Russian seasons

Или о том, что здесь вообще происходит

Из писем к Володе. Письмо двадцать восьмое

 

Наше вам, Вовуля Батькович, с кисточкой!

 

Сразу сначала: порадовал. Что – да, то – да. Обратно всех переиграл.

Только вопрос у меня до тебе по существу: это так задумано было, чтобы в понедельник – Сурок, а уже в пятницу – «глубинный народ» со смычками – в Европу? Или под Мюнхен подгоняли?[1] Не, ну задумка красивая, элегантная. Ведь и глисту понятно, что такие статьи за просто так не пишут, и проба на сурковых «теориях» стоит самая высокая. Следовательно, те, кому надо, статью здесь, на Западе, прочли. Не могли не прочесть. И в свои отчеты и репортажи с дайджестами включили. Можешь себе представить состояние тех, кто репортажи читал, кому политические решения принимать положено? Можешь себе представить их состояние, когда увидели они перед собой страну, у которой «Самые брутальные конструкции /…/ силового каркаса идут прямо по фасаду, не прикрытые какими-либо архитектурными излишествами». И сидит за теми «силовыми конструкциями» «глубинный народ» с лишней хромосомой; и народ тот «Глубинный /…/ всегда себе на уме, недосягаемый для социологических опросов, агитации, угроз и других способов прямого изучения и воздействия», но только для «Боярышника» и дармовщинки; и есть в той стране «верховный правитель» единственно народ знающий и понимающий, и готов тот народ по первому знаку «верховного правителя» броситься на любого – близкого или дальнего, потому как страна та «начала сама производить смыслы» и «вернулась к своему естественному и единственно возможному состоянию великой, увеличивающейся и собирающей земли» (курсив мой, иб).

А с другой стороны – культура, искусство и вообще – человеческое лицо «глубинного народа». Тут шок, тут удивление, тут недоверие и сомнение: тот ли это «глубинный народ» с «Боярышником» и ракетами средней дальности? Посмотрите: молодые, красивые, элегантные, некоторые даже умытые, хоть и с лишней хромосомой, но от нас почти неотличимые, и вона, как Бетховена нашего с Берлиозом бацают! Не, такой народ нам грозить не может, что-то наши политики опять не так поняли, надо на улицы выходить и против ракет в Европе протестовать.

Думаю, Вованя, все это должно было создать нужную Лавру Лживому атмосферу и произвести определенное впечатление на западных лохов, собравшихся в Мюнхене, за какую-то там безопасность тереть. Оно и создало, да не совсем так, как планировалось «верховным правителем», и выступления в Мюнхене вышли очень одно на другое похожи: НАТО следует укрепить, бюджет Бундесвера увеличить, и, если «глубинный народ» со с майором во главе не уймется, подумать за размещение в Европе ракет. Не помогли балалаечники. Да и то сказать, как могли помочь, если они сурковее Сурка оказались? Глубинне самого глубинного из народа? Вот пример.

Вышел главный балалаечник (Ю. Башмет называется) к микрофону и выдал: у каждого, говорит, народа – свой лидер. Нам, говорит, повезло, у нас великолепный лидер. И все народы нам завидуют. Понимаешь, там, где у «теоретика» и «идеолога» разочарованный «западный житель начинает крутить головой в поисках иных образцов и способов существования. И видит Россию», у Башмета он уже бесполезные кручения бросил и «завидует». А ведь всего пять дней, как Сурков свою «теорию» опубликовал. Я всегда думала, что глубже Никитушки Михалкова в вашей культуре никого нет, ан нет – вот Башмет выскочил, как паяц на пружинке, и напомнил, что согласно законам термодинамики, абсолютный нуль недостижим, следовательно, нет и той моральной планки, под которую выходец из глубинного народа не смог бы просунуть свою лишнюю хромосому.

Но одним ли Башметом Расея богата?! Сразу за Башметом показали в телевизоре пресс-конференцию, где за столом Гергиев сидел и еще четверо пацанов и пацанок на культуре. И вот корреспондентка спрашивает, мол, запланирован ли приезд Кирилла Серебренникова с его театром? Гергиев что-то начал искать в бумагах, возможно подходящую цитату из суркова опуса, остальные переглянулись и промолчать собрались. Да не тут-то было, тут же, Вова, не там, тут не корреспонденты – волки! Ни одна сволочь не задала следующего вопроса, ни одна падла не кашлянула даже! Так сидели и ждали, пока до Гергиева не дошло, что молчанием не отделаться, что хоть неделю молчи, отвечать придется, и он на блондинистую от культуры покосился. А та: «Ну, … это самое… вопрос непонятно к кому относится… поэтому давайте следующий вопрос». Достойно так ответила. Даже не послала. А ведь могла.

Так что Вова, пока не проканала пацанская заморочка, похоже, ты зря бабло в балалаечников вбухал. Хотя не знаю, судить не буду. Посмотрим.

В любом случае остается надежда на последнюю, самую хитрую мулю Сурка: «подлеца подлецом вышибают». Тут посольство ясное: если Европа и США нынешний кремлевский режим баблом не поддержат, а наоборот, будут санкциями и дальше громыхать, в глубинах «глубинного народа» найдется подлец почище майоришки – сказано же: абсолютный нуль недостижим! – и уж тогда пеняйте на себя!

 

Ну, и последнее… Давно собираюсь сказать тебе, да как-то все не в масть…

Ты вот все «лишняя хромосома», да «лишняя хромосома»… – мне все равно – трепись и дальше, но неприятно, когда тебя, дурака, подставляют. Ты знаешь, что такое «хромосома», и что с теми бывает, у кого она лишняя? Ты голову вот сейчас подними и на курицу двухголовую посмотри – типичный пример трисомика – мутанта с лишней хромосомой. У людей это генетическое отклонение редко формы двухголовости принимает, чаще протекает внешне незаметно, в виде описанной наукой умственной резистентности, речевых и двигательных аномалий, глубокой уверенности в собственной исключительности. А внешне она только у генералиссимуса твоего заметна.

 

Бывай!

 

Ирина Бирна,                                                                                                                            18.02.2019

[1] В пятницу, концертом Всесоюзного молодежного оркестра под рук. Ю. Башмета открылись в Берлине «Russian seasons» – запланированные на год гастроли российских оркестров, дирижёров и театров на Западе. И в эту же пятницу, в Мюнхене открылась ежегодная Мюнхенская Конференция по Безопасности.

Споры наши литературные

Прежде всего хочу выразить благодарность Гершому Киприсчи за то, что обратил мое внимание на замечательную статью Владислава Суркова. Было бы досадно и непростительно не познать этот документ эпохи. А риск пройти мимо статьи был для меня более чем реален, поскольку блюду чистоту духовную и не читаю российских газет.

 

В. Сурков – один из помощников Путина и славен теоретическими обоснованиями нынешнего кремлевского режима. Это он ввел в обиход понятие «суверенная демократия»; это он стоял у истоков «русского мира», «новороссии» и прочих геополитических открытий; это он курирует и направляет вот уже пятый год «трактористов и шахтеров» Лугодонии. И растет над собой. По мере накопления опыта. И вот пришло время осчастливить российское народонаселение новыми открытиями в области теории окружающей действительности. Расставить точки там, где очередные «i» проклюнулись.

Я не буду анализировать статьи, хотя, разумеется, не удержусь от цитирования. Статья хороша сама по себе, но воистину бесценна реакцией на нее российского народонаселения и просвещенной части его – «оппозиционной» интеллигенции. На труд «теоретика» отозвалось всё российское, что писать научилось – кто развернутыми статьями, а иные – комментариями к ним. Прочтите первоисточник – кто еще не читал, – прочтите десятки статей-откликов и сотни комментариев. Прочтите и замрите пораженные: ни одного возражения по сути изложенного, ни одного возмущения, ни одного протеста! А ведь статья программная, статья фундаментальная, статья-манифест. Здесь с поразительной откровенностью, какой-то даже бравадой, признано и одобрено возвращение России в военно-полицейское состояние, воспеты с поэтической силой тюремные стены, по которым «/…/ идут /…/ самые брутальные конструкции силового каркаса /…/» (курсив здесь и далее мой, иб), оправданы прошлые преступления и обещаны будущие, и даже подчеркнуто, что выбора у Росси нет, поэтому и продолжаться «государство Путина будет еще «долго».

Другими словами, население России рано утром 11 февраля 2019 года проснулось и узнало – не почувствовало, нет, и не догадалось – узнало официально, что живет в тюрьме, что распад России был «невозможным, противоестественным и контристорическим» и что она «вернулась к своему естественному и единственно возможному состоянию великой, увеличивающейся и собирающей земли общности народов».

Давайте поставим себя на место россиянина в те утренние минуты…

Итак, вы проснулись утром, а вам говорят: «Вы в тюрьме. Ваш сын завтра пойдет в Украину (Латвию, Киргизию, Финляндию и т. д.) собирать «русские» земли, потому что это естественное и единственно возможное состояние существования страны, в которой вы живете…» Ваша реакция?

Хорошо, упрощу задачу. Представьте некоего государственного служащего администрации Ангелы Меркель, тиснувшего «теоретическую» статейку о том, что за прошедшие четырнадцать лет фрау Бундесканцлерин удалось вернуть Германию в ее «естественное» состояние «великой, собирающей земли, постоянно растущей» державы; что Германия, наконец, стала военно-полицейской диктатурой, что «фасад» ее больше не украшают «противоестественные и контристорические» «импортированные химеры», а напротив – «брутальные силовые конструкции», что «государство Меркель» «только набирает обороты» и будет существовать еще «очень долго», потому что «выбора у нас нет»… Короче, все то, о чем мечтают наши «Linke» и «AfD» осуществилось и, более того, станет нашим будущим до «конца века». Газету со статейкой, как у нас принято, разнесли по домам в четыре часа утра… Как вы думаете, продержалась бы фрау Меркель на работе до десяти того же утра? Или просьба ее об отставке легла бы даже не на письменный стол, но на тумбочку в спальне спящего еще херра Штайнмайера?

А в России прочли, узнали и утерлись. «Оппозиционная» интеллигенция отписалась, ну, т. е. отшутилась: «кокса», мол, перебрал..; отрабатывает, дескать, деньги и льготы..; его, понимаете ли, понизили кураторством над Лугодонией, вот он и пишет, чтоб в Кремль вернуться..; дело в России известное – «лижет царскую задницу»… Дохохотались до того, что правящую администрацию сравнили с солитером. Вона, мужества сколько! Но если так, то позвольте вопрос: кто же вы получаетесь такие, если вами вот уже третий десяток лет глист правит? И, судя по статье гельминтозового теоретика, править будет еще «долго».

Вот и все, что я хотела сказать о литературе.

А мы тут спорим, спорим: одна ли она – «русская» литература или отличается от литературы на русском языке, созданной свободными писателями в свободном мире? И, если отличается, то чем? Полноте, друзья, есть ли основание для спора? Вы что, серьезно намерены писать для выведенного В. Сурковым «глубинного народа»? Вы серьезно думаете, что он вас поймет, примет и оценит? Ведь для этого нужны точки соприкосновения! А что общего у вас с ним?

Вот, услужливый интернет принес сегодня цитату – Ирина Лагунина вспоминает: «Когда-то, работая в журнале „Новое время“, я получила письмо, которое помню и 30 лет спустя. «У меня оба сына погибли в Афганистане, — писала мать советских солдат. — Но если бы у меня был третий сын, я бы без колебаний отправила его туда вновь, защищать нашу страну»»[1]. Так неужели вы до сих пор еще не поняли, что мы – разные народы, говорящие на одном языке. Следовательно, и литературы у нас разные. Ясно это было и до В. Суркова, но после статьи и реакции на нее «оппозиции», следует считать доказанным.

Как говорят англичане: «As simple as that» – проще простого!

 

Ирина Бирна для «Литературного Европейца»,                                                           17.02.2019

[1] «Прямиком из прошлого», Ирина Лагунина © ТСН.ua, 15.02.2019

Вечное Государство Путина

«Да, Скифы — мы! Да, азиаты — мы, —

С раскосыми и жадными очами!»

А. Блок, «Скифы», 1918

 

Некоторое время назад один из ведущих российских публицистов привлек мое внимание обильным цитированием некоего опуса, классифицированного им как «манифест», «/…/ внешнеполитическая программа победившей на сегодняшний день группировки в военно-политическом руководстве страны» (курсив мой, иб). Цитаты настолько поразили меня невиданной доселе прямотой и чистотой изложения «Русской идеи», что я не поленилась и обзавелась первоисточником. Практически каждый абзац «манифеста» начинался словами «Я не дипломат и потому скажу прямо» – и это были не красивые слова и не формула речи, – передо мной была квинтэссенция «русского» духа, выкристаллизовавшаяся за восемь веков глумления над огромной территорией и бесчисленными народами, философия. Это было откровение хама, осознавшего свою безнаказанность.

И вот днями – 11.02.2019 – в «НГ» появилась статья «теоретика путинизма» В. Суркова «Долгое государство Путина». Тем, кто знаком с первой статьей, не может не броситься в глаза, что Владислав Юрьевич лишь переводит «манифест» на политкорректный диплокрит, и добавляет от себя немного поэзии и высокого штиля. Статья его, в отличии от первоисточника, собрала огромное количество комментариев оппозиционных публицистов и читателей. Но вот странность: ни один из авторов не обратил внимания на идейный характер статьи и системность затронутых в ней вопросов. Среди откликов и оценок вы найдете что угодно: от иронического анализа эволюции взглядов автора, до глумливых намеков на слабости его характера, но ни одной (!) серьезной попытки вчитаться в текст. А он, повторяю, заслуживает того. И вот здесь, при наблюдении этой ярмарки арогантности российской оппозиции, не может не возникнуть вопрос: не хотят или не могут? Вопрос главный; вопрос экзистенциальный, сопровождающий весь исторический путь государства росийского; вопрос, производные которого время от времени фарисейски вбрасывает очередное поколение оппозиционеров в публику: «кто виноват?» и «что делать?»

Если оппозиция в статье В. Суркова не хочет видеть ясной и точно сформулированной имперской идеи, идеи, лежащей в фундаменте русской ментальности со времен Александра Ярославича («невского»), то, следовательно, стоит она – сознательно и убежденно – на позициях государственного империализма, а это, в свою очередь, подводит черту под всей «оппозиционной» риторикой, ибо не сулит альтернативы в случае трансцендентного прихода «оппозиции» к власти.

Если не может – то дело, пожалуй, гораздо хуже, потому что означает полную и окончательную победу имперского менталитета. Даже над интеллигентными и способными к самостоятельному мышлению головами.

 

Статья В. Суркова, если отбросить пропагандистскую шелуху в традициях «ЦРУ против СССР» и необходимые ритуальные воскурения фимиама «верховному правителю», поразительно, отрезвляюще правдива и уже поэтому заслуживает внимательного к ней отношения.

Покоится вся конструкция на двух несущих колоннах, первая из которых – прямая историческая линия российской государственности – от Ивана III к Путину. Здесь автора несколько подводит слабость аналитического мышления – «русская идея», как идея имперская, при Иване была впервые сформулирована как идея государственная. Зародилась же она двумя веками ранее, и автором ее можно смело считать князя Новгородского Александра Ярославича. Кстати, с рождением идеи неразрывно связаны не только кровавые гнусности «святого», не только зарождение «гибридной» тактики подавления соседей руками татар, но и первое в истории будущей России диссидентство: Андрей, младший брат Александра, отказался от гибридной политики старшего брата и стал в оппозицию татарам. Александр же, выражаясь высоким слогом нынешней интеллигенции, «заказал» брата союзникам, вследствие чего пришлось Андрею бежать в Швецию.

Славный же Иван III знаменит лишь тем, что при нем Московия твердо стала на «особый» путь, полностью отринув все технические и культурные наработки западной цивилизации позднего средневековья. Наработки эти привели в скором будущем Европу к Реформации, Ренессансу и, наконец, к эпохе Просвещения, а Московию – к Петру I, Ленину и Путину. Тут уж, кстати, упомяну и второго знаменитого политического беженца – «первопечатника» Ивана Федорова. «Просвещенная» и «прогрессивная» Московия решила искоренить скверну чуждого ее духу западного открытия, и наивный Иван-первопечатник с трудом унес ноги в прозападную и толерантную Украину («Русь» в географии того далекого времени).

Никакого «нового государства» ни Петр I, ни Ленин не создали. Первому пришлось проводить реформы, перенимая, где можно и насколько можно, западные технологии – прежде всего – в военной области. Иначе прогнившую на своем «особом» пути «империю» было не удержать вкупе – народы расползались, кто мог, а кто не мог – саботировал поставки пушнины, леса, пеньки и т. д., – т. е. всего того, чем держалось «величие». Тем же национальным отставанием в области вооружений будут впоследствии продиктованы «реформы» всех петровых последышей: от Александра II («освободителя») до Михаила Горбачева.

«Государство» Ленина – первый российский «блин» в новых исторических условиях. Первая мировая покончила с имперским прошлым планеты, и Ленину пришлось кроить и шить на скорую руку те самые «выходные одежды», о которых пишет В. Сурков: «Мир – народам», «Земля – крестьянам», «Фабрики – рабочим» и самый главный среди них – «Право народов на самоопределение». Как осуществлено было это право, мы хорошо знаем, не скрывает этого и автор: «Высокое внутреннее напряжение, связанное с удержанием огромных неоднородных пространств /…/ делают военно-полицейские функции государства важнейшими и решающими».

«Государство» Путина – все та же антигуманная и человекопрезирающая Московия Ивана III, но во времена интернета, который она наблатыкалась использовать во вред изобретателям.

Таким образом, историческая прямая развития Московии в современную Россию, опровергает приговор, приведенный в начале наших рассуждений: перед нами не «внешнеполитическая программа победившей на сегодняшний день группировки», а смысл и суть государства Россия во все века.

 

Вторая несущая конструкцию колонна – признание тюремной сути воспеваемого государства: «брутальные конструкции /…/ силового каркаса идут прямо по фасаду», «Россией никогда не правили купцы /…/ и сопутствующие купцам либералы, учение которых строится на отрицании всего хоть сколько-нибудь «полицейского» (тут в скобках следует отметить, что этот пассаж уважаемый Владислав Юрьевич из «Mein Kampf» слямзил, только евреев на всякий случай выпустил) и упомянутое уже выше «Высокое внутреннее напряжение», требующее решающих военно-политических функций – практически все, что во все века зарвавшаяся кровавая полицейщина стыдливо прятала от глаз соседей, вдруг показано с неведанной откровенностью, едва ли не рекламной помпезностью. Это первый известный мне – поправьте, кто может – пример имперского откровения такого накала. Здесь же буквально открытым текстом признанно: да, взрывали дома.., да, отказали «Курску» в помощи.., да – Беслан.., да – Норд-Ост.., да – Украина, да – Сирия, да – химическое оружие, да, да и да! Ну и что? А, как иначе, дорогие либералы, империю удержать? Какие ваши рецепты?

Но прочла «оппозиция» статью и молчит «оппозиция». Не дает ответа. Не потому ли, что понимает: другого пути удержания «огромных неоднородных пространств» просто не существует, а разрушить тюрьму и создать на ее обломках новую свободную федерацию – и в мыслях не смеет.

 

…Это давно уже началось, еще в 1999 году. Я тогда подумала: «А что будет, если Путин прекратит полит-корректные кривляния и признает в прямом эфире, что это по его приказу взорвали дома и убили более трехсот человек?» Теперь я знаю: ничего не будет. Ровным счетом ничего – «глубинный народ» утрется и уйдет в «собственную глубину», где он добивает водкой и «Боярышником» свою «совсем другую жизнь», а «оппозиция», в присущей ей лоханковщине, откроет живые дебаты о «преступлении и наказании», «точках бифуркации» и «сермяжной правде». Почему знаю? Так ведь В. Сурков сказал: «все равно все всё понимают». Понимаете ли – это же Путин перестал кривляться и через В. Суркова вам в лицо плюнул! Всем – и «глубинному народу», и «элите, блистающей на глянцевой поверхности», и «оппозиции»: все всё понимают и молчат – ну как тут не плюнуть! Не унизить еще немножко! Не насладиться собственной безнаказанностью!

Вот ведь, как оно бывает: и глист способен на дерзость. Если окружающие молчат.

 

Ирина Бирна,                                                                                                                            13.02.2019

Давосский урок прикладного мультилатерализма

Две предыдущие пятницы старшеклассники Германии казенили школы. Целыми классами. При полном одобрении, сочувствии и поддержке учителей, большом скоплении праздношатающихся, небывалом ажиотаже корреспондентов, в свете юпитеров, под черными очами камер и замочными скважинами смартфонов. Казенили за доброе дело и во имя благородной цели: остановить, наконец, потепление климата. Две недели протест школьников был центральной темой новостей. Трогательно было видеть эти еще детские лица, за душу брали слова: «Как я могу спокойно сидеть в классе, если мир проваливается в тартарары?!» (geht den Bach runter). Ни мало, ни много! В тартарары…

 

…В Давосе, 23 января, фрау Бундесканцлерин выступила с речью. Я намеренно не высказывалась по этому поводу, ждала реакции украинского интернета и российских оппозиционных сайтов. Ждала напрасно. Выступление одного из мировых лидеров почему-то не затронуло ни сердец, ни умов как раз тех народов, кого, по моему мнению, более всего и касалось! В Германии и, по мнению немецких новостных каналов, во всем мире, напротив, выступление вызвало вихри восторга, речь доходила даже до «политического завещания» покинувшей пост руководителя партии политика.

О чем же говорила фрау Меркель? Что «завещала»? Она говорила о вызовах (Herausforderungen), перед которыми оказался мир: изменение климата, кибер-атаки, терроризм (именно в этой последовательности); предложила слушателям «быть честными» и признать, что кризис 2008 года до сих пор дает себя знать («in den Knochen steckt»); похвалила международные структуры и призвала усилить мультилатерализм; напомнила, что в 1971 году нас было 3,8 миллиарда, а сегодня – аж 7,6, но жить мы стали лучше... Это все – так, – разминка, растяжка, согревающие упражнения и повышение подвижности мозговых суставов.

Разогрев нас таким незамысловатым образом, фрау Меркель заявила, что есть вопросы, о которых надо говорить прямо, а не вилять вокруг да около («nicht um den heißen Brei herumreden»). И тут же пояснила, что считает неверной чью-мысль о том, что «мир станет лучше, если каждый будет думать прежде всего о себе и стоять за собственные интересы; и тогда настанет миропорядок, в котором всем будет хорошо /…/ Я думаю, – возразила она самой себе, – что наши национальные интересы мы должны видеть в том, чтобы учитывать национальные интересы других (переведено и выделено мной, иб), для того, чтобы создать ситуацию, в которой выигрывают все («/…/um /…/ Win-win-Situationen zu machen /…/»), потому что именно такая ситуация и есть предпосылка к мультилатеральному сотрудничеству». И вообще: «Глобальная архитектура будет работать лишь в том случае, если мы все будем способны к компромиссам». С этой частью речи у меня лично никаких диссонансов не возникло, и я готова, во имя компромисса, подписаться под каждым словом. Включая климат.

Хуже мне стало ниже, когда уважаемая политик перешла к практическим примерам «учета интересов других». Фрау Меркель объявила, что Германия до 2022 года избавится от ядерной энергетики, а от добывания каменного угля отказалась уже. Следовательно, «еще несколько десятилетий природный газ будет играть возрастающую роль», и поэтому «спор, откуда нам брать газ, несколько преувеличен («ein bisschen überzogen»), потому что мы /…/ и далее будем получать газ из России /…/ – это совершенно ясно, – но мы хотим, естественно, диверсифицировать. Поэтому мы будем покупать и сжиженный газ; и возможно даже – у США и других источников. /…/ Энергия должна быть доступной («Energie muss ja auch bezahlbar sein»)».

Это и есть блестящий пример того, как, в отличии от трамповского «America first», фрау Бундесканцлерин мультилатерально думает об «интересах других». О чьих вот только? Европейцев, подавляющее большинство которых против «Северного Потока-2»? О Польше, которая понесет миллиардные потери? Об Украине, которой, кроме потери миллиардов долларов, грозит полномасштабное вторжение России? Канады и США, не устающих доказывать, насколько велика уже, но станет непреодолимой с пуском второй нитки газопровода в недалеком будущем, зависимость Германии от поставок газа из России? Может, думает она о немецком народе (это не «другие», но все-таки…), об этих детях, казенящих школы ради благородной цели, о их будущем? Тут – да, тут, на первый и беглый взгляд, взгляд эмоциональный, все ясно: фрау Бундесканцлерин – наша Бундес-мама – заботится о немецком народе (в том числе и о вашей покорной слуге!): энергия же должна быть доступной. Но какой ценой? И насколько искренна фрау Меркель? Для нее не может быть новостью, что львиная доля бюджета России явными и тайными каналами идет на перевооружение, шпионаж, кибервойну, терроризм, подавление инакомыслия внутри страны; не может быть для нее новостью и то, что практически единственным источником валютных поступлений России является продажа полезных ископаемых, и здесь главную роль играют газ и нефть. Следовательно, покупая российский газ и даже увеличивая размеры закупок, Германия не просто затягивает петлю зависимости на собственной шее (т. е. на шее того самого немецкого народа, чьи дети казенят школы), но и финансирует войну против Украины, военные авантюры в Сирии, ЦАР и Судане, ракетные программы Северной Кореи и Ирана, производство запрещенных ракет средней дальности, международный терроризм… Всего этого фрау Бундесканцлерин не может не знать. А после того, как Трамп заявил открыто о зависимости немецкой политики от поставок российского газа, фрау Бундесканцлерин не может даже говорить[1], что она не знала, кто действительно выигрывает в созданной ею «Win-win-Situation».

После упомянутого заявления Трампа, немецкие новостные каналы заполнили материалы, показывающие, сколько газа закупает Германия в России, сколько – в Норвегии и сколько – «в других источниках». Цифры говорят ясно: ни о какой «зависимости» речь идти не может. Даже при запуске второй ветки «СП». Но это – проценты поставок, сравнивать же, на мой взгляд, следует цены на газ. И тут я очень сомневаюсь, что норвежский газ поступает в Германию по цене российского, не говоря уже о хитрой системе тайных скидок, условий и оговорок, которыми Москва всегда сопровождает подобные соглашения (вспомним хотя бы газовый договор 2009 года между Тимошенко и Путиным, или путанные объяснения немецких политиков того же времени, почему российский газ для Германии в разы дешевле, чем для Украины). Но не в договорах дело, и даже не в том сопровождены они или нет секретными пунктами и протоколами, а в том, что во всех (исключений не упомню, подскажите, кто может) во всех международных конфликтах Германия занимает позицию немножко близкую российской, немножко больше понимает Россию, чем все остальные. Давайте вспомним реакцию Германии на убийство А. Литвиненко, МН-17 или покушение на Скрипалей – для Германии во всех этих случаях вина России не доказана, во всех этих случаях Германия была сдерживающим, смягчающим фактором при обсуждении европейской реакции на них. Теперь для сравнения возьмем реакцию той же Германии на убийство Хашогги в стамбульском консульстве. Здесь удивительная последовательность и принципиальность германской позиции: виновники названы и вина определена. Однозначно. Реакция? – пожалуйста: Германия тут же разорвала все договора и прекратила поставки вооружений саудам. Невзирая на экономические потери и санкции за односторонний разрыв договоров. К странностям можно еще добавить аллергические реакции Германии на любые попытки Украины, Молдовы или Грузии приблизиться к ЕС или НАТО, призывы уважать интересы России, понимать ее историческую озабоченность и много другое… Все это, разумеется, имеет какие-нибудь политико-стратегические объяснения, вроде разрядки, недопущения нового витка конфронтации и пр. Но все же… А тут еще этот газ по дешевой цене…

 

Итак, мы видим, что фрау Меркель, проводя свою мультилатеральную политику, игнорирует мнения европейских народов и даже мало думает о будущем собственного, оплачивая, по сути, кремлевскую военщину, смягчая европейскую и мировую реакцию на ее преступления. В чьих же интересах действует она? Кто они, эти загадочные «другие» о «национальных интересах» которых так много думает сама фрау Бундесканцлерин и «завещает» другим думать о них? Здесь глубоко копать не приходиться, следует лишь применить старый добрый принцип: Cui prodest?, и тут же всплывут эти загадочные «нации»: EON, BASF (обе стояли у истоков проекта «СП»), Siemens, Daimler, VW и десятки других, от очень крупных, до средних и мелких немецких компаний, вложивших и продолжающих вкладывать миллиарды в российскую экономику. Их интересы продвигает и защищает фрау Бундесканцлерин, в этом заключается ее мультилатерализм. Но что получается – ведь это интересы исключительно национальные, не так ли? Следовательно, она защищает собственные интересы в надежде на то, что мир при этом станет лучше. Тут тонко, тут понимать надо: то, что в исполнении фрау Меркель, Макрона и других демократов – мультилатерализм, в исполнении «популистов» – протекционизм. Вот и все «завещание».

А Украине и другим стратегическим целям России нужно, как говорят те же немцы, «одеваться теплее» – их интересы всегда будут проигрывать энергии, которая «должна быть доступной».

 

Ирина Бирна,                                                                                                                     02.02.2019

[1] После открытого заявления Трампа фрау Меркель пришлось несколько изменить риторику – раньше она утверждала, что «Северный Поток-2» – чисто экономический проект и вмешиваться в него у нее нет никаких прав и оснований, сегодня она признает, что да, «СП-2» имеет некую «политическую составляющую».