Круговорот имперского сознания

Или каким оно было – ИГО ТАТАРО-МОНГОЛЬСКОЕ?

 

Интересная у нас получается беседа! Вернее, «обмен» мнениями. Исключительно в классических традициях «оппозиционной» кухни, где недоумеваешь: прыгают собеседники с предмета на предмет в силу живости характера, неспособности понять тему беседы или намеренно, пытаясь увести в дебри теоретизирования, чтобы в конце концов мудро замолчать с выпяченной нижней губой и вздохнуть о «загадочной душе», «исторической судьбе» или даже «пассионарности»[1].

Казалось бы, чего проще: начали с того, что «декоммунизация», «которую не провели», могла бы спасти Московию от «путинизма», потом оказалось, что «декоммунизация» вовсе не «декоммунизация», а «деимпериализация», и для большей наглядности помянули, конечно, Третий Райх, всыпали по первое число ни в чем не повинной Японии, и наконец остановились там, где обычно останавливаются все историки – как самоучки, так и увешанные титулами и публикациями – в «татаро-монгольском иге». И всем всё стало ясно: «Координаты» и прочая арифметика «/…/просто выдумано только для прикрытья, а дело вот в чем: он хочет увезти губернаторскую дочку». Иными словами, начали «теоретическими сумерками», а зашли в такие потемки, что дай бог без членовредительства выбраться!

Впрочем, что ж – «иго», так «иго». Тема ничуть не лучше и не хуже иных, и ее, горемычную, снимают и одевают чаще очумеловской шинели. Бедные «татары» вкупе с «монголами» умаялись уже в гробах переворачиваться.

Что это за фрукт такой: «иго»? Русскоязычная Википедия не находит ни одного доброго слова для этого явления: тут и «хомут», и «угнетающая, порабощающая сила; в узком смысле — гнёт завоевателей над побежденными». То есть мало хорошего, и слово это Министерством просвещения не рекомендовано к употреблению в кругу воспитанниц повивальных курсов и учеников младших классов гимназий.

Но «иго» здесь и, несмотря на дурные характеристики, продолжает оставаться козырным тузом в обоих колодах – как демократов, так и имперцев. В чем же его притягательная сила? Да в том же, в чем и «пассионарности»: оно – удобная затычка для любой «дыры» московитской истории; оно объясняет досадное для московита, хотя и хроническое отставание от Западной Демократической Системы; оно – московское всё. Очень удобно, помните: мыла нет? – так ведь «татары»! Спичек нет? – так ведь «монголы»! резинок для трусов? – «татары с монголами»! Триста лет!! – шутка ли – напасешься тут резинок! Сегодняшний имперец мелочами и ширпотребом не перенимается, он выучил слова «генотип», «геном» и «генетическая наследственность», и теперь весь окружающий мир объясняет этим умностями, уверяя всех, что именно «татары» испортили эти стороны «русской души»… ну, или «монголы», или оба сразу – чтоб наверняка. При этом себя самого объясняющий выносит за скобки формулы «испорченного генотипа» – он не такой, он – наоборот – весь прогрессивный и образованный, он в демократии толк знает.

Но хватит о нем, мы ведь – об «иге». Итак: было или не было?

Друзья по обе стороны имперской баррикады! вопрос ведь некорректен в сути своей! Вернитесь к Википедии и узнайте, что «иго» может быть и «послушанием». Тоже. Понимаете, к чему я? Все к той же терминологии: эмоции это все! Сопли, слезы и прочая оперетка. Факт один и неоспорим: в северо-восточной части Европы, в т. н. Залесье, в XIII-XVII веках присутствовали… назовем их, отдавая дань традиции, «татаро-монголы». Это то, что мы з н а е м. Пригласил ли их князь Александр Ярославович, его ли отец, пришли ли они без приглашения – об этом мы не знаем ровным счетом ничего; это то, что каждый трактует в силу своих имперских убеждений и традиций, под спудом цели, повешенной себе на выю. Но нам достоверно, на уровне факта, известно, что Александр Ярославович а) побратался с сыном Батыя; б) собирал для «захватчиков» дань, причем свирепствовал так, что Росгвардии еще трубить и трубить – как медному котелку; в) спокойно воевал против литовцев и соседних княжеств даже не помышляя возразить хоть как-то «игу»; г) воевал вкупе с «игом» против родного брата Андрея, возомнившего о себе… А в это время, – во время «ига», помним! – каждое княжество чеканило свою деньгу, имело регулярную армию, вело независимую внешнюю политику, ни в одном княжестве не было ни одно «татарского» наместника, впрочем, «монгольского» тоже не было; и не было большего счастья для князей и бояр, а за ними – и для простого люда, – чем отдать дочь за татарина или взять татарку жены.

Профессор истории Харварда Эдвард Кинан (1935-2015) проанализировал списки дворянства времен Ивана IV – три тысячи имен – и получил любопытные результаты. Имена князей московских Иван и Василий носили 20 и 10% знати соответственно; меньше 1% (одного, Вадим!) были Владимирами, а Глебов насчитал историк всего трех (0,1%). Семьдесят процентов дворянства носили имена Тимур, Темир, Булгак… Так что не только Толстые, Голенищевы-Кутузовы или Карамзины, но практически в с ё московское дворянство произошло от «угнетателей». В последствии, начиная со второй половины XVII века Московия пополнилась дворянством славянских корней – из присоединенных в результате Московско-Польской войны (1654-1667) белорусских и украинских земель. Но это тема отдельной работы, давайте не отвлекаться от наших баранов.

«Иго» проявлялось не только в именах бояр и свободах, какими владели залеские князья. Без «ига», например, Иван III не выиграл бы Новгородской войны (1456-1478) и не присоединил бы Новгорода к «игу». В этой войне решающую помощь Ивану оказал Углу Мехмет, с которым папа Ивана Василий II «темный» заключил военный союз. Без помощи «татаро-монголов» Василию III не видать бы Пскова, а Ивану IV – ни Казани, ни Астрахани. Без этих плацдармов осталась бы не завоеванной Сибирь… Кроме того на времена «ига» приходится небывалый расцвет монастырей и рост городов – практически все архитектурные памятники Москвы, включая Кремль, собор Василия Блаженного и еще целый ряд церквей и дворцов построены итальянскими, немецкими или английскими зодчими, которых приглашали московские Иваны, изнемогая под «игом»; в те «страшные» времена процветала торговля московитов рабами-христианами всё с теми же «поработителями», буйно шел обмен подарками между дворами ханов и Москвой – один из подарков – «шапка мономаха» – и сегодня еще выставлен в Кремле. Примеры можно продолжать до бесконечности, но, думаю, и сказанного достаточно, чтобы сделать вывод.

Как ни называй политическую, военную, культурную и социальную ситуацию, сложившуюся в Залесье в XIII веке и просуществовавшую в небольших модификациях до начала века XVIII, следует признать, что единственно ей обязана Московия территорией, государствообразующей философией[2], социально-политическим менталитетом. Здесь же, в тигле «ига» выплавился и новый этнос («супер-этнос», по Л. Гумилеву) – московиты, которых начиная с 1720 года приказано называть «русскими».

Вот и все. Так выглядят факты, а камлание, пришептывания и заклинания вокруг них – это не ко мне; это – вопросы «веры», а не знания.

 

Ирина Бирна,                                                                                                                     26.03.2020

[1] Кто из читателей еще не знает: «пассионарность» – это такой резиновый универсальный интеллектуальный продукт, незаменимый при затыкании дыр, щелей, выравнивании выбоин и прочих нарушений герметичности и гладкости «научных» исторических теорий. Его можно раздуть до невообразимых простым умом размеров и покрыть любую гипотезу. В остальное время, пока нечего затыкать или незачем раздувать, его спокойно жуют в академической тиши. Кто более глубоко хотел бы ознакомиться со свойствами «пассионарности», должен обратиться к трудам проф. Л. Н. Гумилева, например, «От Руси к России».

[2] Прошу здесь не бросать в меня камни и обвинять в «ненависти» к татарам или «унижении» их. Речь лишь о том, что мы сегодня не можем уверенно утверждать, какие черты социально-политической модели Орды приняла Москва в «чистом» виде, а какие переиначила под собственные потребы, но то, что черты московского государства, социального менталитета, политики, культуры и пр. элементов «надстройки» рождались и эволюционировали в условиях тесного взаимодействия двух моделей до полного их слияния – в этом никаких сомнений нет и быть не может.

По поводу второй статьи

Штрихи к эскизу имперской ментальности (продолжение)

 

Кратко. Конкретно. Конспективно. По пунктам:

  1. Церковный трюк пресуществле́ния «декоммунизации» в «денимпериализацию» разоблачен в одном из комментариев к статье. Останавливаться дополнительно не вижу смысла;
  2. О «и так и не так» и «черно-белой» «неплоскостности» московской истории и современности, – типичная попытка заболтать предмет дискуссии. Притягивает авторов простотой исполнения, свидетельствует о дефиците аргументов, а приведенные примеры Третьего Райха, Японии, двух Корей, Австралии и Новой Зеландии лишь подтверждают сказанное. Как и свидетельствуют о том, что оппонент не понял предмета дискуссии. На что ему, кстати, указали некоторые думающие комментаторы. Сделаю подсказку: речь в статье о корнях, а не о плодах демократии. (В скобках: поразила секвенция: «С одной стороны», «С другой стороны» и потом еще и «третье», лишенное «стороны»);
  3. Это потустороннее «третье» умилило больше всего. Здесь первое предложение – тавтология формулы марксизма – «бытие определяет сознание». С ней трудно не согласиться, это как раз о том, о чем моя статья: Московия была задумана властецентричной (Пивоваров, Фурсов) империей, в таковом «бытии» прожила до наших дней, таковою и будет оставаться до тех пор, пока интеллигенция будет гоняться за результатами ее жизнедеятельности, вместо того, чтобы прекратить последнюю;
  4. И еще о «третьем». Примеры, приведенные здесь, не работают на оппонента, но тем более поддерживают мою гипотезу: и Япония, и Южная Корея, и ФРГ – страны, прежде всего, мононациональные, т. е. вольные использовать ресурсы на улучшение экономики, подтягивание ее к уровню стран Западной цивилизации. Эта «азиатчина» (Вадим Зайдман) с незапамятных времен стояла на частной собственности. Следовательно, с Московией ее сравнивать можно лишь эмоционально, никаких рациональных точек соприкосновения систем здесь нет. Московия, во-первых, империя колониальная, вынужденная тратить огромные ресурсы на аппарат подавления покоренных народов; во-вторых, она никогда не знала частной собственности. Более того, отсутствие частной собственности – фундаментальный принцип государствообразующей философии Московии. Другими словами: подобно тому, как Христианская церковь стоит на Петре, а демократия – на частной собственности, точно так же Московия стоит на ее отрицании. Это – разъяснение к вопросу о координатах систем;
  5. Из п. 4 вытекает без доказательств невозможность «зачатия» «демократических институтов». Просто потому, что «зачать» их было некому. Да и не на чем;
  6. Оправдывать многовековую добровольную имперскость Московии «татаро-монгольским игом» сегодня просто стыдно. Но об этом тоже есть хорошо аргументированный комментарий к статье оппонента;
  7. С «вмешательством божественных или высших сил природы» (это, простите, что такое – высшие силы природы?! Это какие?) – не ко мне, – к Гундяеву. У меня о другом;
  8. И последнее, вопрос, вынесенный в подзаголовок: «Обречена ли Россия быть Московией?» О том, что «Россия» никаких исторических прав на наследие Киевской Руси не имеет, существует в сети масса литературы на русском – как «почвенной», так и эмигрантской, равно как и переводной – ведущих историков мира, а кроме того есть еще и работы украинских историков. Некрасиво спрашивать, когда знаешь ответ…
  9. Вот, уложилась в одну страничку, «one pager», как выражается сегодня «power point»-поколение. Горжусь собой!

Всего доброго и обходите вирус стороной! Проводите время за компьютером – комментируйте, возражайте! А главное – думайте!

 

Ирина Бирна,                                                                                                                     22.03.2020

По поводу одной статьи

Штрихи к эскизу имперской ментальности

 

Днями прочла интересную статью и, т. к. считаю затронутую тему «моей» – исследую ее уже довольно давно, а последние шесть лет пытаюсь сформулировать хотя бы отрывочно – то и решила поддержать автора и поделиться с ним и читателями некоторыми соображениями.

Статья, повторяю, понравилась – не так уж много статей на каспаров.ру, посвященных краеугольной, фундаментальной теме современности. Да что говорить: вот уже пять лет заседают на форуме в Вильнюсе самые отчаянные «свободные россияне», а и те еще ни разу(!) не посчитали тему достойной серьезного и вдумчивого обсуждения. Вот почему я, лишенная изощренной и обильной духовной кухни, давно привыкла радоваться всякой крохотке подножного корма: двум-трем предложениям, сервируемым некоторыми авторами в редких публикациях. А тут вдруг целая статья!

Нежелание «демократов» и «оппозиционеров» обсуждать национальное порабощение сотен народов Москвой, тощее теоретически-публицистическое сопровождение темы колониально-имперского устройства Московии, жиденькие комментарии к статьям – все это, – отбрасывая неуместную эмоциональность, – реакция системы на внешний раздражитель. И реакция эта, давайте соглашаться, однозначна: тема в Московии неактуальна, московитской публике неинтересна, решена и закрыта. Куда более интересными и многообещающими, сулящими богатый урожай комментариев и толпы фолловеров[1] выглядят обсуждения перспектив раздела «русского триллиона», каковой – раздел – вот-вот начнет американское правительство (тут, к сожалению, Трамп нагадил), подсчет «мировых» войн, проигранных уже Московией или еще только планируемых ею, или вот последнее – «обнуление сроков». Поймите меня правильно: все эти темы реально существуют, все они – важны и должны быть изучены, описаны, внесены в фокус общественного интереса… Только вот странно: никто из пишущих не задается простым вопросом: «ПОЧЕМУ»? Почему вообще возникают эти темы; почему Московия – угроза миру и почему так было всегда; почему стало возможно «обнуление» и почему ВЕСЬ народ московитский молчит и глотает поданное ему «нулевое» решение?

Хлопая мухобойкой по мухе, сидящей на куче дерьма, мы только производим брызги – ни мухи, ни куча от этого не исчезают.

Вот и в обсуждаемой статье автор справедливо пишет, цитируя коллегу: «Сугубо добровольная конфедерация? с правом свободного выхода? с парламентской формой правления? без должности „царя“ (на троне и в головах)? – Оксюморон на оксюмороне сидит и оксюмороном погоняет», не замечая главного, решающего оксюморона из которого и вытекают все названные – «На построссийском пространстве будет отстроена снизу конфедерация» (курсив мой, иб). «Отстроена снизу» – формула фундаментально и исключительно демократическая – лишь демократии Запада, без всякого исключения, с самого античного своего начала, возводились снизу. Народом. Добровольно и в согласии друг с другом. Московия, как известно и даже гордо повторяемо историками (см., напр., Л. Н. Гумилев «От Руси к Росси»), последние остатки «строительства государства снизу» утопила в новгородской крови еще во второй половине XV века (Иван III), и с тех пор идет по своему, особому, пути.

Это важно понять: Московия не на словах, но на деле, в фундаменте своей государствообразующей философии, стоит на совершенно иных принципах, и все, созданное наукой и культурой, эволюцией и опытом Западной Демократической Системы здесь неприменимо. Буквально: Право, Политика, Структура и Институты Государства, Культура, Наука – все и вся – к Московии неприменимо, она живет в своих собственных координатах, в своем собственном измерении, в своей собственной атмосфере. К Московии в равной степени неприменимы понятия «тоталитаризм», «фашизм», «федерализация», «самоопределение», «свобода», «гуманизм» и все остальные виды реакций демократии на изменения внутри и на границах Системы, на вызовы, с которыми она столкнулась в процессе эволюции. Все они – «брачные» или «внебрачные», «любимые» и «нелюбимые», «прогрессивные» и «регрессивные» – но дети демократии. Все они выросли на ее древнегреческих корнях. В Московии они зародиться не могли. Сюда они были привнесены готовыми продуктами для облегчения понимания и объяснения происходящего. Но, в силу отсутствия корней, в силу того, что пращур Ивана III выбрал в союзники Батыя, предопределив тот «особый» исторический путь, по которому ковыляет Московия до сих пор, привнесенным экзотическим цветам прижиться было не на чем, и они засохли абстрактными формами, начисто лишенными содержания. Вместо просвещения и просветления, они туманят взор исследователя, уводят от предмета. Поэт ошибался: аршином Россию как раз измеришь, беда в том, что меряют ее метром.

К сожалению, до сих пор никто этой простой и очевидной истины не понял. Следствием непонимания является полное отсутствие исследования феномена, равно как и необходимого вокабуляра его описания. Не имея гипотезы возникновения, эволюции и законов функционирования Московской Системы, глупо и наивно заниматься предсказаниями ее будущей судьбы. Обратите внимание: все «аналогичные», т. е. поверхностно сравнимые системы – Османская империя, Австро-Венгрия, Великобритания, Франция, Бельгия, Нидерланды, Испания, Португалия – все и без всякого исключения, распались. Московия не только уцелела, но и «поправилась» территориями, напилась новой кровью. Феномен этот до сих пор не находит объяснения. Почему? Да потому, что решают лучшие умы «уравнение Московии» в западных координатах, а в них, повторяю, оно неразрешимо – в нем неизвестных больше, чем граничных условий.

Научные сумерки вокруг Московии невольно отражаются в головах политиков, писателей, публицистов. Вот и автор цитируемой статьи впадает в любимое занятие многих: сравнивает Московию с Третьим Райхом. Результатом ложной посылки является путанный вывод: «В России после распада СССР ничего похожего не было (речь о денацификации Западной Германии союзниками, иб), никакого процесса декоммунизации. Только третий, окончательный распад Российской империи, уничтожение ее имперской матрицы дадут надежду, что на обломках этого самовластья может возникнуть нечто путное /…/ И уж во всяком случае, эта постимперская территория перестанет быть /…/ Империей перманентного зла» (курсив мой, иб). О чем здесь? Если речь об «имперской матрице», а империя еще и «перманентная», то причем тут какая-то «декоммунизация»? Разве добрые дяди-большевички создали эту самую матрицу? Или, может, ее навязали Московии их последователи? Или, может, нынешние имеют какое-то отношение к «коммунизму»? Или сатрапы Романовы были коммунистами? Или Рюрики? Как видим – полные теоретические сумерки.

А все потому, что Третий Райх и Московия несравнимы. Следовательно, Московия ни «лучше», ни «хуже» фашизма быть не может a priori; здесь никогда не было ни «монархии», ни «коммунизма», ни «социализма», а «демократизация» с введением (sic) «частной собственности» – были сплошной профанацией, очередным набором красивых импортных слов для наивных идиотов. Здесь была, есть и остается Московия.

То же самое касается и «обнуления», или поправок к конституции, так поразивших читающую публику нынче. Далось вам, право! Дело ведь не в «поправках», «обсуждении» или «голосовании», а в том, что в стране Московия Конституции нет, нет даже конституции – есть бумага с буквами, которые никто и никогда не уважал и уважать не будет. И есть некто, кто и есть конституция, уголовный кодекс, социальный договор, мораль и право, этика с эстетикой и религия, дума и сенат. Он, кстати, и «суд конституционный». И вы в самом деле думали, что он – уйдет? Надеялись?.. Хорошо, ответьте, пожалуйста, на два вопроса.

Кто до него, начиная с изменения рюриковского порядка престолонаследия ловким барыгой в рясе Алексеем «московским» (XIV век), уходил сам?

Какая разница, кто и сколько сидит во главе Московии? Ведь на смену все равно придет некто, кто будет конституцией, уголовным кодексом и т. д. (см. выше). ОН – власть. ОН – всё. Есть ОН, есть Московия…

 

С автором трудно не согласиться: развал Московии неизбежен и предопределен. Но, опять-таки, давайте не забывать: предопределен законами известной нам эволюции Западной Демократии. Сколько еще народонаселение Московии будет этим законам сопротивляться, сколько еще будет холить и поглаживать свою лишнюю хромосому и цепляться за кизяки своего особого пути – предугадать нам не дано.

 

Ирина Бирна,                                                                                                                     17.03.2020

[1] Простите вынужденный англицизм, но в русском еще нет слова, описывающего пассивного потребителя информационного корма в интернете. «Последователь», «адепт», «поклонник» и пр., предлагаемое словарями, не отражает сути явления.