкнэхт – последняя, отчаянная попытка показать избирателям, что и среди левых есть люди, способные трезво оценивать реальность, и что, следовательно, партию стоит поддержать на выборах.

А нам всем, независимо от политических наклонностей, следует поблагодарить нашу Сарочку за мужество – редкий товар на ярмарке политического тщеславия. И неважно, какие желания двигали марксисткой-ленинисткой, главное – она высказала мысли, волнующие всех нас без исключения. Как говорят немцы: «И слепая курица иногда находит зернышко» или, по-нашему: «С паршивой овцы хоть шерсти клок».

2. ЖЕНЕВСКИЕ ШЕПТАНИЯ И ИХ ПОСЛЕДСТВИЯ или МЕРТВЫЕ ДУШИ 3.0

(История в картинках)

Предыстория спектакля

У Америки проблема. Или даже две. Хотя, пожалуй, все-таки три.

Во-первых, Китай. Плохо получилось с Китаем. Тут ведь как думали: мы их в люди выведем, накормим, напоим, технологиями поделимся, и они тоже как мы станут. Мол, выведем в демократы калорийной кормежкой и добрым примером! А Китай всех надул: технологии взял, а что не дали – украл, и начал заваливать мир дешевыми товарами, кредиты раздавать под государственные гарантии. На вырученные деньги перевооружил и модернизировал армию, раздул полицию и секретные службы, ввел практически тотальную слежку и пересажал всех, сомневающихся в безальтернативности линии партии на восстановление великого Китая; с наслаждением удава задушил Хон Конг и настроил концлагерей: здесь и рабочие руки еще дешевле, и из уйгуров сподручнее китайцев делать; прибрал к рукам вьетнамские острова и расположил там свои ракетные комплексы. Кроме того, практически колонизировал не только азиатских соседей, но многие страны Африки и Латинской Америки – в первую очередь те, что богаты стратегическими полезными ископаемыми. Дошло до того, что попытался даже всучить Штатам и Европе свою шпионскую аппаратуру для G5 связи.

Во-вторых, Трамп. Трамп был плохой. Фи, бяка! Но именно плохой Трамп первым ощутил холодный восточный ветер, именно он понял, что в западных прожектах в отношении Китая что-то не так, и что формула «Изменения через торговлю» не то, чтобы провалилась, но работает не в том направлении, какое заложено в нее изобретателями, и что все идет к тому, что скорее Запад станет подконтрольной Китаю диктатурой, чем Китай – демократией. В погоне за сверхприбылями на новом, невообразимом по возможностям, рынке, западные демократии слишком долго закрывали глаза на воровство технологий и патентов, не замечали кредитных удавок на шеях Греции и Черногории, тотального контроля со стороны государства за так называемыми частными китайскими компаниями, искусственного курса юаня и прочих протекционистских и агрессивных действий Пекина. Все это привело к тому, что Китай вырос во вторую экономику мира и, по прогнозам, к 2040 году перегонит США. Что тогда будет с мировой демократией догадаться несложно.

Совершенно очевидно, что единственной страной, способной защитить демократию и наших с вами детей и внуков – ведь 2040 это уже даже не будущее, это уже завтра и многие из нас доживут! – является США. Следовательно, сегодня Европе – и в первую голову двум ее экономическим тягачам – Германии и Франции – пора прекратить антиамериканскую политику, стоящую за проамериканской риторикой, и выступить на защиту демократии единым со Штатами фронтом. К чему и стремился Трамп. Но было у него две беды: собственный характер и отсутствие достойных европейских политиков.

Трамп попытался решить проблемы шоковой терапией, или, как в Старом мире привыкли иронично замечать, ковбойскими наскоками: введением таможенных пошлин, отказом от кабальных торговых соглашений, требованиями усилить НАТО. Все это было верно по сути, но высказанное ультимативным тоном, вызвало реакции отторжения как немцев, так и французов. В Европе не нашлось политика, достойного уровня проблемы, ставшей перед свободным миром в лице Китая, т. е. не нашлось того, кто посмотрел бы за края своих узконациональных интересов и начал Трампом диалог. Я совершенно уверена, Трамп заговорил бы тоном пониже, если бы Европа продемонстрировала хоть малую толику понимания. Но этого не случилось, Трамп оказался в изоляции, а мир потерял четыре важных года[9].

В-третьих, Трамп. Да, я опять за него. В январе этого года в Белом доме поселился новый, наконец-то правильный, президент. Президент новый, а проблемы старые. А за старыми проблемами – единственно возможные решения. Да вот беда: как правильному президенту объяснить любящей его публике, что автором единственно возможных решений является президент неправильный? Но правильный президент на то и правильный, чтобы решать подобные головоломки.

Как он их решает, тому следуют картинки.

Картинка первая

Мертвые души 3.0 в постановке Интернационального театра политического абсурда.
Слева направо: Чичиков (любимец публики В. Путин) приветствует Манилова (Джо Байден), вилла ла Гранж, Женева, 16.06.2021
(Foto: AP, https://www.sueddeutsche.de/politik/wie-bewerten-sie-das-treffen-von-putin-und-biden-1.5324593)

В Вашингтоне появился новый, в этот раз правильный, президент. Я говорю «правильный», потому что до него был неправильный. Ошибочный какой-то, черт его знает, как он вообще в Белый дом попал! И это после восьми лет самого правильного, душки Обамки, которого любил весь мир. И на тебе! Выбрали неправильного. Ну, да ладно, с кем не бывает! Главное – теперь обратно правильный. Он все знает, всех любит, со всеми дружить хочет. И мечтать горазд. «Иногда, глядя из окна [на Монумент Вашингтону], говорил он о том, как бы хорошо было, если бы вдруг от [Белого] дома провести подземный ход [прямо в Кремль] или [чрез Атлантический океан] выстроить каменный мост, на котором бы были по обеим сторонам лавки, и чтобы в них сидели купцы и продавали разные мелкие товары, нужные для [московитов]. При этом глаза его делались чрезвычайно сладкими и лицо принимало самое довольное выражение, впрочем, все эти прожекты так и оканчивались только одними словами.» Видя такое его состояние, подчиненные решили порадовать старика и устроили ему встречу с самим майорчиком разведки, несущим нелегкую службу под прикрытием президента Московии.

Новые друзья долго не могли решить, кто к кому в гости приедет: Байдена далеко возить нельзя, а у майорчика сомневались перелетит ли самолет через океан. Встретились они посредине, в Женеве. Майорчик приехал первым и стал ждать у дверей. И вот подъехал Байден, вышел из машины, а майорчик уж тут как тут, приглашает, проходите, мол, а я за вами.

«— Нет уж извините, не допущу пройти позади такому приятному, образованному гостю.

— Почему ж образованному?.. [обиделся было майорчик, но вспомнил, что еще не прикупил мертвых душ, и заговорил еще слащавее]: – А вот вы наконец и удостоили нас своим посещением. Уж такое, право, доставили наслаждение… майский день… именины сердца […]», – но Байден уже уснул, и весь шарм разведчика пропал даром.

Всмотритесь в картинку. Здесь два источающих сахар собеседника, слева – Чичиков, приехавший в надежде выдурить у простака-мечтателя Манилова какие-нибудь преференции, справа – сам Манилов, сахароточащий в надежде увлечь майорчика своими фантазиями.

О чем говорили эти двое, мы не знаем. Жиденькие сепаратные пресс-конференции много корма для анализа не подбросили. Здесь интересно другое, а именно незримое присутствие Трампа. «Ну, опять за свое! – воскликнет читатель, – дался ей этот Трамп!» Так ведь общего много. Слишком, на мой вкус, много общего. Трамп тоже встречался, тоже шептался, и тоже до сих пор никто не знает, о чем. Только вот нет-нет да и промелькнет где-нибудь слово госизмена в контексте той встречи. Но Трамп был плохой; Трамп был белый, пожилого возраста и мужчина – т. е. хуже некуда. Он даже атаку на Конгресс организовал. И налоговую декларацию показать не хочет, гад. Но главное: он обратно в президенты собирается! А это, по мнению левых, прямая угроза их демократии. Так отведите эту угрозу! Избавьте нас, наконец, от этого кошмара! Опубликуйте документы той встречи в Хельсинки и доказательства госизмены! Чего проще! Да вот, молчит новая администрация, не дает ответа. А раз так, то попытаюсь дать мое объяснение.

Мертвые души здесь совершенно ни при чем. Все дело в губернаторской дочке. То есть, в Китае. США совершенно очевидно, что Китай представляет для Московии не меньшую, а то и большую угрозу, чем для Запада. Запад, по крайней мере, не имеет территориальных проблем с Китаем, чего нельзя сказать о Московии. Кроме того Штаты, связанные Договором о ракетах средней дальности, не могли модернизировать и наращивать свои ядерные арсеналы, в то время как Московия тайно разрабатывала ракеты нового поколения, запрещенные Договором, а Китай вообще отказывался присоединиться к нему. Сама ситуация делала из Московии и США тактических союзников, и это прекрасно понимали как в Москве, так и в Вашингтоне. Об этом и говорил Трамп с майорчиком, и договорились действие Договора прекратить. По крайней мере до тех пор, пока не станет возможным принудить Китай играть по международным правилам. Вот почему протоколы той встречи опубликованы быть не могут.

Международная атмосфера за прошедшие три года уконтрапупилась радикально. Китай окреп еще более и, повторяю, уверенно приближается к позиции, позволяющей ему диктовать условия игры, а не подчиняться каким-то правилам. Оба политика – как майорчик, так и Байден, – прижатые к стене реальностью, все больше и больше выходящей из-под контроля, были крайне заинтересованы в том, чтобы встретиться с глазу на глаз и сверить часы, запущенные Трампом. Все спекуляции о том, что встреча была результатом давления из Кремля, сконцентрировавшем весной огромные силы на границах Украины, не выдерживают никакой критики. Как это не печально звучит для меня лично, для Украины и ее союзников, для Беларуси и других, как реальных, так и потенциальных жертв московитской агрессии, все они, в стратегических планах Вашингтона, занимают лишь тактические позиции. США в новой ситуации вынуждены концентрировать силы на главном направлении, а это, вне всякого сомнения, Китай. Именно оттуда исходит главная угроза миру.

Доказательств прямых того, что два сахароточащих президента говорили о третьем, не менее улыбчивом, у меня, разумеется, нет, но есть несколько косвенных.

Через двенадцать дней после Женевы, 28.06.2021, сразу в двух источниках – газете Коммерсантъ и журнале Россия в глобальной политике была опубликована статья министра пропаганды Московии Лавра Лгущего О праве, правах и правилах. Статейка так себе, тем, кто читал классическую ЦРУ против СССР статью Лавра можно не читать, ничего нового они в ней не найдут. На первый взгляд даже непонятно, зачем было публиковать этот полуграмотный бред. И лишь на второй взгляд пытливый читатель замечает, что в сравнительно небольшой – чуть больше шести страничек формата А4 – статейке семь (7)! раз упоминается Китай. Причем шесть раз – медовой парочкой «Россия и Китай» (вариант «Москве и Пекину»). Зачем в словоблудной пропагандистской статейке о правах и правилах политической игры, якобы навязываемых Западом Московии, назойливо вспоминать за Китай? Ответ прост: министру пропаганды, шустрящему по совместительству еще и по делам международным, остро необходимо было показать кому-то третьему, что «русский с китайцем братья навек» и «дружба навеки в сердце у нас», а еще что «в мире прочнее не было уз»[10]. Но кто этот третий? Штаты были в Женеве, Европа была загодя проинформирована лично Байденом, остальной мир имеет свои проблемы и мало интересуется крепостью уз между Москвой и Пекином. Единственным получателем весточки остается Пекин. Мол, не за вас говорили! За Украину, Северный поток, кибер-атаки… мало ли… тем-то вона сколько!

Это было первое косвенное доказательство, а вот и второе.

Байден сразу после состязания улыбок в Женеве развернул политику США в отношении Северного потока-2 (СП-2) на 180°, да так лихо, что не только политические партнеры-республиканцы, но и родные демократы возопили до небес. Откуда эта щедрость и безалаберность в разбазаривании политических рычагов воздействия такого уровня? Ведь за это ответить придется, мистер, как вас там… Манилов! Все, однако, очень просто, если мы вспомним, как мирятся два людоеда. Они съедают третьего. А как привлекают на свою сторону союзников? Правильно – подарками. Причем, чем щедрее подарок, тем важнее союзник для союза. И здесь Байден не поскупился[11]. Выводы делайте сами.

Следующее косвенное: немецкий фрегат с более чем двумя сотнями солдат на борту на боевом патрулировании в Восточно-китайском море. 02.08.2021 Германия вдруг отправила фрегат на юго-восток. Район патрулирования – Африканский Рог – Восточно-Китайское море. Министр обороны Германии Аннегрет Крамп-Kaрренбауер (CDU) объяснила патрулирование необходимостью обеспечить «основанный на международном праве порядок»[12] в регионе, где Китай своими территориальными претензиями постоянно провоцирует нестабильность. Красиво. Благородно. Но только где вы были раньше с вашим стремлением обеспечить этот… как его черта… на международном праве порядок? Американцы еще при плохом Трампе послали туда суда и патрулируют регулярно. Почему вас тогда порядок не интересовал? Не жест ли это вежливости за позволение достроить СП-2?

И еще одно косвенное – есть и еще, и еще, – но это будет, пожалуй, последним.

27.07.2021, т. е. через сорок дней после похорон американского противостояния Потоку, президент Байден выступил перед представителями разведывательных служб США[13]. Здесь он поведал притихшим разведчикам, что понимает Путина, имеющего настоящую проблему («real problem»). Проблема эта – экономическая. Майорчик сидит на нищей экономике, обладающей колоссальным ядерным арсеналом. Тут, в этих скупых словах, всё. Нищая Московия вот-вот развалится на исторические национальные части. Держится она лишь на штыках и репрессивном аппарате, раздутом за все экономически обоснованные пределы. Попросту говоря, великой стране армию, полицию, стукачей, росгвардию и прочие столпы стабильности кормить нечем. А развал ее не нужен никому. Здесь не только ядерный арсенал и гипотетическая возможность междоусобиц, здесь, в первую очередь, китайские территориальные притязания. Неизбежный захват исторического китайского Дальнего востока приведет к резкому возрастанию роли Китая в мире. Московия же, в ее полудохлом современном виде, опасности для Запада не представляет – это реальность, пусть и горькая для так называемой демократической оппозиции путинскому режиму. Поймите меня правильно: Московия может сегодня проводить кибер-атаки, но западные специалисты ищут ответные меры и, конечно, найдут, она может убивать политиков и терроризировать соседей, она понимает толк в коррумпировании западных элит – политических, экономических, культурных, но она не представляет угрозы всему мировому порядку, более того – он ее полностью устраивает, она веками приспосабливалась паразитировать на нем и достигла в этом известного изящества. Угрозу мировому порядку сегодня представляет Китай. Следовательно, прямая обязанность Америки снять санкции с СП-2: без европейских миллиардов за газ, великая держава гигнется, как Безенчук – незабвенный глава тоже некогда великой и могучей погребальной конторы.

Картинка вторая

Мертвые души 3.0, акт второй, сцена заключения сделки покупки-продажи мертвых душ.
Исполнители и декорации те же.
(Foto: AFP, https://www.sueddeutsche.de/politik/news-nachrichten-treffen-von-putin-und-biden-hohe-strafe-fuer-afd-verguetung-fuer-impfzertifikat-1.5324506)

А вот обе высокие договаривающиеся стороны источают сахар после встречи, причем каждая старается пересахарить свою vis a vis, «[…] явя в лице своем выражение не только сладкое, но даже приторное, подобное той микстуре, которую ловкий светский доктор засластил немилосердно, воображая ею обрадовать пациента».

Чему рады оба?

Основания, надо признать, у них есть.

Майорчик-Чичиков получил свои миллиарды и может теперь с оптимизмом смотреть в ближайшее будущее.

Байдену-же-Манилову удался рекорд, достойный Гиннеса, такой рекорд, который вряд ли кто-нибудь из коллег-политиков сможет переплюнуть в ближайшее время. Старик, в погоне за своей фантазией, умудрился одной задницей сесть одновременно в четыре лужи. А это, согласитесь, таки-да и таки-точно!

Во-первых, ему пришлось улыбаться убийце и даже пожать ему руку.

Во-вторых, он утратил доверие собственной партии.

В-третьих, обменял Поток на пустые словеса, т. е. оказался глупее папуаса, который за золото хоть осколки стекляшек выторговывал. Мудрый Байден, кроме сладких улыбок и искренних дружеских обещаний, не привез ничего.

В-четвертых, окончательно потерял лицо в Европе. Не свое – американское, национальное.

Я предлагаю первые две лужи перепрыгнуть – очевидность позора сидящего здесь президента не нуждается в комментариях.

Для иллюстрации третьей и четвертой, предлагаю последнюю картинку.

Картинка третья

Фото: CapitalPictures/EastNews
Акт третий. Слева – Народная артистка Германии А. Меркель в роли Коробочки, справа – уснувший таки Байден-Манилов

Прекрасная мизансцена!

Не находите?

Всмотритесь в лица исполнителей, их позы и взгляды. Вот сейчас закончится фото-термин, журналистов вежливыми пинками выпихают в буфет, Байдена разбудят и он, наконец официально объявит Ангеле и миру то, о чем Ангела знает уже больше месяца, а именно: США прекращают политику санкций против СП-2 и не будут препятствовать его завершению. Лицо Меркель ничего кроме недоуменной скуки не выражает, она находится как бы не здесь, она, как бы в прострации – ей только что присвоили звание Почетного доктора наук университета Джона Хопкинса и в ушах ее – овации, перед глазами – полный зал публики, в голове – легкие кружения от перевариваемых комплиментов. Но есть в картинке и другое. Рядом с заснувшим мечтателем, убедившим себя самого в том, что ему удалось сплотить Европу и приобщить Московию к пакту против Китая, сидит дама, надурившая простака ничем не хуже майорчика. Вручив Ангеле газовый кран Европы, Джо добил последних своих союзников здесь. Сделав Германию монополистом в распределении газа на большей части континента, он отдал ей в руки рычаг давления на всех тех, кто так или иначе борется против проведения Германией и Францией промосковской политики. Я понимаю, дорогие мои оппоненты, что Германия – страна демократическая и никогда не позволит себе использовать газовые поставки в качестве политического оружия! Ни ты господи боже мой! Но, все-таки… Все-таки, согласимся, сидя на кране, Германии будет легче уговорить ту же Польшу принять нужное решение – германские аргументы как бы в весе прибавят, в наглядности и очевидности. Впрочем, может я и не права, и за решением Байдена стоят чисто экономические интересы: ведь Польше и другим потенциальным целям немецкого перевоспитания газом (мысль чисто гипотетическая, разумеется!), ничего иного не останется, как покупать американский сжиженный газ. А що до Китаю, та то таке

Ни одна европейская страна не станет портить отношений с Китаем ни за какие подарки от США. За исключением, конечно, Великобритании. Остальным же их национальные рубашки ближе к телу. А в рубашках этих с каждым днем все больше и больше китайских компонентов – от текстиля, до красителей. Слишком завязли они в китайском болоте быстрых и легких прибылей. Вот, разве что для примера: заводы VW, Siemens и BASF расположены неподалеку концлагерей[14] в провинции Синьцзян (страна уйгуров). По данным исследователей, предприятия используют рабский труд заключенных (простите, перевоспитываемых) уйгуров. Доказательств, разумеется, никаких.

Западу следует как можно скорее разработать систему защиты своих новаций и вывести высокотехнологическое производство из Китая, ограничить прием китайцев в университеты. Китай – пока еще – вылизывает и совершенствует западные технологии. Вопрос о совместимости диктатуры со свободой научной мысли, остается открытым – до сих пор история давала на него отрицательный ответ. Сможет ли Китай ответить положительно – сегодня не знает никто, и Запад должен быть заинтересован в чистоте эксперимента, т. е. в полной научно-технической изоляции Китая. Но на пути вывода технологий стоит поразительно дешевая рабочая сила – морковка, подвешенная китайским погонщиком перед носом западного экономического осла.

У Московии тоже нет политических резонов выступать против Китая – она рассчитывает на долю малую в противостоянии двух мощных экономик, и встреча в Женеве показала, что расчет этот, по крайней мере с нынешней вашингтонской администрацией, верен.

Вот и получается, что поступившись Потоком ради химеры, старина Джо проиграл со всех сторон: и Московии передышку дал, и Германию усилил, и союзников в Европе ослабил…

Но он пока улыбается – раденький, що дурненький!

3. АФГАНСКИЙ ПРОВАЛ

Милиционеры заплатили, деликатно осведомившись,

с какой целью взимаются пятаки.

– С целью капитального ремонта Провала, –

дерзко ответил Остап, – чтоб не слишком проваливался.

Евгений Петров, Илья Ильф, Двенадцать стульев

Глава XXXIX Вид на малахитовую лужу

– Это какой-то позор!

Михаил Булгаков, Собачье сердце

Иногда бывает полезно один день не следить за новостями – короткий перерыв может стать удивительно освежающим и очищающим. Так случилось со мной прошедшими выходными. В субботу я была в отъезде, вернулась поздно и, едва допив чашку чая, уснула, чтобы проснуться на следующий день в ином мире. Вечерние новости пятницы еще деловито и неспеша рассуждали о сроках вывоза так называемых местных работников (Ortskräfte) – афганцев, служивших немецкому ограниченному контингенту переводчиками, шоферами, электриками, сантехниками и т. д., еще показывали офицеров АНА – Афганской Национальной Армии – клявшихся не отдать ни пяди родной афганской земли талибам, нашли даже какого-то старика, воевавшего еще против Советов, и теперь организовавшего отряд самообороны для поддержания той же армии. Старик аутентично потрясал калашниковым, и глядя на него верилось, что за ним Кабул и отступать некуда. О том, что Кабул падет, не говорили вообще – талибы занимали что-то около 70-80% областных центров и встречали отчаянное сопротивление армии. Изредка проскальзывали робкие предположения, что талибы могут победить, хотя и к концу сентября, никак не раньше. Это было в пятницу, а воскресные новости уже звучали так:

«Пораженный мир наблюдает за продвижением Талибана со скоростью, какую никто и вообразить не мог»

«Кабул в руках Талибана, президент страну покинул»

«Население сердечно приветствует Талибан. Афганистан – страна, полная противоречий»

«Ни современное вооружение, ни двадцатилетнее обучение, ни идеи прогресса и развития – ничего не помогло»

Какой-то бывший Начальник штаба немецкого контингента в Афганистане:

«Мы их обучили, вооружили, и для меня загадка, как могло случиться, что таким образом обученные и вооруженные войска не могут противостоять банде на мопедах? Выглядит так, что не хватает «За что?» – за что они воюют, за что рискуют жизнью»

Председатель Комитета по иностранным делам Норберт Рёттген:

«Всё слишком поздно… слишком рано произошел вывод войск… Далеко идущее неверное решение новой американской администрации… Политический провал Запада – это катастрофа, подрывающая наш политический и моральный авторитет. Необходима срочная встреча на высшем уровне Европы и НАТО, чтобы решить, как быть с этим колоссальным провалом.»

Что же произошло?

Как смогла банда в сандалиях и на мопедах пройти с такой скоростью всю страну, не встречая практически никакого сопротивления хорошо обученной и современно вооруженной армии, армии, имеющей в своем арсенале даже вертолеты и самолеты?

Совершенно очевидно, и здесь мы возвращаемся к сказанному в первой части обзора, что афганцы в нашем телевизоре и афганцы на улицах своих городов – разные афганцы. И, судя по результату, реальны последние, тогда как первые – результат настойчивых поисков и плод фантазии наших журналистов. И здесь мы вправе повторить вопрос первой главы: во имя чего нам несколько месяцев показывали сказочных афганцев? С какой целью?! Даже в понедельник, когда весь мир признал поражение демократии, когда политические лидеры, пряча глаза в шпаргалки, мямлят какие-то оправдания, даже в это время новостные редакторы раскопали где-то и показали некую немецкую специалистку, поведавшую, что согласно последним опросам, большинство населения Афганистана против Талибана. Так кто же бросал оружие, кто пропускал без боя, кто приветствовал на улицах?!

Но есть здесь нечто и пострашнее. Судя по заявлениям наших политиков, начиная с разбуженного зачем-то добряка Джо и кончая растерянным Маасом, они тоже были информированы о происходящем на уровне вечерних новостей. А это уже настоящая катастрофа. Если ни одна разведка НАТО не в состоянии снабдить правительства достоверной информацией, если при принятии важнейших политических решений, ответственные министры полагаются на пропаганду и фантазии журналистов, то пора бы задуматься о пользе и необходимости таких разведок.

Меркель вынуждена признать, что попытка приобщить Афганистан к демократии провалилась и «нам следует извлечь уроки…» – единственные живые слова, которые я услышала в эти дни. Только вот понимает ли сама фрау Бундесканцлерин, у провала какой глубины оказалась демократия? Ведь афганский провал – это лишь часть общего провала, провала всей политики последних тридцати лет[15], и если мы не прекратим наши игры в толстовство, если не избавимся от иллюзий 68-го года, если по-прежнему будем идти на поводу у фигляров, убеждающих нас в том, что диктаторские режимы и чуждые демократии культуры можно перевоспитать добрым примером, терпимостью и подачками, если мы срочно не избавимся от всего этого теоретического, кабинетного балласта, то нашим внукам, а, может, уже и детям, придется искать утешение в пошлых фразах о том, что на демократии западного типа свет клином не сошелся, и что демократия китайского прочтения тоже вполне пригодна для жизни.

Упомянув в начале этой главы «новый мир», я нисколько не преувеличила: в прошедшие выходные судьба дала нам отрезвляющего подзатыльника, и сегодня вопрос лишь в том, поймут ли наши политики послание или нет, извлекут ли уроки, о которых говорит фрау Меркель, или не извлекут. От последнего будет зависеть, каким будет этот новый мир – продолжит ли он ускоряющееся скольжение в пасть тоталитаризма или отряхнется и начнет борьбу за завоеванные поколениями демократические ценности.

И совершенно независимо от их решения, за ремонт Афганского провала платить всем нам. Та то таке…

4. НОВОСТИ СПОРТА

Не следует манкировать здоровой традицией завершать всякое трудное начинание чем-нибудь легким и одухотворенным: обильный обед – рюмкой коньяку у камина, насыщенный событиями день – скандалом с супругом, а обзор новостей – анализом спортивных событий. Тем более, что в этот раз сама жизнь сунула аналитику в руку козырный марьяж, делающий игру беспроигрышной: этим летом, с годичным опозданием таки прошли два величайших спортивных события – Чемпионат Европы по футболу и Олимпийские игры. События эти разделили человечество на два лагеря: тех, кто с нетерпением ждал зрелищ, и тех, кто устраивал демонстрации протеста, требуя остановить, запретить и не допустить действ даже при пустых трибунах. Как первые, так и вторые мотивировали свое поведение пандемией, как первые, так и вторые совершенно безвозмездно и искренне распространяли вирус – первые – на трибунах, в барах, открытых просмотрах и в прочих местах большого скопления праздного населения, вторые – на манифестациях протеста и битвах с полицией. А победили, как всегда,

4.1. Деньги.

Спорт живет деньгами. Причем деньгами очень, ну очень, ну просто невообразимо большими. Каждый новый вид спорта – будь то аэротика – пардон – аэробика, nording walking или cross-fit приносит доходы несравнимые по уровню ни с торговлей наркотиками, ни с проституцией, ни даже с торговлей церковными свечками и иконками для автолюбителей. Настоящее жулье сегодня посвящает себя спорту, а не традиционным методам быстрого обогащения, известным со времен Аграрной революции (XII – X века д. Р. Х.). Здесь наука, медицина, диетология, пищевая промышленность, журналистика, производство спортивных товаров – от шнурков, до специальных, через интернет управляемых тренажеров, позволяющих в реальном времени соревноваться и такими же несчастными жертвами рекламы в любом уголке планеты. Сегодня недостаточно купить кеды или полукеды за три двадцать, трикотажные штаны и футболку, и выбегать каждое утро на пробежку, нет, сегодня необходимы специальные кроссовки, освобождающие от нагрузок голеностопные суставы и Ахиллово сухожилие до самого затылка, леггинсы из специальной влагоотталкивающей и терморегулирующей ткани и футболка с особыми зонами поддержки суставов, предотвращающими соударение лопаток во время пробежки. За всем за этим – миллионы рабочих мест, все это должно непрерывно работать, постоянно давя на население, вынуждая регулярно покупать последние достижения спортивно-медицинского трюкачества: трости для nording walking с наконечниками последнего поколения и для каждого типа грунта в отдельности, носки, препятствующие расползанию пальцев во время бега на тренажере, часы, считающие количество проделанных в обеденный перерыв шагов и вычисляющих уровень затраченной энергии.

На вершине всего этого – Международный олимпийский комитет во главе с Томасом Бахом, за бескорыстие и независимость прозванным Пуделем Путина. Томаса можно понять: он ведь не для себя – он для всех для нас старается, он о спорте думает и о его развитии во всем мире. А для этого нужны деньги.

Вот почему как Олимпиада, так и Чемпионат Европы должны были состоятся при любых условиях – пандемия туда, пандемия сюда. И то, что они состоялись с годовой отсрочкой, свидетельствует лишь о том, что ныне спортом руководят люди случайные, не обладающие фантазией, неспособные сочинить вовремя достаточно правдивые и убедительные основания для проведения обоих событий в назначенные сроки.

Деньги неразрывно связаны с политикой. Не станет большой натяжкой утверждение, что политика есть деятельность по защите экономических интересов нации. Здесь – положительный ответ на вопрос о связи спорта и политики. Спорт, как одна из важнейших частей экономики, как предмет национальной гордости и символ нации, не может быть вне политики. Странно даже тратить время на объяснение подобных банальностей, особенно на фоне непрекращающихся коррупционных скандалов последних двух декад: покупку Германией Чемпионата мира по футболу (2006) при активном участии Кайзера Франца (Беккенбауера – освобожден от уголовного преследования по состоянию здоровья), его же горячее участие в продаже чемпионата Путину (2018), трудно объяснимое решение о проведении чемпионата 2022 года в Катаре.

Чем, как не политикой, объяснить преследующую нас по пятам рекламу фирм, мягко говоря, сомнительной репутации: Газпрома, постепенно затягивающего газовую удавку на шее Европы и являющегося одним из немногих источников валютных поступлений в московскую казну, или Tik-Tok – китайского интернет-портала, по мнению западных экспертов, в числе прочего занимающийся шпионской деятельностью.

Чем, как не политикой, объяснить антивенгерскую истерику, устроенную германскими СМИ и Футбольным союзом Германии накануне встречи в Мюнхене между двумя сборными?

Чем, как не политикой, объяснить упрямое нежелание того же херра Баха искоренить систему государственного допинга Московии?

4.2. Допинг.

«Unfortunately, we’ve seen this horror film already – where the Russian state-sponsored doping program walks free and Russia wins while the IOC and WADA leaders attempt to pull the wool over the world’s eyes by claiming Russia is ‘banned.’ All can now see this ‘ban’ once again for the farce that it is. […] It’s a doomed system that allows, […] one nation to make a mockery of the Games by their thirst for medals over values.»[16]

«Когда меня спрашивают о допинге, у меня во голове проносятся пятнадцать мыслей. Тринадцать из них я не могу озвучить перед камерой, чтобы не навлечь на себя больших неприятностей, а последние две такие: я ощущаю колоссальную психологическую нагрузку в течении всего года, думая, зная, что я буду плыть в гонке, которая, вероятно, не совсем чиста, и еще, что я не имею права подозревать каждого атлета.»[17]

На тему государственного допинга Московии написано достаточно и вряд ли тема нуждается в дополнительной иллюстрации. Отмечу лишь два пункта.

Первый – для всех тех мудрецов, что уверены в повальной нечистоте спорта.

Вы, друзья, не видите, или не хотите видеть, главного. Да, на Западе тоже есть спортсмены, нечистыми способами пытающиеся обеспечить себе преимущество. Согласна. Но здесь это – личное дело каждого, его совести, порядочности, жизненной философии. В демократиях система государственного допинга исключена, как таковая, как любая система насилия над личностью. Совершенно противоположная ситуация в диктатурах. Здесь спортсмен не принадлежит себе и себя не представляет, он – часть машины, борющейся за каждую пядь политического пространства, он – олицетворение преимуществ политической системы, его вскормившей и подготовившей, за ним – огромная страна с ее заводами, полями и пароходами. Здесь система допинга – неотделимая часть гарантии успеха. По западным данным, первыми играми, где вознеслась государственная система допинга, были Игры XXII – московской – Олимпиады. Они вошли в историю спорта как Первые Химические Олимпийские Игры. С тех пор прошло много лет, система развивалась, совершенствовалась и изощрялась. Московия приняла допинговую эстафету от СССР как неотъемный атрибут ущербности, которую следует подавить любым способом. Сегодня, даже по скромному признанию русскоязычной Википедии, которую трудно заподозрить в объективности, Московия является чемпионом мира по допингу, причем по всем показателям: по числу уличенных спортсменов, по количеству возвращенных медалей и, главное, по количеству занятых здесь офицеров разведки.

Индивидуальный допинг человечеству не победить никакими запретами (что вовсе не означает, что против него не следует бороться), и нечистоплотные спортсмены вроде Лэнса Армстронга, Яна Ульриха или Бэна Джонсона были всегда и всегда будут. Совсем иное дело допинг, спущенный высшими государственными инстанциями, поддержанный научно-исследовательскими институтами, сокрытием которого занята разведка страны. Этот вид допинга искоренить, по-моему, не представляет никакого труда. Все, что необходимо, это запрет всем спортсменам Московии в течении одного олимпийского цикла принимать участие в соревнованиях любого уровня, проводимых под эгидой международных ассоциаций видов спорта, совершенно независимо от места их проведения. За эти четыре года Московия обязуется обеспечить полный и неограниченный допуск международных контролеров ко всем спортивным объектам и ко всем спортсменам, какие будут выбраны специалистами ВАДА. Сегодня, например, сборники тренируются и проводят сборы в городах режимного значения, там, куда законы Московии запрещают въезд иностранцам. МОК, ВАДА и ассоциации видов спорта мирятся с подобной практикой и допускают чистых спортсменов к участию в соревнованиях.

Второй – для тех, кто говорит о чистых московитских атлетах. Тут ситуация более тонкая, эмоциональная.

Во-первых, по указанным выше причинам, система государственного допинга не допускает наличия подобных исключений, хотя, чисто гипотетически, мы не имеем права утверждать, что их нет.

Во-вторых, по опубликованным документам, мы знаем, как была организована система государственного допинга в ГДР. Здесь всем детям, проявившим известные дарования в том или ином виде спорта, и получившим вожделенное место в спорт-интернате, начиная с 14-летнего возраста добрые дяди-врачи клали на тумбочку у кровати набор таблеток, какие ребенок должен был принять по специально разработанной часовой сетке. Всем. Ученикам интернатов. Иных путей в большой спорт не было.

И, наконец, в-третьих. Здесь мы сталкиваемся с дилеммой, известной нам из ситуаций, когда наличие положительных исключений лишь усугубляет состояние системы, и никоим образом не способствует его изменению в лучшую сторону. Короче говоря, если в Московии есть чистые спортсмены, то лучше бы их не было.

Вот, не угодно ли, для наглядности иллюстрации, мысль профессора А. Эткинда:

«In the long run, Russian literature proved to be an extremely successful instrument of cultural hegemony. With its classics, heretics, and critics, it conquered more Russians, non-Russians, and Russians enemies than any other imperial endeavor.»[18]

Иными словами, русская литература XIX века была самым эффективным инструментом имперской политики Российской империи. Наличие авторов, свободно пишущих и публикующих произведения критического содержания, давали машине подавления неопровержимый аргумент в споре как с внутренними, так и с внешними критиками: система, способная рождать таких гениев, как Пушкин, Гоголь, Достоевский, Добролюбов, Белинский, Салтыков-Щедрин и десятки других, не может быть системой антигуманной, системой, держащейся на штыках и нагайках, не может быть тюрьмой народов. После переворота ничего не изменилось, и Солженицын, как это не парадоксально, невольно продлил агонию режима своим Архипелагом.

Именно этот аргумент используют сегодня все прикормленные майорчиком «понимающие Путина», когда речь заходит о чистых спортсменах: если среди сборников есть чистые, то и нет никаких оснований говорить о системе государственного допинга. И логика эта, подтвержденная известными суммами, обретает твердость и сияние металла.

В заключении еще один любопытный факт, возвращающий нас в начало главы, и, таким образом, закругляющим тему: в этот раз сборную Германии в Токио сопровождал служитель культа, эдакий спортивный капеллан. Зачем немецким спортсменам понадобилась прямая линия с боженькой, мы не знаем, не смог объяснить этого и сам поп, долго мямливший что-то о том, как тяжело атлетам пережить недельную разлуку с мамой, любимой кошкой и сосисками. В какой мере влияние потусторонних сил может заменить тренировки, предстоит еще выяснить специалистам, но ситуация, по-моему, красноречиво свидетельствует о том, что и церкви – католическая и протестантская – открыли, наконец, для себя золотую жилу спорта. Кто знает, возможно не следующую олимпиаду немцев будут сопровождать уже три попа, раввин и мулла, а на семинарах и в университетах, готовящих служителей культа появится новая дисциплина – спортивное кликушество?

В мире нет ничего невозможного. Особенно, когда невозможное пахнет деньгами.

***

Разумеется, это не все события, какими было богато уходящее лето – было страшное наводнение в двух германских землях – Райланд-Пфальце и Северном Райне-Вестфалии, продолжается пандемия, Гаити разрушило новым землетрясением и буквально через два дня накрыло тайфуном… – всего не упомянешь в коротком журнальном обзоре, и читателю всегда приходится мириться с выбором автора. Тут уж ничего не поделаешь: кому-то всегда приходится выбирать.

Ирина Бирна,                                                                                                                                    август 2021


[1] Sahra Wagenknecht, Die Selbstgerechten: Mein Gegenprogramm – für Gemeinsinn und Zusammenhalt, Campus, 345 S. ISBN-10‏:‎ 3593513900, ISBN-13:‎ 978-3593513904

[2] Признанные группы жертв […]

Политика идентичности сводится к привлечению внимания ко все меньшим и все более нелепым меньшинствам, которые находят свою идентичность в каком-нибудь фиглярстве, отличающем их от большинства и из которого выводят они свои притязания на роль жертв. […] Сексуальная ориентация, цвет кожи или этническая принадлежность […] срабатывают всегда. Всякий же белый и хетеро может попробовать импровизированный образ жизни, например, в качестве вегана против большинства, питающегося мясом. Даже религиозные убеждения, когда они приняты лишь меньшинством в данной стране, могут сделать вас жертвой и, следовательно, неприкосновенным. (курсив мой, пер. с нем. здесь и далее мой, курсив мой, иб)

[3] Последний роман Джоанн Роулинг Troubled Blood.

[4] Ханс-Георг Маассен (нем. Hans-Georg Maaßen) бывш. президент Федерального ведомства по защите конституции. В начале июля обвинил средства массовой информации в сознательной манипуляции общественным мнением и предложил проводить проверку на разумность (Gesinnungstest) представителей государственных (общедоступных) средств массовой информации, потому что, по его мнению: «[…] независимый журнализм и политически независимые общедоступные средства массовой информации непреложны для демократии», с чем трудно не согласиться.

[5] «Правая политика – главный победитель начинающегося XXI столетия», Сара Вагенкнэхт, Die Selbstgerechten, с.171. (нем.)

[6] Третьего августа Зеленые, наконец, представили свою программу, которую обещают осуществить в случае, если попадут в правительство. Главный пункт программы – создание Министерства защиты окружающий среды с правом вето всех технологий, не отвечающих целям Парижской конференции. Это вовсе не значит, что Зеленым удастся удавить немецкую инженерную мысль, это значит лишь, что свободе этой мысли придет конец, и она уйдет в страны, где подобных министерств нет.

[7] Левее политики Левых только супружеская измена.

[8] Здесь интересна реакция демократов. Премьер-министр Баварии Маркус Зёдер протащил-таки паритетные списки на будущие выборы в Бундестаг через свою партию. При этом ему пришлось сломать сопротивление Молодого союза – части партии, объединяющей молодых партийцев – обещанием мест в этих списках, гарантирующих прохождение их кандидатов в Бундестаг – сделка, согласитесь, имеющая мало общего с демократией, скорее попахивающая торговлей выборными местами.

[9] О той роли, что сыграли нелепые меньшинства, упомянутые в первой части статьи, в создании образа Трампа, я упоминать не буду, желающие могут полистать архивы интернета.

[10] Москва-Пекин, сл. М. Вершинина, муз. В. Мурадели, 1950

[11] По результатам женевских шептаний ироничное пожелание успехов Байдену Трампом и просьба его передать привет Путину, принимают совершенно иную окраску. Такое впечатление, будто предвидел предшественник, как и чем поступится его наследник. Трамп рычаг Потока приберег. Так как там было с госизменой?

[12] Ср.: „Wir wollen […] Verantwortung übernehmen für den Erhalt der regelbasierten internationalen Ordnung“ – «Мы хотим […] принять ответственность за сохранение основанного на международном праве порядка» (нем.) – это ей вторит Хайко Маас, министр иностранных дел Германии.

[13] Remarks by President Biden at the Office of the Director of National Intelligence, July 27, 2021, https://www.whitehouse.gov/briefing-room/speeches-remarks/2021/07/27/remarks-by-president-biden-at-the-office-of-the-director-of-national-intelligence/

[14] China, die Uiguren und deutsche Unternehmen, https://www.dw.com/de/china-die-uiguren-und-deutsche-unternehmen/a-51437250

[15] Вообще говоря, пятидесяти: ровно пятьдесят лет назад, 09.07.71 состоялся тайный визит Киссинджера в Пекин, положивший начало новой политики США в отношении Китая.

[16] «К несчастью, мы уже видели однажды этот фильм ужасов, где поддерживаемая государством российская допинговая программа свободно продолжается, и Россия выигрывает, и в то же время лидеры МОК и ВАДА стремятся прикрыть глаза миру ватой, объявляя «запрет» России. Теперь все могут убедиться еще раз каким фарсом является этот «запрет». […] Это гибельная система, позволяющая одной нации, у которой жажда медалей превалирует на ценностями, издеваться над Играми» (пер. с англ. здесь и далее мой, иб) – из письма Трэвиса Тюгарта, директора Американского антидопингового агентства CNBC.

[17] Из интервью Райана Мёрфи, серебряного призера Олимпиады на дистанции 200 метров на спине, после награждения. Цитирую по памяти из телерепортажа.

[18] «В конечном итоге русская литература оказалась чрезвычайно успешным инструментом культурной гегемонии. Со своими классиками, еретиками и критиками она покорила больше русских, нерусских и русских врагов, чем любое другое имперское устремление.» (англ.), Alexander Etkind: Internal Colonization, Polity Press, 2011, 289 S., s. 169.

Kommentar verfassen

Trage deine Daten unten ein oder klicke ein Icon um dich einzuloggen:

WordPress.com-Logo

Du kommentierst mit Deinem WordPress.com-Konto. Abmelden /  Ändern )

Google Foto

Du kommentierst mit Deinem Google-Konto. Abmelden /  Ändern )

Twitter-Bild

Du kommentierst mit Deinem Twitter-Konto. Abmelden /  Ändern )

Facebook-Foto

Du kommentierst mit Deinem Facebook-Konto. Abmelden /  Ändern )

Verbinde mit %s

%d Bloggern gefällt das: