Юбилейное

В начале месяца февраля русская армия в очередной раз в своей богатой истории покрыла себя несмываемым героизмом. В этот раз – в Сирии.

Событие это, во многовековой истории армии привычное, как перхоть на воротнике полковника, вызвало почему-то буйную реакцию либерально-демократических оппозиционеров. Статьи, анализы, прогнозы – порой даже не лишенные наблюдательности, изящества и здравого взгляда на событие ночи 7-8 февраля – заполонили интернет. Накал анализов крепчал день ото дня, и дошел уже до того, что даже очень уважаемый и трезвый аналитик вдруг заявил, что «вагнер» – это прикрытие, а истинная цель случившегося на берегах Ефрата – «похитить губернаторскую дочку!» Теперь для эффектного окончания не хватает последнего аккорда – о том, что гибель ударной группировки российской армии – есть верный признак того, что американцы твердо решили вернуть «путинский триллион».

Мне господь аналитических талантов не дал, но дал в избытке наивную способность удивляться и занудство спрашивать вопросы.

И вот я удивляюсь.

Неужели до сих пор никто не понял, что никакого «вагнера» нет? Композитор есть, а хозяина частной армии – нет. Так называемая «частная армия Вагнера» – это те же «вежливые люди», «отпускники», «добровольцы», «братья», «интернационалисты» и прочее разное, во что Генштаб и Министерство обороны перекрашивают части спецназа по необходимости. ЧВК – всего-навсего один из инструментов гибридной войны. Не может в России существовать «частная» армия, вооруженная до зубов новейшей техникой, которую «хозяин» посылает, единственно по своему усмотрению и капризу, то в Украину, то в Сирию. Уже потому хотя бы, что в России хозяин – один. И еще потому, что в стране, где нет частной собственности, не может быть и частной армии.

И вот что интересно: «вагнер» этот самый, – недавно прокатилось интернетом, – стал миллионером! Или миллиардером. И сразу – обвинения, ругательства, проклятия – мол, на войне жиреет, гнида! И никто почему-то не задумался, откуда и как, каким таким чудом вдруг «разбогател» «вагнер». Друзья, да ведь это тот самый триллион в Россию возвращается. Ведь его для того и копили, и воровали по крохам, копеечку к копеечке, чтобы войну финансировать, мир терроризировать, «понимающих» за границей скупать. Поймите же наконец: Россия, как менталитет, как философия, как идея – язва на планете. Она несовместима с демократической формой жизни. Следовательно, либо язва покроет всю планету, либо исчезнет сама. Вот ведь о чем, в конечном итоге, речь! Это прекрасно понимают в Кремле и за ценой не стоят. И «вагнер» ваш – лишь очередной смотрящий за доверенной ему долей малой «триллиона», очередной член в ряду ролдугиных-сечиных-абрамовичей-малофеевых-ротенбергов-миллеров…

Но раз «вагнера» нет, а есть русская армия, то почему ни один из комментаторов не задался вопросом: «А могло ли быть иначе?»

И тут я удивляюсь еще больше. Курдские вояки-любители, наскоро обученные американцами, устроили показательную порку отборных русских соединений аккурат в сотую годовщину реинкарнации русской армии под кличкой «красная». Очень символичный подарок к юбилею! То есть вот, скажут: за все деньги придумай!.. Ведь не придумаешь. И никто не обратил внимания, даже известный своими головокружительными путешествиями в историю «профессор» и «модный философ»…

Тогда, в феврале 1918-го, несколько заблудившихся под Нарвой немецких солдат произвели такое впечатление на полки революционных матросиков-сифилитиков, что первых героев новой армии искали и отлавливали в предгорьях Урала, а первого красного командира Пашу Дыбенко удалось остановить лишь в Самаре[1].

Наследникам славы Дыбенко и его героев в Сирии повезло меньше. Тут их встретили не блукающие в поисках «матка-курка-яйка» немцы, а вооруженные мужчины, готовые умереть за свою землю, за свою родину, за свои семьи. Против такого противника русская армия во все времена воевала с трудом. То ли дело бомбить детские сады, больницы и базары, травить мирное население химическим оружием или расстреливать заложников.

Почему так?

Да потому, что армия – неотъемлемая часть государства. Она не может существовать вне истории, философии, социально-политической реальности и мировоззрения государства. Армия любой страны имеет главную задачу – охрану государства от внешней агрессии. Отличие России в том, что у нее, как у кита, внешних врагов никогда не было и нет. Никто и никогда не собирался на нее нападать ввиду полной бессмысленности подобного времяпрепровождения. Враги у России куда более страшные: она сама, ее природа, ее колониальная суть. Россия – под этим топонимом следует здесь и далее понимать явление, известное нам, приблизительно, с XV века – всю свою историю находится в состоянии гражданской войны. Вернее будет сказать: Москва находится в состоянии постоянной гражданской войны против порабощенных народов. Война эта иногда принимает «горячий» характер, как, например, в ХХ веке – в Украине (1918-60), Латвии (1939-57) или Чечне (1994-96 и 1999-2009), но большую часть времени протекает в тлеющем режиме. Из этой исторической реальности и проистекают требования к армии, начиная с разработки военной доктрины и кончая принципами комплектования, обучения и снабжения.

Государствообразующая философия России предусматривает армию карательную, обладающую средствами и возможностями подавления сопротивления мирного и безоружного населения.

Цари постоянно пытались создать боеспособную армию для завоевания по крайней мере Европы, или, на худой конец, хотя бы Черноморских проливов с Константинополем, но всякий раз армия оказывалась неспособной выполнить поставленные задачи. Сталину, последнему русскому мечтателю, путем невиданных преступлений удалось создать огромную армию, вооружить ее конкурентно-способными средствами уничтожения ближних, переложить всю экономику на военные рельсы. Но и этого оказалось мало. Жизнь показала, что согнать несколько миллионов мужчин под ружье, научить их прыгать с парашютом и сидеть на броне, недостаточно. Армия получилась большая, но способная лишь на то, чтобы оцепить украинские деревни и наблюдать за тем, как крестьяне медленно умирают с голода. Иногда это бравое воинство стреляло в спины тем, кто пытался убежать за заграждения или собрать подмерзший картофель с заброшенного поля.

 

В том восемнадцатом году, после героического бегства матросиков, Владимир Ильич писал: «Неделя 18-24 февраля 1918 года /…/ неделя военного наступления империалистской Германии на Советскую социалистическую республику, явилась горьким, обидным, тяжелым, но необходимым, полезным, благодетельным уроком /…/ Мучительно-позорные сообщения об отказе полков сохранять позиции, об отказе защищать даже нарвскую линию, о неисполнении приказа уничтожать все и вся при отступлении; не говорим уже о бегстве, хаосе, безрукости, беспомощности, разгильдяйстве/…/». Представляете, как он вертелся в своем стеклянном ящике во второй половине сорок первого, когда убедился, что в очередной раз «необходимый, полезный, благодетельный урок» красной армии в прок не пошел, и она сегодня даже и не бежит, а полками и дивизиями сдается в плен? Это то, что привычно называют «преемственностью». Так бегали со времен оных от японцев, от крымских татар, от поляков, шведов, украинцев… Брали всегда измором и неисчислимыми жертвами.

Можно согнать население в казармы, можно вооружить его до зубов, можно налепить невероятное количество танков и самолетов, можно изучать боевой опыт других армий, но менталитет исправить невозможно, найти практиков, которые бы обучили воевать против вооруженного противника, негде. Вот и воюет это воинство дедовскими, суворовскими еще методами: «Людей не жалеть! Бабы еще нарожают!! Пуля – дура, штык – молодец! Сено-солома! Уррра!!!»

Европу завалили трупами.

Афган уже трупами завалить не удалось. Но уроков не извлекли. И получили в Сирии свое русское как всегда. Вот вам и ответ на поставленный вопрос – а могло ли быть иначе?

 

Сегодня русские соколы «оттягиваются» в Восточной Гуте, привычно равняя с землей жилые кварталы, больницы и школы зажатого в кольцо, беззащитного города.

 

С праздником, каратели!

 

Ирина Бирна,                                                                                                                    23.02.2018

[1] Когда-то один очень древний грек, возжелал славы и пустился в бега. Пробежал 42 195 метров и помер от скуки. Это бессмысленная смерть поразила экзальтированных южан, а спустя 2000 лет и одного оборотистого француза, и вот уже более 100 лет человечество состязается в т. н. «беге на Марафонскую дистанцию». Русский Паша Дыбенко одним духом пронесся 1 869 000 метров, но никто не устраивает «пробегов Дыбенко». Это странно.

Kommentar verfassen

Trage deine Daten unten ein oder klicke ein Icon um dich einzuloggen:

WordPress.com-Logo

Du kommentierst mit Deinem WordPress.com-Konto. Abmelden /  Ändern )

Google+ Foto

Du kommentierst mit Deinem Google+-Konto. Abmelden /  Ändern )

Twitter-Bild

Du kommentierst mit Deinem Twitter-Konto. Abmelden /  Ändern )

Facebook-Foto

Du kommentierst mit Deinem Facebook-Konto. Abmelden /  Ändern )

Verbinde mit %s