Похохотались 2.0

Из писем Володе. Письмо тринадцатое

 

«Умер, шмумер – лишь бы был здоров!»

Одесская классика

 

Я, Вова, никогда не думала, что мое последнее письмо до тебя кассандровским станет. Я, ты же знаешь, с пустяками до тебя не пристаю; знаю: работаешь, поэтому, если и берусь за перо, то не иначе, как по делу. Но вот чтобы так… и чтобы так быстро!..

Не писала ли я тебе, что, мол, готовься, мол, похохатимся еще? Я, Вова, ведь не только за допинг думала, когда писала – вся ситуация много-много лет уже ничего кроме хохота не вызывает. Это, как если кто-нибудь из говна повидло делает и обещает постоянно: «Есть еще нельзя, но на хлеб уже намазать можно». А тут, Вова, из России – «великую державу» лепят! Как тут без смеха!

Ну, давай конкретно. По существу. Я тебе за Саманту писала, мол, как она через Чуркина выяснить пыталась, а есть ли хоть что-нибудь, что народ российский «за живое возьмет»? И вот тебе ответ по жизни: «Есть. Хор Александрова». Только-то они, болезные, грохнулись, как разделилась «оппозиция». Одни латынью кроют на чем свет, мол «De mortuis nihil nisi bene», другие резонно за Донбасс и Алепо вспоминают, про тысячи уничтоженных детей Украины и Сирии, про все то, что ООН военными преступлениями назвал. А нет, чтобы на дело по-чеховски посмотреть! В любой, учил классик, ситуации нужно искать позитив. Ведь, Вова, там, где певуны и плясунами приземлились, ждут их сплошные аншлаги! Да еще при какой публике! Ведь мечта, а не публика: все, как один специалисты, мастера своего дела – Хитлер, Сталин, Химмлер, Пол Пот, Кима оба два, Тухачевский, Молотов, Каганович, Жуков, Ленин, Фидель… да всех ли упомнишь! Что может быть выше для артистов российской армии, чем выступать перед такой публикой? По сравнению с нею, те, соколы сирийские, дилетанты еще. Им еще бомбить и бомбить, как медному котелку.

Может, вместе Сергием («радонежским»), всем кодлом Романовых и Чекатило, на их концерт и Зоя Космодемьянская забежит? Чем черт не шутит? За нее, кстати, «оппозиции» удалось-таки снова раздуть «дискуссию».

Ну, и раз уж за «оппозицию» пошло, закроем эту смешную тему. Имея, Вова, такую «оппозицию», никакой позиции иметь не надо! Вот ведь преимущество всех российских режимов, как бы они не назывались. А заслуга последнего режима в том, что он 99 лет назад даже эту ситуацию упростил до двухходовки. ЧеКой упростил. У ЧеКи, по определению, только одна позиция и возможна: стоя, в вытянутой руке – револьвер. При таком упрощении любая «оппозиция» автоматически располагается за спиной того, с револьвером. Вот с этой позиции и идет вся «оппозиционная дискуссия», отсюда и разница в видении будущего России, отсюда и темы такие, чтобы за спиной оставаться. Типа, как за Зою.

У нас тут, Вовуля, для примера, как скучно станет, в Райне крокодил появляется, а в России очередной раз Зоину шизофрению «рассекретят». И не надоест, ей-богу! И, точно так же, как и в «casus Александровский», «оппозиция» пускается во всю рвать на груди рубахи, майки и даже, прости, бюстгальтеры: «Болела… не болела… болела, но ангиной, а тогда ангину у Кащенки лечили… не болела, но подвиг совершила… болела, но подвиг от этого еще краше… сам дурак!..»

Я понимаю, Вовчик, что доктор, очередной раз раскрывший «тайну» Зоиной шизофрении, такой же историк, как и 29-й панфиловец Мединский, но «известный психиатр» должен же был ну хоть что-нибудь о «психологии» слышать! Об инстинкте самосохранения. Должен же иметь хоть малую, зародышевую, способность к логическому мышлению… к анализу там.., сравнению… Все это в его «открытии» и последующем «дополнении» отсутствует геть[1]. Равно, как в именитых критических отзывах коллег-публицистов-блогеров.

Все, что мы о последних часах «героини» Зои знаем, знаем мы со слов очевидцев. А очевидцы кто?

Давай рассуждать.

Мы знаем, что был приказ жечь дома крестьян; знаем, что в Петрищево не было немцев; знаем, что схватили Зою крестьяне, в тот самый момент, когда она совершала «подвиг» – поджигала крестьянскую избу с многодетной семьей; пока мужики ездили в соседнее село за немцами, две женщины в сердцах избили Зою[2]. Вот, собственно, всё. Да, еще мы знаем сегодня атмосферу тех дней: почти 5 млн. солдат сдались в плен, а во всех населенных пунктах немцев встречали, как освободителей. Мы знаем так же, что сразу после возвращения красных, двух крестьянок, бивших Зою, расстреляли…

А теперь, Вова, скажи мне как профессионал, как майор, следственное дело постигший, учитывая все вышесказанное, о каком доверии к показаниям свидетелей казни Зои может идти речь? Стань на их место. Перед ними – два теплых трупа невинно расстрелянных односельчанок, за ними – все то, от чего они у немцев спасения искали: раскулачка, ЧК, расстрелы за колоски, лагерные сроки за опоздание на работу… одним словом – рай российский. Вот и «вспоминали» они наперегонки, чтобы выслужиться и в коллаборационисты не попасть, о пении «Интернационала», о здравицах Сталину, о призывах к борьбе и предвещании скорой победы. Могли крестьяне вспомнить что-нибудь иное?

Была ли больна, почему режим забрасывал несовершеннолетних после 3-дневного «образования» в тыл врага, почему так называемое «партизанское движение» занималось в основном террором местного населения, а не борьбой с оккупантами – эти и сотни других вопросов – не к Зое и не к несчастным жертвам пропаганды, отдавшим свои молодые жизни кремлевскому молоху, а к Кремлю и его «историкам».

Это ведь тоже допинг – все эти «подвиги», все эти «панфиловцы», «матросовы» да «молодые гвардии». Раньше это называли «опиумом для народа», сегодня – «героической историей России».

Только вот с допингом в спорте, похоже, дохохотались, Вова. Уже из-под Пуделя-Томаса Баховича жареным потянуло… так, Вовчик, потянуло, что он «призвал пожизненно отстранить от участия в Олимпиаде спортсменов и чиновников из России, если будет доказана их причастность к государственной допинговой системе». А что, Вова, – ему за чужие понты в отставку идти не резон.

Где-то, Вова, прокол вышел. Не получилось с гибридным спортом. Облом, называется.

Я так думаю, во-первых, тебе бы что-нибудь пооригинальнее придумать – ведь «величие» страны на допинге строить – не новое это, это уже испробовали и Хонеккер, и Китай. Что с этого вышло, знает каждый. А во-вторых, тебе не всех агентов разведки на замену мочи посылать надо было. Кто-то должен был и на Западе за порядком смотреть. Ну можно же было Макларену этому чаю в подарок прислать, или детские фотографии на компьютер слить, или переписку выкрасть. С Хиллари же получилось. Чем у тебя там Сноуден с WikiLeaks‘ом занимаются? Зря ведь бабло жрут. Ну, не буду, не буду. Не мне тебя учить.

А теперь что – ну, типа признала типа самая исполняющая обязанности Российского антидопингового агентства (РУСАДА) Анна Анцелиович «наличие российской „допинговой программы“ в ходе подготовки к Олимпийским играм 2014 года. „Это был институциональный сговор“, — сказала Ацелович (так в тексте, курсив мой, иб), подчеркнув, что руководство страны в этом участия не принимало, а государство — не являлось заказчиком программы».

Только я, Вова, задумалась, а какие такие «институты» кроме ФСБ и Министерства спорта сговорились, может ли государство не быть заказчиком, если его разведка и одно из министерств являются исполнителями, и на каком уровне мозгового развития находятся авторы подобных признаний, как могут они рассчитывать на то, что кто-то на Западе подобное повидло купит, как жизнь сама ответила на все вопросы. Жизнь российская, в который раз, оказалась проще и еще смешнее! Оказалось, не говорила Ацелиович ничего; никакого NYT отродясь не видела, хотя он, этот самый NYT, ее цитату из контекста вырвал, перекрутил и выставил в чёрном свете! И вообще, не было никакой Ацелиович и Виталия Смирнова – тоже не было. Даром, что последнему «не было» уже 81 год и оно руководит Независимой общественной антидопинговой комиссией Олимпийского комитета России (ОКР). Смирнов, которого не было, в не имевшем место разговоре с NYT посчитал, «что Россия „сделала много ошибок“. „Мы должны найти причины, по которым молодые спортсмены принимают допинг, почему они на него соглашаются“», – этого он тоже не говорил. Тут я ему поверила: не может житель России не знать, что причина одна: в строящейся «великой» России допинг для одаренных ребят и девочек – единственный способ не закончить жизнь в подворотне, налакавшись «Боярышника». Не все же Зоями могут быть!

Я, Вова, не знаю, зачем тебе этот пацанский ход понадобился: послать Ацелиович типа признаваться, а потом заставить ее же типа отрицать, но то, что она, как главное звено государственной допинговой системы, не сама полезла с откровениями – вне всякого сомнения.

 

Ответ на этот вопрос мы наверняка получим скоро. Но уже в следующем году, с наступлением которого я тебя и поздравляю!

Мутке, старику Риббентропычу (что-то давно не слышно его – здоров ли?[3]), тувинскому Суворову… может, забыла кого? – всем привет и пожелание похохотаться тем же темпом в Наступающем Году!

На Трампа надейся, но сам не плошай!

 

Ирина Бирна,                                                                                              Neustadt, 29.12.16

[1] Начисто, полностью (укр)

[2] Господин, доктор-психиатр, – ведь это нормальная, здоровая реакция на попытку кого-то сжечь при -30°C в тени ваш дом, или я ошибаюсь? Более того, коллега назвал бы реакцию «модератной» – другие просто убили бы «героиню». Почему бы Вам не обратить внимание на это?

[3] Только написала, а он в вечернем выпуске новостей уже выразил надежду на то, что новая администрация Белого Дома «присоединиться к усилиям России в Сирии». Скучно кремлевским и неинтересно одним военными преступниками жить. Дурнее себя ищут.

Kommentar verfassen

Trage deine Daten unten ein oder klicke ein Icon um dich einzuloggen:

WordPress.com-Logo

Du kommentierst mit Deinem WordPress.com-Konto. Abmelden / Ändern )

Twitter-Bild

Du kommentierst mit Deinem Twitter-Konto. Abmelden / Ändern )

Facebook-Foto

Du kommentierst mit Deinem Facebook-Konto. Abmelden / Ändern )

Google+ Foto

Du kommentierst mit Deinem Google+-Konto. Abmelden / Ändern )

Verbinde mit %s