«Левые» в Хамбурге – Cui bono?

 

Телевизионные картинки из Хамбурга скоро сотрутся в памяти, вытесненные иными, свежими, горячими и волнующими событиями. Бюргеры получат страховки за сожженные машины, разбитые окна и медицинскую помощь. Получат они и государственную поддержку при восстановлении разграбленных магазинов и квартир. Мы оплатим тяжелую работу 24 000 наших полицейских и их коллег из Австрии (да-да, друзья, в обеспечении порядка участвовали специальные подразделения австрийской полиции – то ли своих не хватило, то ли австрийцам тренировка была необходима…) Политики «сшибут по крупному» (простите вульгаризм) пропагандистского капитала: власть – обещаниями пособий и поддержки, трогательными фото на фоне измождённых полицейских и пожарных, посещением больниц и обещаниями навести порядок; оппозиция – требованием «персональной ответственности» и срочным созданием очередной комиссии Бундестага по расследованию случившегося. И хоть прозвучали новые, соответствующие техническим возможностям и духу времени, предложения (о них ниже), все идет по накатанной десятилетиями дорожке. И все пройдет, как день рождения тещи. А что останется?

Останутся «Linksautonomen», от слова «Сам Себе Закон»[1]. Останется террор на наших улицах, фундамент которого заложили известные архитектурные бюро «ЧК» и «ГРУ» «Интернационалами», «Спартаковцами»[2], KPD, деятелями культуры и пр. «инструментарием». Останется философия левого движения, сформулированная в Кремле и озвученная Георгием Димитровым на VII Московском Конгрессе Коминтерна (август 1935): «Фашизм – это открытая террористическая диктатура наиболее реакционных, наиболее шовинистических, наиболее империалистических элементов финансового капитала». Останется тактика и стратегия борьбы с любыми представителями государства до тех пор, пока не рухнет государство, а за ним и мировой порядок вообще. Перенесение «классовой» борьбы из парламентов Европы на улицы ее городов и захват максимального числа простых граждан в заложники – тоже детище кремлевских теоретиков и лубянских тактиков, у истоков идеи стояли Радек, Тельманн («Человек Сталина в Германии» – второе имя главного немецкого коммуниста), Люксембург и др.

В 1956 году Конституционный Суд Германии запретил «unwiderruflich»[3] KPD, как враждебную Конституции организацию, которая при поддержке из ГДР выступала против «режима Аденауэра». Именно с этого момента террор вернулся в страну. Коммунисты расползлись, как тараканы на кухне, и занялись своим привычным делом: ломать до основанья. Возрождение в 1968 году компартии под новым именем (DKP) – Немецкая Коммунистическая Партия, – ожидаемого облегчения не принесло: Кремль, КГБ, ГРУ и прочие «борцы за демократию и социальную справедливость» к тому времени уже поняли, что парламентскими методами демократию не свалить. DKP осталась чахоточным, недоношенным продуктом, данью политической традиции. Теперь кремлевские деньги лились через различные «общественные» организации – женские, детские, юношеские, студенческие, спортивные, творческие в ненасытную глотку терроризма. Демократический Запад вообще и Германия в частности так и не поняли, что

 

в СССР и России нет общественных организаций.

 

Вся стратегия Кремля направлена на уничтожение демократии и ни методы, ни персоналии, ни идеологии здесь особой роли не играют. Для продвижения к цели хороши все: феминистки, антиглобалисты, антисионисты, антимилитаристы… Главное: анти-[4], а слово, стоящее за этой волшебной приставкой, никакой роли для Кремля не играет.

Интересно в «левоавтономном» движении следующее. «Движения», как такового, нет и в помине, как нет ни теории, ни стратегии. Есть тактика: «Громи фашистов!», «Германия заткнись!» и т. д., одним словом – «Wellcome to Hell!»[5], есть цель – уничтожение демократии, и есть группы, группки и отдельные товарищи, которые собираются в более или менее большие коллективы по самым различным поводам. Главное в их акциях – нагнать страх на бюргера, использовать любую лазейку в законе для того, чтобы посеять неуверенность в демократических институтах, сомнение в политическом руководстве. Возраст участников в основном студенческий – от 17 до 25, хотя есть сведения об агитации среди школьников и участие в беспорядках 14-летних. И вот тут мой главный вопрос: партий нет, организаций нет, следовательно, нет и регулярных взносов. Студенты и школьники люди, в основном, тоже не зажиточные. За какие, (простите еще раз!), «шиши» существует вот уже 50 лет левоавтономный терроризм? Кто оплачивает дорогостоящих адвокатов?[6] Кто платит за аренду помещений, где эти группы и группки собираются для обсуждений планов очередного разбоя? Кто финансирует издание 3-х (!) журналов («radikal», «interim», «arranca!»), веб-страничек, дискуссионных подиумов? Министр внутренних дел Де Мизьер сообщил, что по имеющимся у него данным, подготовка к акциям в Хамбурге велась два года. Подумайте: два года кто-то планировал места для нападений на полицию; тайно перевозил в город и складировал орудия нападений; искал места складирования, ночевки для радикалов со всей Германии и Европы… Кто-то же это все финансировал! И еще вопрос к херру министру: эта информация – о двухлетней подготовке – появилась у вас на столе когда? Два года идет подготовка к разбою в миллионном городе, и застает вас и ваших специально обученных ребят врасплох? Полиция не может проехать к местам поджогов из-за толпы беснующихся «защитников гражданских прав»?

До 1991 года хлопотливое и дорогостоящее хобби взращивания терроризма в странах демократии было исключительно кремлевской страстью – Кремль оплачивал «искреннее негодование простых немецких (французских, английских, бельгийских, американских и т. д.) граждан войной во Вьетнаме, размещением ракет «Pershing», строительством атомных электростанций, загрязнением окружающей среды», бесправным положением женщин… – мало ли что «возмущало» сытых и изнывающих от безделья студентов. Может я ошибаюсь, и читатели припомнят демонстрации против советского участия во вьетнамской войне? Нет, не припомните? Или против кубинского десанта в Анголу? Тоже нет? Странно… Тогда, может быть, против «Концепта Че Гевары»?..[7] И здесь прокол… Ну, что ж, как говорят те же немцы: «Чей хлеб я ем, того песни и пою»…

Сегодня, после всех «перестроек», «перезагрузок», «открываний» и «демократизаций», когда Кремль называет Запад «партнером» и целует в плечо – кто сегодня подкармливает левоавтономных минеров под демократией?

Для ответа давайте рассмотрим, что изменилось в мире (Европе) со времени введения в России «демократии». Множество левоавтономных групп самого разного калибра, прямых наследников KPD, RAF и пр., преследующих различные тактические цели, но стратегически стремящиеся к уничтожению демократии, продолжают завещанное тельманнами, хонеккерами и баадерами[8] дело. Стратегический вектор России тоже не изменился, хотя и усилился – не только войнами против Грузии и Украины, но хакерскими атаками, океаном пропаганды, шпионажем, внедрением в западную экономику. Иными словами, если после развала империи зла, система отношений «Демократия – Россия» изменилась, то в худшую сторону. Так на каком основании можем мы утверждать, что Россия прекратила финансирование экстремизма и терроризма в Европе? Таких оснований у нас нет.

С другой стороны, на легальном, парламентском уровне, против демократии борются в Германии две партии AfD – справа, и die Linke – слева. Обе партии безоговорочно поддерживают политику России (в AfD 30% членов Путину доверяют больше, чем Меркель, в «die Linke» – 31%). Финансирование первой Москвой не раз обсуждалось в прессе, вторая «вероятно» получает помощь Кремля (давайте помнить, что «левые» – прямые наследники SED Хонеккера в первом поколении. Они дважды поменяли имя с SED на PDS и потом – на «die Linke», но не идеологическую платформу). Кроме того, между левоавтономами и «левыми» граница крайне размыта и через нее идет постоянный обмен не только информацией, но и персоналиями: сегодня в Бундестаге от партии «левых» сидят бывшие автомномы Кристиана Буххольц (Christine Buchholz), Николь Гольке (Nicole Gohlke) и Жанин Висслер (Janine Wissler). А в самой партии существуют экстремистские группы «маркс21», «социалистические левые», «Куба Си», «марксистский форум» и даже «коммунистическая платформа». Я повторяю мой вопрос: с чего бы это Кремлю прекращать финансирование SED (PDS, «die Linke») при полной идентичности целей борьбы и общности врага?

Финансирование, безусловно, продолжается. Кого интересует, как Кремль спонсирует свои авангарды, отсылаю к чудесному фильму «Тайная сеть Путина». И здесь важно вернуться к тому, чего не поняли даже создатели фильма:

 

в России нет ни общественных организаций, ни частного капитала.

 

Упомянутые в фильме фонды миллиардеров Якунина (офицер КГБ, бывш. нач. РЖД) и Малофеева – «Русский мир», «Св. Василия», «Истоки», равно как и не упомянутые, – это не деньги «предпринимателей» Якунина, Малофеева или имярека. Это «деньги партии», деньги на подрывную работу. Из этих фондов идет финансирование войны против Украины, вербовка «полезных идиотов» в странах демократии, проникновение в крупнейшие университеты Запада («Истоки»), проведение «слетов», «форумов» («Мир с Россией», «Диалог цивилизаций» и пр.), спонсирование издания экстремистской литературы (например, голос PEGIDA и AfD «Compact – Zeitschrift für Souverinität»), оплата «протестов русских немцев» и прочих разных услуг. Это на Западе г-н Сорос поддерживает учебные заведения и общественные организации из своего кармана, а у г-д Якунина и Малофеева «своих карманов» нет – они приставлены смотрящими к имперскому общаку. Как и Дерипаска, и Абрамович и остальные «олигархи». А что бывает с теми, кто отказывается подпитывать терроризм, т. е. не «заботится о будущем России», пахан общака показал на примере Ходорковского и Березовского, – помните таких? – тоже были «богатые» люди…

И в заключение вернемся к тому новому, что предлагает политика для борьбы с левыми автономами. Во-первых, создать Европейскую базу данных по экстремистам; во-вторых, увеличить число полицейских выше запланированного уже уровня. По первому пункту можно возразить следующее. Базу данных экстремистов можно создать лишь при условии точной дефиниции понятия «экстремист», а на этот счет сегодня нет одного мнения даже между ближайшими европейскими державами. Кроме того, практическая помощь такой базы данных будет вызывать сомнение до тех пор, пока среди 20-ти глав государств сидит и террорист №1. Будет ли он включен в базу?

По второму пункту возразить нечего: полицейские силы должны быть укреплены и прежде всего численно ввиду опасности исламского терроризма, постоянного роста числа квартирных краж, сексуальных преступлений и т. д. Только напомню: порядок в Хамбурге обеспечивали 24 000 полицейских. Прекрасно оснащенных и специально обученных…

Но мы заговорились. Пора заканчивать, а то читатель начинает зевать. Для того, чтобы избавиться от левоавтономных друзей Кремля, следует не ужесточать полицейские акции или увеличивать численность полиции сверх всяких разумных пределов, а проследить источники финансирования экстремизма. Они, наверняка, скрыты и запутаны, но поиски рано или поздно выведут на какой-нибудь «частный» «фонд», «форум» или «диалог», из-за которого будут отчетливо торчать «башни древнего Кремля». Вот этот канал подпитки «справедливого гнева» и следует перекрыть. Организация протестов дело хлопотное и дорогостоящее, и если Западу удастся сделать ее чисто любительской, на общественных началах, то и желающих «за бездаром» ею заниматься значительно поубавится, а вместе с ними скукожится и агитация с пропагандой.

И последнее. Все, кто уверен в том, что видел в репортажах из Хамбурга нечто новое по масштабу и накалу, должны погуглить «дела Бременские» 5 мая 1980 г. Тогда, во время торжественного принятия Президентом присяги у новобранцев, «антимилитаристы» и «антифашисты» устроили настоящую бойню – 257 частью тяжело раненых полицейских, «коктейли Молотова», камни, сожженные полицейские и военные машины… по полной программе «диалога цивилизаций». Прошло 37 лет, а надежд на то, что левоавтономные наши друзья поумнеют или «рассосутся», мало. Пора что-то делать!

 

Ирина Бирна, для «Литературного Европейца»                                                           11.07.2017

[1] «Autonome» образовано из двух греческих слов «auto» (сам) und «nomos» (закон), т. е. речь о людях, действующих по собственным «законам».

[2] «Спартаковский союз» («Spartakusbund») был частью SPD, но в 1919 году под давлением Кремля, вышел из партии и образовал KPD – Коммунистическую Партию Германии. Именно с этого времени и пришел на улицы немецких городов террор. По классификации Кремля – «антивоенный» союз…

[3] Бесповоротно, окончательно, не подлежащий отмене, (нем.)

[4] Есть среди этих изобретательных немецких ребят даже «Антинемцы», утверждающие, будто немецкий народ имманентный и неисправимый антисемит, и поэтому Германия должна быть распущена, а немецкий народ передан под интернациональное управление.

[5] Мой фаворит – плакат «Против ограбления и подавления» – красное полотнище, украшенное серпасто-молоткасто. Кто-нибудь может привести пример большего ограбления и подавления, чем под серпом и молотом?

[6] В Хамбурге арестовано 225 «левых», все они предстанут перед судом, всех их будут «отмазывать» (простите в последний раз!) юридические крючкотворы. Обвинения будут вынесены и группам, официально зарегистрировавшим свое участие в демонстрациях и уличенным в разбое. И их тоже будут защищать…

[7] Концепт перенесения революционной борьбы из ядра ячейки убежденных революционеров в широкие массы сельского населения. Разработан в текстах палача-педиатра Че, который и подался в Боливию для того, чтобы доказать его практическую ценность. Но был схвачен «несознательными» крестьянами, отдан полиции и расстрелян без суда и следствия. Практическим же воплощением теории кубинского мясника занялись в Европе «мечтатели» из RAF, «Bewegung 2. Juni», «Revolutionäre Zellen» и прочие Marxistische Gruppe (MG).

[8] Андреас Баадер, один из основателей «RAF».

Kommentar verfassen

Trage deine Daten unten ein oder klicke ein Icon um dich einzuloggen:

WordPress.com-Logo

Du kommentierst mit Deinem WordPress.com-Konto. Abmelden / Ändern )

Twitter-Bild

Du kommentierst mit Deinem Twitter-Konto. Abmelden / Ändern )

Facebook-Foto

Du kommentierst mit Deinem Facebook-Konto. Abmelden / Ändern )

Google+ Foto

Du kommentierst mit Deinem Google+-Konto. Abmelden / Ändern )

Verbinde mit %s