Историческая ответственность Германии перед Украиной

Немецкий Бундестаг                                                                    печатная версия 18/10042

18-ый легислатурный период                                                                                              19.10.2016

 

Проект Заявления депутатов Марилуизы Бек (Бремен), Анналены Бербок, др. Франциски Брантнер, Агнешки Бруггер, Уве Кекеритца, Тома Кёнигса, др. Тобиаса Линднера, Омида Ноурипура, Сема Ёцдемира, Клавдии Рот (Аугсбург), Мануэла Саррацина, др. Фридхьёфа Шмидта, Юргена Триттина, Дорис Вагнер, Кая Геринга и Фракции Союз 90/Зеленые

 

Историческая ответственность Германии перед Украиной

Бундестаг должен решить:

 

  1. Немецкий Бундестаг заявляет:

 

На основании Евромайдана, аннексии Крыма Россией и войны на ее Востоке, Украина находится вот уже более трех лет в поле внимания западноевропейской и в том числе немецкой общественности. Благодаря Договору об Ассоциации с Европейским Союзом, Украина приблизилась к ЕС и Германии. Политические, экономические и культурные связи между Германией и Украиной сегодня теснее, чем когда бы то ни было ранее.

Этот разворот в сторону Европы стоил многих человеческих жизней. На киевском Майдане дюжины людей оставили свои жизни ради сближения с Европейским Союзом и его системой ценностей. Положительные сигналы в политическом развитии Украины со времени свержения Виктора Януковича, несет окрепшее и разностороннее гражданское сообщество, чье мужество и верность обязательствам могут служить примером всей Европе.

Бундестаг приветствует растущее в Германии восприятие Украины как суверенного демократического государства, которое принадлежит Европе и хочет присоединиться к европейским ценностям. Германия играет ключевую роль в поддержке молодого украинского демократического движения не в последнюю очередь ввиду ее исторической ответственности.

Едва ли какая-нибудь иная страна пережила такую мучительную и трагическую историю в XX веке, как Украина. Территория нынешней Украины была центральной ареной русской Гражданской войны, затем сталинского спровоцированного террора и миллионных жертв голода, т. наз. Голодомора, и, начиная с 1941 – полем битвы Второй мировой войны. Во время между Октябрьской революцией 1917 и уничтожением западно-украинского партизанского движения в 50-х, террор и война унесли от 15 до 20 миллионов жизней жителей Украины. Травма от того, что они находились в центре самых страшных преступлений против человечности Хитлера и Сталина, в значительной мере определяет и сегодня коллективное историческое сознание украинцев.

Поэтому важно знать сложную историю страны, которая на протяжении долгих периодов последнего столетия была игрушкой двух тоталитарных систем. Украина наряду с Польшей, странами Балтии и Молдовой также стала жертвой Пакта Хитлер-Сталин, обозначившего начало Второй мировой войны. Советский союз параллельно с Вермахтом занял, в числе прочего, части Польши, среди которых была Западная Галиция, самая западная часть нынешней Украины.

Преступная война национал социалистической Германии против Советского союза отличалась от других войн европейского модерна и даже от войны против западноевропейских стран и западных союзников ее целями и исключительной жестокостью. Она велась не только против солдат Красной армии, но и целенаправленно против мирного населения оккупированных территорий. Польша, Советский союз и вместе с ними Украина должны были быть уничтожены как государства, население порабощено или умерщвлено. К этому относится и уничтожение еврейства, как составная часть военных планов.

Уничтожение советских евреев началось с момента вторжения Вермахта в Советский союз 22 июня 1941. Еще в этом же месяце начали оперативные группы СС расстреливать еврейских мужчин. В июле начались также расстрелы женщин и детей, и в августе были уже полностью уничтожены все еврейские общины. Еще до «Ваннзейской конференции» в январе 1942 было уничтожено почти миллион польских и советских евреев, число, которое созвучно числу уничтоженных позднее в Аушвитце. Когда в конце 1942 началось систематическое уничтожение западноевропейского еврейства, Холокост достиг уже значительных размеров. Две трети евреев, уничтоженных во время войны, были мертвы уже к концу 1942. Более чем 4 млн. – большая часть уничтоженных до конца войны евреев, – были выходцами из Советского союза и Польши, при этом более миллиона – из Украины.

Большая часть массовых расстрелов приходится на время оккупации 1941-1944 территории нынешней Украины. Так сразу после вторжения Вермахта в Украинскую советскую республику в конце августа 1941 около 23600 евреев было убито возле западноукраинского Каменец-Подольска. Это на то время самая большая резня и поворотный пункт в истории от селективной политики уничтожения к систематическому и полному уничтожению восточноевропейского еврейства. Несколькими днями позже, после захвата Киева начались расстрелы в Бабьем Яре – самые массовые за все время национал-социализма: в течении только 36 часов здесь было убито 33761 еврей. Детей бросали на горы трупов и закапывали живыми ради экономии патронов. В общем, в Бабьем Яру было расстреляно более 100000 человек. Рядом с 50000 евреев среди жертв были военнопленные, коммунисты и сторонники украинской независимости. Однако большинство массовых захоронений в Украине сегодня забыты. Систематическая историческая обработка сегодня только начинается. Участие Бундеспрезидента на годовщине резни в Бабьем Яру следует особо приветствовать как знак немецко-украинско-еврейского примирения.

В массовом уничтожении евреев в Украине рядом с оперативными командами СС, специально обученными частями полиции и Вермахта, принимали участие также местная полиция и националистические партизаны. Как почти во всех захваченных территориях, были и в Украине коллаборационисты. К их числу в первые недели оккупации принадлежала основанная Степаном Бандерой Организация Украинских Националистов (ОУН) – военизированная националистическая организация из Западной Галиции, которая боролась за освобождение от сталинского Советского союза и за независимую Украину. Эта надежда скоро оказалась химерной – нацисты не имели никакого интереса в создании украинского государства. Против ОУН началась борьба, Бандера был арестован и брошен в концлагерь Захсенхаузен. Остатки ОУН участвовали до окончания войны в партизанской борьбе против немцев, после войны – против сменившей их Красной армии. Убийство Бандеры в 1959 в эмиграции агентом КГБ создало из него символическую фигуру независимости Украины. В то же время он служил советской и сегодня – российской пропаганде воплощением придуманного украинского «фашизма».

Беспрецедентная расовая война в Восточной Европе была направлена не только против евреев. Согласно национал-социалистической расовой идеологии, украинцы, белорусы и русские считались «недочеловеками», которых следовало поработить или уничтожить. Для того, чтобы с «неслыханной твердостью» действовать против Советского союза, Хитлер частично отменил действие Международного военного права и расторг общепринятые нормы защиты мирного населения.

Украина, как «житница», играла центральную роль в экспансионистских планах национал-социалистов и поэтому была подвергнута особенно безжалостному разграблению и эксплуатации. В немецкой стратегии войны на уничтожение было запрограммирована голодная смерть славянских народов для того, чтобы принудить к крупным поставкам продовольствия и создать новое «жизненное пространство» для немецкого населения. Украина, согласно Генеральному плану «Восток», была предусмотрена как территория для немецкого заселения. Украинское население целенаправленно морили голодом, депортировали и убивали. Этим объясняется тот факт, что среди 6,8 миллионов украинцев, погибших во время войны, особенно высока доля мирного населения – 5,2 миллиона.

Украинская советская республика была полностью занята немцами. Райхсминистер по восточным территориям, Альфред Розенберг, обязал в 1941 специальным распоряжением всех жителей захваченных территорий работать на захватчиков. Из 2,8 миллионов советских граждан, угнанных в Германию – большинство из них были женщины – больше половины были из Украины. Целые поколения и села были угнаны в Германский Райх в рамках массовых депортаций, их дома и деревни часто сжигали.

В отличии от западных каторжан, которые находились под надзором юстиции, так называемые «восточные работники» были отданы под значительно более твердую карательную и устрашающую систему гестапо. Под ее надзором в нечеловеческих условиях должны были выполняться нормы работы. По возвращению в Советский союз, многие угнанные попали, как «коллаборационисты», в ГУЛАГ. Их судьба была в Советском союзе табу, их стигматизировали и десятилетия не признавали жертвами. До 2007 выплатила Германия 856402 каторжанам компенсацию, 465672 из их были жителями Украины.

В то время как в обращении с военнопленными западных союзников сохранялся минимум человеческого достоинства, советским военнопленным сознательно отказывали в обращении согласно Женевской конвенции. Смерь и уничтожение в лагерях, которые ничем от концентрационных не отличались, национал-социалистический режим принимал как должное. Из более чем 5 млн. советских военнопленных – количество украинцев среди них определить невозможно – умерли в заключении приблизительно 3,3 млн.

 

  1. Немецкий Бундестаг заявляет:

 

Украина была, наравне с Белоруссией, Польшей, странами Балтии и Россией главной ареной развязанной нацистами Второй мировой войны и сопутствующими ей массовыми убийствами мирного населения. В этом году отмечается 75 годовщина нападения на Советский союз и немецких военных преступлений в Украине.

Германия признает свою историческую ответственность по отношению к Украине. Сюда относятся не только осмысление немецких преступлений против Украины и ее населения. Частью этой ответственности является активная поддержка современной независимой Украины и ее общества в стремлении к демократии, правовому государству и экономическому развитию. Экономической, политической и военной дестабилизации Украины с целью затормозить этот процесс или вовсе сделать его невозможным, следует поэтому противостоять со всей решимостью.

 

III. Немецкий Бундестаг требует от Правительства,

 

в рамках билатеральных и международных институтов обеспечить дальнейшую поддержку Украины и с помощью образовательной работы и культурных проектов поощрять исторические диалоги и историческую память.

Берлин, 18 октября 2016

Катрин Гёринг-Еккардт, др. Антон Хофрайтер и фракция

 

Перевод: Ирина Бирна,                                                                                          Neustadt, 27.10.16

Дураки

(Теория и практика тренировки)

 

«Wer mit der Herde geht,

kann nur den Ärschen folgen»[1]

 

Перед читателем очередная попытка нащупать точки соприкосновения с российской аудиторией. Настойчивость мою могу объяснить пониманием того простого факта, что без фиксации точек, линий и поверхностей, по которым наши мнения, знания и опыт минимально друг от друга отдаляются, и в которых наиболее облегчен обмен информацией, невозможен и поиск компромисса, а, следовательно, исключена сама возможность сближения. Не надо, думаю, никого убеждать в том, что понимание процессов, протекающих в обществе, отдельными его членами, ведет к консолидации, которая, в свою очередь, может стать рычагом, способным сдвинуть ось российской политики. Вот почему я, несмотря на некоторые странные комментарии моих поисков, не оставляю попыток.

«Россия – Страна Дураков» – эта простая констатация известного социо-историко-медицинского феномена почему-то вызывает всегда бурные мимические реакции, как то: раздувание губ, прищуривание глаз и рудиментарное аффектно-рефлекторное сокращение кожного покрова затылочной области головы и шеи. В редких случаях наблюдается вербальная реакция, выраженная формулированием известной философской максимы: «Сам дурак!» и свидетельствующая, по мнению некоторых экспертов, о качественно более высоком интеллектуальном уровне наблюдаемого.

Дело здесь, как мне кажется, в некоторой лаконичности формулировки, которую – лаконичность – не всякий дурак понимает. Я предлагаю отказаться на время дискуссии от отлитой в граните (Димон) и веками исторической реальности освященной формулировки, и дополнить ее разъясняющим критерием «тренированных».

В результате получим: «Россия – Страна Тренированных Дураков».

Это тактическое расширение логической конструкции ведет к ее смысловому упрощению и притуплению полемической заостренности, что открывает возможность снять эмоциональное напряжение и перевести дискуссию если не в мирное, то, по крайней мере, в достаточно ламинарное течение.

Как хорошо известно и многократно описано, дураки бывают двух категорий – «по способностям» (homo stupidus) и «тренированные» (homo stupidus studiosus).

Население России ничем не отличается от населения других частей планеты и среди новорожденных этой великой территории мальчиков и девочек дураков не больше и не меньше, чем среди жителей не менее великих Вануату, Аляски или Новой Зеландии. Это люди, в силу тяжелой наследственности, недоедания сахара и других известных медицинских факторов, «умом не вышли». Мы здесь говорим не о душевно больных и не о людях с очевидными врожденными патологиями или нестандартным набором хромосом, нет – речь о нормальных гражданах, которым трудно дается таблица умножения или правила правописания возвратной частички в глаголах первого лица прошедшего времени, не упоминая уже более сложных причинно-следственных конструкций, вроде «Пифагоровых штанов». Люди эти во всех сообществах находят свои «экологические ниши» в социальной пирамиде и приносят посильную помощь – моют машины, сидят за кассами супермаркетов, убирают кабинеты и офисы, строят, починяют и т. д. И лишь в России гуманность достигла таких широт, что ограниченные интеллектуальные способности некоторых индивидуумов не мешают им не только «шибать рублишки» с нарушителей дорожного движения, но и преподавать «Основы патриотического воспитания», командовать взводами, занимать должность «проректора по воспитательной работе», а бывает и ректора, университета, руководить министерствами, церковью, а то и вообще – всем целым государством. Отсюда можем сделать следующие выводы:

  1. Возможности карьеры каждого члена сообщества, равно как и высшая ее точка, находятся в строгой зависимости от запросов социума, которые, в свою очередь, являются функцией общего – культурного, научного, технического и т. д. – уровня развития общества.
  2. Лидер любого сообщества индивидуумов, объединенных родственными (национальными), цеховыми (профессиональными), территориальными (оборонительными) и иными интересами, всегда отражает доминирующий интеллектуальный, культурный, социальный уровень руководимого им сообщества.

Отсюда логически выводим: пословицы «Рыба гниет с головы», «Каков поп – таков приход» и пр., идентичные по смысловому посольству, придуманы дураками, стремившимися избежать мучительной процедуры поиска причин бедственного своего состояния, а седая древность этой народной мудрости и популярность ее в наши дни, свидетельствуют о том, что поиск этот и для современников не менее мучителен.

Доказательством от противного этой аксиомы служат западные демократические «рыбы», резистентные гниению даже с такими «головами», как Шрёдер, Берлускони или Саркози. Не потому ли, что здоровое народное «тело» этих «рыб» отторгает гнилые «головы» не позднее очередных выборов, а некоторых, так даже ранее?

Именно устоявшимся веками социально-экономическим договором между «головой» и «телом» «рыбы» российской можно объяснить феномен конвейерного производства дураков тренированных. Совершенно очевидно, что это категория не медицинская, но социальная. Это люди вполне респектабельные, достигшие известного положения, многие из которых даже не без талантов и дарований, а некоторые – так даже и мирового уровня. Именно эти последние и поставляют своими достижениями и известностью на том или ином поприще последний аргумент российскому спорщику: «Страну Чайковского, Достоевского, Толстого, Сахарова (список всегда относителен, длина его и качество напиханных в него имен – зависят от тренированности загибающего пальцы дурака) нельзя назвать «страной дураков»».

– Ой, можно! Еще как можно! – ответим мы и попытаемся доказать.

Здесь нам, к сожалению, не обойтись без примеров. И лучшего образца дурака тренированного, чем всенародно любимый Никитушка, нам не сыскать, хоть конкурс объявляй. Действительно, «утомленный баблом» (Орлуша), Никитушка никак, казалось бы, в дураки не годится: он и лауреат, и депутат, и вообще красавец-мужчина. Он и полтора – вполне добротных, следует признать – фильма снял, и сам в некоторых ролях запомнился – одним словом – талант. Казалось бы, лежи на диване, шевели усами и любуйся пошлыми кольцами на мизинцах, а скука заест – пирсинг проколи или на лысине что-нибудь вечное наколи. Но – молчи! Молчи, дурак! Ну, неужели ему никто в детстве не объяснил, что открывать рот в присутствии интеллигентных людей можно лишь в тех редких случаях, когда есть что сказать? Когда вообще хоть чуть-чуть понимаешь, о чем взрослые говорят? Друзья, ну согласитесь наконец, что требовать в XXI веке формального восстановления рабства (фактически его никто и никогда в России/СССР не отменял) может лишь дурак. Умный человек, даже если и холит под прической подобные «открытия», лелеет их исключительно для личного употребления и дальше кухни не выпускает. А Никитушка – что дурак в известной украинской поговорке: «Шо маю, то й везу». Отсюда и публичная бравада гигиеническими упражнениями на майорском седалище, и «физиологическое (sic!) наслаждение» от речей хозяина, и беганье в интеллектуальных сумерках за бесами.

Дело, разумеется, не в Никитушке с его пещерной картиной мира, бог с ним совсем, дело в социуме. Всенародная любовь, почет и уважение к скомороху, болтающему средневековую дичь, возможны лишь при определенном уровне подготовки почвы, на которую падают «откровения» дурака тренированного. А из подготовленного таким образом материала, вырастают новые клоны никитушек-прохановых-мединских-киселевых-соловьевых-дугиных и пр., имя которым легион, и поднимает это легион, следуя физиологическим особенностям организма, уровень тренировки[2] всякий раз все выше и выше… Процесс, запущенный однажды, полностью автономен, самодостаточен и цикличен. Уровень тренированности социума позволяет выдвинуться из его глубин лишь определенному типу особей, составляющих «элиту», на вершине которой находится политическая клика. И тот факт, что нынешняя политическая клика откровенно уголовна, может быть рассмотрен как закономерная стадия процесса, а стремящаяся к 100% поддержка народом уголовников и военных преступников – свидетельствует о том, что

процесс развивается по возрастающей и не достиг еще точки излома (перемены знака).

Косвенное подтверждение нашей правоты находим опять-таки в исторической памяти народа, сформулировавшего: «Ты начальник – я дурак; я начальник – ты дурак». Поговорка, демонстрирующая естественное перетекание дураков в начальники и наоборот, из чего, в свою очередь, можно делать выводы о массовости феномена, и цифра 86% покажется уже комплиментом народу – ишь ты, а ведь не все дураки!

Для того, чтобы понять суть конвейерного производства дураков, следует коротко и просто напомнить главные принципы тренировочного процесса. Вот важнейшие из них (в произвольной секвенции): целенаправленность; планомерность; долговременность; контролируемость; воспроизводимость; константное повышение раздражающих факторов (в частном случае спортивной тренировки – физической нагрузки).

Не стану в который раз заводить историческую гармонь – постоянным посетителям моего блога известны достаточно точно мои взгляды на российскую историю, – замечу лишь, что ранние признаки целенаправленного и массового выведения дураков на Руси прослеживаются с позднего средневековья, связаны прежде всего с именем Александра («невского») и совпадают по времени с повальным введением пещерного христианства. Коротко о роли московского православия и участии его в тренировочном процессе, равно как и о значении таких тренеров, как Алексий («московский»), Сергий («радонежский») и Стефан («пермский»), удостоенных за их вклад в дело одурачивания народов высшего тренерского титула «святой», можно найти, например, здесь: https://ibirna.com/2015/07/10/мирозлюбие-россии или www.le-online.org/index.php/2015-11…/324-n48-birna.html

С веками монополия кремлевской церкви на тренировку дураков была ослаблена и в процесс включились иные государственные институты. Возникшая при этом конкуренция привела к усовершенствованию методик, повышению нагрузок, росту мастерства тренеров. В известный исторический момент многим даже показалось, что дурь человеческая на Руси достигла наконец естественного предела. Я имею ввиду времена, когда из динамиков чистые и светлые голоса пели: «Кудрявая, что ж ты не рада веселому пенью гудка?», а «кудрявые» под бодрую мелодию в ночных сорочках прыгали на одной ноге, силясь натянуть чулки прямо на автобусных остановках, потому что опоздание на 5 минут к «веселому пенью» поощрялось 2-мя годами исправительных лагерей. И конфликт этот никому не казался конфликтом, напротив, был нормой даже для самих «кудрявых», потому что каждая уверена была в исключительности произошедшего с нею, и абсолютной необходимости подобных мер воспитания для всех остальных. Эта способность к сепаратному восприятию действительности – результат вековой тренировки народного менталитета. Но еще замечательнее то, что времена те вызывают сегодня искреннюю симпатию и тихую ностальгию у значительного большинства населения России, следовательно, и сегодня происходившее тогда не вступает в конфликт с их культурно-образовательным уровнем. Можно ли подобное наблюдать в стране, где существует еще хоть малая толика здравого смысла? Возможен ли в стране, пережившей то, что пережила Россия, но в которой отсутствуют дураки тренированные, такое паскудство, как Зюганов? Не свидетельствует ли сам факт существования коммунистической партии о массовом характере поражения и совершенстве применяемых методик?

В результате многовековой тренировки (см. принцип «контролируемость») появился народ, начисто лишенный способности анализировать, сравнивать, синтезировать, делать выводы, рассуждать. Этому народу можно продать все, что угодно: полководческую гениальность моторол, страдания Европы под российскими антисанкциями, «ихтамнету» поменять на «ихтудапригласили» в одном предложении и прочую муть – ничего его не смутит, ничего не возбудит малейшего сомнения. Так в праве ли мы сегодня требовать от этого народа адекватной оценки военных и уголовных преступлений режима? В праве ли мы ожидать, что народ этот сегодня осознает свое соучастие во всех преступлениях режима? В том числе и против себя самого? Поймет, что это он, народ, сбил Боинг, сравнял с землей Алеппо вместе со всеми жителями, бомбит гуманитарные конвои и больницы?.. И не потому ли так легко проглатывает он очередную дозу лжи, что знает о собственной разделенной вине с режимом?

Вопросы эти целиком риторические. Как риторическим является и вопрос о правомерности нашего начального упрощения: тренированные или нет – дураки шагают по России. И, повторяю, вершина дурости не пройдена, процесс тренировки находится все еще на стадии подъема, возможности повышения нагрузок не исчерпаны и оппозиционная надежда на то, что замена главного тренера изменит что-либо на политическом поле России, в лучшем случае голубые мечтания, в худшем – холодный цинизм.

И в обоих случаях рассчитаны на дураков.

 

Ирина Бирна,                                                                                                             Neustadt, 26.10.16

[1] «Кто со стадом идет, может лишь за задницами следовать» – немецкая поговорка.

[2] Кстати, здесь удобно напомнить читателю, что слово «тренировка» введено в обиход англичанами для определения «школы обучения лошадей», а слово «coach» – тренер – не что иное, как наш родной «кучер» (погоняло). Другими словами, картинно представить всех российских пропагандистов можно в виде погонял известного табуна.

Российский цирк

Дорогие друзья, посмотрите еще раз на эту фотографию:

 

%d0%bf%d1%83%d1%82%d0%b8%d0%bd-%d0%b8-%d0%bc%d0%b5%d0%b4%d0%b2%d0%b5%d0%b4%d0%b5%d0%b2

Enter a caption

 

Это клоуны знаменитого на весь мир Российского цирка «Русский мир». Рыжий – это тот, что на фото справа, – «весь вечер на арене!» – вот уже 17 лет, Белый – не столь долго и не всегда. Фотограф запечатлел их за новым номером «Рыбалка». Как вы думаете, что такого веселого рассказывает Рыжий – «веселый пройдоха и интриган» (википедия) – Белому – «глуповатый простак, объект насмешек Рыжего» (там же)? А вот послушайте:

– Не пижжу, Димон, век оффшоров не видать! – во-о-о-о-т такую дыру в крыше пробил! Типа бабуля чайку попила! Хи-хи-хи! Села за стол, а ей вдруг через крышу – бац, прямо на тарелку – трупик! Чисто двухсотый!! С самолета. Хи-хи-хи! Ни х…я себе пирожок! Не, Димон, ты ее фотографию прикинь – что фас, что профиль! Мне когда Стрелок рассказывал, я чуть не уссался с хохоту! А он еще, не, ты прикинь! – «А чё, – говорит, – они в нашем небе летают? Нех…й, предупреждали же!» Ой, не могу!!

– Качумай, Вован! Что, так в граните и отлил?!

 

«Грустно, девушки», – сказал бы Великий Комбинатор. И ошибся бы.

Грустно не это.

Грустно то, что дальше в Википедии стоит: «В современном цирковом и эстрадном искусстве клоуны работают, как правило, парами или группой (устойчивая традиционная клоунская пара — «рыжий» и «белый» клоуны). При сольном выступлении партнером «рыжего» клоуна может выступать шпрехшталмейстер или униформист <…> публика в зале или отдельный зритель». Понимаете теперь? У нашего Рыжего партнеров достаточно: шпрехшталмейстер Гёббельс Лаврович Риббентропов, униформист генерал-прораб Кужугетов, мутковатый министр спорта, а уж среди т. н. «культуры» так прямо драка за место на арене! Тут только группой можно до рыжего седалища языком дотянуться – вспомним, хотя бы «Письмо 511-ти Крымонашинских».

Но я все не о том.

Цирк Российский, как и любое другое творение рук человеческих, живет публикой, а это и есть страх, настоящий страх и черная безысходность – ведь «публика в зале» – это народ российский. Весь. Включая «оппозицию».

Цирк живет до тех пор, пока публика смотрит, восторгается и активно участвует в представлении; до тех пор, пока народ российский восхищается тем, что его Рыжий «опять всех переиграл!»

Вот, из последних «рыжих» вывертов на арене: «выборами» переиграл? Переиграл. Обещал «прозрачные выборы»? Обещал. И сделал – прозрачнее не бывает, как глаза у самого были, когда говорил, что в Крыму «наших военных не было». «Перемирием» в Сирии переиграл? Еще как! «Перемирие» объявил и гуманитарный конвой разбомбил! Это ли не «переиграл»?! И ревет публика в переполненном зале, и хохочет до слез, видя, результаты «переигровки»: горящие больницы Алепо, голодающих детей, обезумевшие глаза пытающихся голыми руками разобрать завалы сирийцев. Но соколы Рыжего таких мелочей не замечают. Им весело наблюдать, как смешно там, внизу, разбегается, ища укрытия от ОФАБ-250-270 и бочковых бомб, народ. Вот умора – чисто тараканы где-нибудь в саратовской кухне!

У меня ведь вот какой вопрос к публике в цирке «Русский мир»:

– Ну, хорошо, ну «переиграл». Ладно. Вам-то что?! Народу? Тебе вот, Иван, тебе Марья? Теплее стало в квартире? Продукты завезли в сельпо? Дорогу проложили? Духовность, может, ваша еще подросла от того, что он самолет малайзийский сбил? Тут ведь вот какое дело. Рыжий вот уже 17 лет как ничем другим не занимается – всех вчистую «переигрывает». Более того, и его предшественники весь мир «переигрывали»! Только знаете, как в Одессе за таких говорят: «Хитрый, как обезьяна, – всю жизнь с голой жопой!» Не надо понимать буквально – у него это место min $40 млрд. прикрыто. А у народа? А у тебя, Иван, у тебя Марья? Бабы с дедами голодали, родители нищенствовали, вы прозябаете и дети ваши будут о том только и думать, как бы на водку рублишко выдурить. Но страна «великая», но очередной «мудрый» весь мир «переигрывает», но гордость распирает русским называться!..

Я вопрос иначе поставлю. Вот кто таки-да всех «переиграл», так это Сталин. Он не просто «переиграл» всех, он и победил в развязанной им Мировой войне. Ну, то есть, типа победил. А теперь представьте, что не «типа победил», а, как и планировал, действительно победил. И, стало быть, СССР теперь простирается от Владивостока до Лиссабона (кстати, idea fixa Рыжего клоуна). Какая жизнь цветет теперь на этих просторах? Как в Европе? Или как всегда? Если вы, дорогой читатель, человек честный, то ответьте хотя бы себе: СССР затягивает пояса и готовится к очередной войне за освобождение «исконно русских земель», «колыбели русской духовности», «истоков православия» или «защищает права трудящихся» – Иерусалима, Дели, Куала-Лумпура… Вот и весь итог «переигрывания». Так чему вы радуетесь, люди русские?! Чем восторгаетесь и гордитесь? Тем, что сыновья ваши, внуки, правнуки полягут бесславно где-нибудь на чужбине, как полегли их отцы и деды в Финляндии, Польше, Испании, во Вьетнаме… Ради чего убивают они сегодня в Украине и удобряют своими телами степь донецкую? Неужели ради того, чтобы семьи их влачили рабское и полуголодное существование на родине?

 

* * *

 

Рыжий, как и все его предшественники, лишь клоун на исторической арене. Все его «переигрывания» – это выкидансы в паузах исторического представления. Они служат единственно тому, чтобы отвлечь внимание публики от падающего купола цирка. А где-то там, за стенами шапито «Россия», проходит настоящая жизнь. Без православных ханжей, военных упырей, политических воров, гигиенических деятелей «культуры». Но публика русская этого не видит, она сидит в балагане и рукоплещет кривляньям Рыжего.

Поймите наконец – Рыжего делаете вы и переигрывает Рыжий вас. Больше некого. В балагане никого кроме вас нет. Круг замкнулся.

И как только вы это поймете, цирк закроется сам собою.

 

Ирина Бирна,                                                                                                                         28.09.16

Нищета креатива

Из писем Володе. Письмо одиннадцатое

 

«Арлекиниада» – это вообще не театр <…>

Это совершенно новый жанр,

которому еще нет названия.

Википедия

 

Ну что, Вовчик, докатился?..

Я-то думала, что знаю тебя, а ты взял, да и…

Хорошо, я тебе анекдот сначала расскажу, чтобы для картины в голове. Простой. Не самый свежий, но для тебя – новый. Уверена, ты его не слышал, спорим? Слушай:

«Прейскурант в публичном доме:

  1. Половой акт – €20,00;
  2. Наблюдение за половым актом – €30,00;
  3. Наблюдение за наблюдающим за половым актом – €120,00».

Тут пора смеяться, Вова, понял, да?

Так вот я к чему: дорого бы я отдала за то, чтобы понаблюдать за смотрящими российский телевизор, ну, скажем, сюжетик тот с типа ухой и с типа премьером!

Вова, ну неужели ты не понимаешь, что это – приговор народу российскому!

Я поясню на примере.

Картину эту ты должен помнить, она во всех букварях была, так что образование тут не помеха.

untitled

Перов В. Г. «Охотники на привале», 1871

 

Может тебе и с училкой повезло, и рассказала она о «реализме изображения характеров и типов, характерных для русской живописи пореформенного периода» и о том, какие именно характеры обессмертил на полотне художник Перов, В. Г. Я коротко напомню. Вот этот, слева, – «Бывалый»; это – помещик, на охоте не в первый раз, и врет поэтому безбожно. Ну, типа: «А оттуда – медведь…». Слева от него, в центре картины, крестьянин, бывший крепостной «Бывалого»; он тоже бывалый, уже не в первый раз сопровождающий барина, знающий все его побасенки наизусть. Он в положении привилегированном, т. к. незаменим на охоте, поэтому смел и нагловат в меру, и отношение свое к басням хозяина выражает более чем скептической ухмылочкой и характерным для русского народа почесыванием за ухом. Последний в группе – «Лох». Он впервые здесь, по социальному уровню – городской житель, но не из землевладельцев, скорее всего разночинец: одет гораздо лучше крестьянина, но и не так богато, как рассказчик. Этот последний слушает развесив уши и благоговейно верит всему услышанному. Или умело косит под дурака, имея какие-то виды на рассказчика. Мы его, Вова, пока в покое оставим и на этих двух посмотрим.

imagescxgco8pi

Фрагмент

 

А потом сравним с этими:

%d0%bf%d1%83%d1%82%d0%b8%d0%bd-%d0%b8-%d0%bc%d0%b5%d0%b4%d0%b2%d0%b5%d0%b4%d0%b5%d0%b2

«Рыбаки на привале», неизвестный постановщик, 2016

 

Я, Вова, не подстрекатель, ты же знаешь, но я бы задумалась. Вот Димон – он, как думаешь, верит тому, что слышит, или себе на уме (предположим, у него есть на чем быть)?

А ведь так же и с народом, Вова. Как ты думаешь, верит народ или не верит? Я не за то, что боится – тут все ясно, но вот верит ли? Тут, по-моему, одно из двух: или он верит, или – нет. Согласен? И я не знаю, что страшнее.

Скажем, он верит. Ну, типа, как Димон на фото. То есть верит в этих мордатых, холеных «рыбаков», от которых на версту чекистами несет. (Между нами: их из «Альфы» набирали? Не ниже майоров должно быть.) Верит в этот чистенький пейзажик и уху на пеньках… Пусть каждый, кто может, представит себе особь на двух ногах, интеллектуальная потенция которой допускает веру в подобные картинки. Я – отказываюсь. Ведь, Вова, если рыбу ту, из которой типа уха, возьмет в свои холодные чекистские руки один из «рыбохватов» и спросит, подвесив над кастрюлей с кипятком: «Веришь, сука?! Или…». Ведь и рыба ответит: «Бросай уж в кастрюлю…». Ведь это уже даже не набившие оскомину 86%, это – хуже, гораздо хуже, это даже еще хужее!.. Потому что – добровольно и индивидуально; потому что это не опрос по телефону или интернету, когда мыслишка холодненькая по спинномозговому столбу точится: «А не вычислят ли? От этих всего ожидать можно… Знаем мы ихнюю «анонимность»». Нет, – это дома, перед телевизором, вокруг никого, а в голову никто не заглянет… и поверить?!

Хорошо. Представим, не верит он. Как Димон на фото. Так ведь еще страшнее выходит! Выходит, не только ты врешь, не только старик Риббентропыч заливает, не только там дума какая-нибудь эдакая государственная, нет – весь народ врет! Какой-то круговорот брехни в России выходит. И получается, 86% кровных наших… того, что ли?! И кому врут, Вова?! Царю ведь врут!..

Но дело не только и не столько в народе, что нам той народ – сказано же: бабы еще нарожают. Если эти чем-то недовольны будут. Дело тут, Вова, в постановщиках. В креативе. Кто-то ведь эту арлекиниаду для двух арлекинов со с рыбой придумал! Кто-то сценарий написал, массовку расставил, рыбу заготовил, «рыбаков» по чекистским сусекам наскреб, диалоги там, вопросы… критику – для типа реализму. Стало быть и он соврал? То есть вот, я не знаю, кто эту лажу замутил, но, предположим, Захаров Марк специально для «архиодаренного человека». Так ведь он же не девственник – в смысле искусства, – в музеях бывал и букварь читал – должен же картину помнить! Как же можно такую мизансцену разыграть?! В таком свете самодержца выставить?!

Вот я тебя и спрашиваю: разве такому народу верить можно? Они же либо дураки, либо – топор за спиной. Не говоря уже за дураков со с топором за спиной!

Теперь понял, почему мне денег не жалко, чтобы в щелочку за народом понаблюдать, как он подобную дешевую баланду хлебает?

 

Бывай здоров!

Ирина Бирна,                                                                                                   Neustadt, 16.09.16

К читателям блога.

Дорогие друзья! К сожалению сайт работал не на полную мощность и загрузить, например, фотографии, без которых текст терял всякий смысл, было совершенно невозможно. Наконец стараниями добрых ребят из Help/WordPress проблема устранена и я могу поместить следующие два текста. Надеюсь, не все читатели успели ознакомиться с ними на каспаров.ру.

Еще одно, последнее камланье…

К дискуссии вокруг статьи Михаила Берга «К топору зовите Русь»

 

Михаил Берг написал хорошую, добрую статью, смысл которой подвел в последней строке полной оптимизма: «История будет пробовать, пока не получится». Автора поддержал Александр Скобов почему-то назвавший статью «Ответ Михаилу Бергу» (может я и неправа, и придираюсь, но «ответ» в случае, когда никто никаких вопросов не ставит, звучит возражением). Мимо проходил Евгений Ихлов. Не знаю, что привлекло его внимание к общению двух авторов, возможно истолковал слово «ответ» как приглашение, только не удержался и ответил обоим. А я подумала: «Где трое кормятся, найдется кусочек хлеба и четвертому», и тоже решила высказаться по существу.

Сперва о «дурной бесконечности русской истории».

Россия не просто империя; Россия – империя особая, я бы назвала ее «уникальной». Уникальность (Первый признак уникальности) ее в том, что несмотря на весь опыт мирового развития, судьбы иных империй, собственные исторические потрясения и бесконечные военные поражения, она вползла в XXI век на средневековом феодально-рабовладельческом фундаменте. Почему?

Когда-то очень давно слабенькое и дохленькое княжество Московское заболело воспалением имперской железы – взалкало стать империей. В те времена, когда пораженное гангреной ордынское государство разваливалось на глазах, мечта эта была как бы и не мечта, а руководство к действию. Москву окружали слабые в военном и недоразвитые в политическом смыслах соседи: заходи, присоединяй, шагай дальше. Легкость работы грабителя вела к тому, что Москве ничего другого не оставалось, как наскоро лепить из коллаборационистов новую, колониальную администрацию (впоследствии прозванную «москалями»), сколачивать армейские соединения из порабощенных аборигенов и нести «русский мир» следующему соседу. Новая администрация была ответственна за сбор налогов и отправку львиной доли их в Москву – доля малая оседала в руках самих экспроприаторов (на что Москва всегда смотрела сквозь пальцы. Смотрит и сегодня). Финансирование захваченных и аннексированных регионов велось по остаточному принципу: сперва армия, аппарат подавления, – включая православие, – затем – обеспечение роскоши московского правящего класса… Жалкие гроши возвращались в регионы, разворовываясь по ступеням «властной вертикали». Довольства населения это не вызывало. Бунты вспыхивали то тут, то там, иногда даже отвлекая от захватывающих грабительских проектов. Таким образом война колониальная органически перетекала в войну гражданскую. Эта непрекращающаяся вот уже восемь столетий гражданская война – Третий признак уникальности Российской империи (Второй – отсутствие метрополии в ее классическом смысле – первыми жертвами Москвы были именно русские княжества).

Всего несколько примеров.

Украино-московская война продолжается вот уже 362 года и конца ей не видно (наивность политиков, намеревавшихся положить ей конец «Будапештским меморандумом» или «Минскими соглашениями» может быть опровергнута лишь их же политической близорукостью).

Война Москвы против северного Кавказа началась еще при Иване Грозном – не закончилась до сих пор.

Война против Грузии имеет не столь глубокие исторические корни, хотя и тот же хронический характер течения.

Империя, занятая войной, суть и смысл которой – война, не может позволить себе роскоши передышки, свободного обмена мнениями по поводу альтернативных путей развития; в этой империи исключены любые способы финансирования жизнедеятельности кроме апробированного «по остаточному принципу»; в империи этой нет и не может быть ни науки, ни культуры, ни искусства, не работающих на войну (Менделеев, Лобачевский и Павлов – суть исключения, подтверждающие правило). Следовательно, отставание России от цивилизации запрограммированно в самой концепции ее существования (Четвертый признак уникальности – Россия – единственная из известных империй, которая влачила и влачит жалкое существование). А из отставания, в первую и главную очередь технологического, – вытекает «Закон периодичности реформ»[1].

Чтобы ни говорили различные эксперты и специалисты, как бы ни оценивали «реформы» Петра, Екатерины, Александра II, Сталина, Горбачева – все реформы были связаны с необходимостью сократить военное отставание от развитых стран Запада, получить доступ к «know how» цивилизованного мира. Порох, металлургия, стрелковое оружие, кораблестроение, фармакология, нарезное оружие, танко-, самолето-, автомобилестроение, все, вплоть до сапожного дела, – попало в Россию в периоды т. наз. «реформ», «открывания себя миру». Как только отставание ликвидировалось или по крайне мере сокращалось до пределов неугрожающих, Россия вдруг замечала, что «стоит на коленях», «вспоминала» о своей «исключительности», «богоносности» и миролюбиво начинала следующий виток агрессии против соседей.

То же самое можно сказать и о «государственных преобразованиях» различных деятелей. Государственная реформа Петра (в т. ч. введение «Табели о рангах») была ничем иным как карьерным лифтом для рабов, желающих вырваться на следующий уровень администрации и в которых у «встающей с колен России» была острая нужда; «раскрепощение крестьян» – высвобождением рабочей силы для зарождающейся после позора Крымской авантюры промышленности (именно поэтому – «без земли», а вовсе не потому, что не хотели «обидеть» дворян – дворяне и не пикнули бы! Они были в России теми же рабами, что и принадлежащие им крестьяне – иначе быть не может, но это уже тема иная, поверьте сейчас на слово); введение президентской формы правления Горбачевым – безальтернативностью диктаторского рецепта спасения распадающейся империи, что, кстати, и довела нынешняя администрация до логического завершения.

Ну, а теперь – к текстам протагонистов.

Михаил Берг безусловно прав, утверждая, что «европейский путь невозможен без слома феодальной матрицы»: «Все повторяется. С новыми обстоятельствами, новым историческим контекстом, другим цивилизационным и технологическим уровнем, но феодальный фундамент оказывается птицей Феникс, возрождающейся в любых условиях. Он, конечно, в головах, создан социальными и историческими привычками и традициями». Я бы добавила лишь, что в том-то и беда российская, что «феодальный фундамент» никто и никогда не разрушал, никто и никогда даже не смел усомниться в безальтернативности колониального базиса империи. Уничтожьте империю, освободите народы – и феодальный фундамент уйдет сам собой. В том числе и из голов: каждый народ вытеснит его своим национальным фундаментом. Но именно здесь и стопорится поступательное движение оппозиционной мысли вот уже 200 лет: границы империи святы, держава нерушима, народы счастливы. Из этого граничного условия существования имперской функции неминуемо вытекает та самая иррациональная для любого стороннего наблюдателя, но такая истинно русская вера в «реформы сверху», «доброго царя» и «светлое будущее».

И самым нерушимым доказательством исторического диагноза выступает страшная фраза: «Возможно, он (способ освобождения от врожденного синдрома феодализма, – иб) во внешнем управлении». Заметьте, это не вопрос, – автор не ставит вопросительного знака – это все та же точенная молью истории и пропитанная океанами крови надежда на кого-то, кто умнее, опытнее, искушеннее, кто придет и подарит свободу. Сверху. Сбоку. Откуда угодно, но не от нас.

Александр Скобов в своем «Ответе…» развивает и обосновывает последнюю фразу Михаила Берга («История будет пробовать, пока не получится»): «Наша миссия в том и заключается, чтобы раз за разом разрушать имперскую российскую государственность, пока пресловутый „богоносец“ не надумает испробовать какую-то иную общественную модель.

Нас будут вечно проклинать за это. /…/ И, тем не менее, мы будем опять и опять разрушать имперскую государственность. До тех пор, пока возрождать ее не наскучит великому русскому народу».

Все здесь верно, возьмите, пожалуйста, «великому» в кавычки – и под этим манифестом подпишутся все, кто всерьез задумывается о судьбах мира или даже просто заботится о будущем своих детей.

Только вот вопрос: почему конкретные действия будущего возможного демократического правительства ограничены «признанием независимости Чеченской республики и возвращением Украине Крыма»? Как быть с Дагестаном? С Черкессией? С Кубанью? И почему автор так-таки и уверен, что эти меры «никакое последующее правительство не сможет уже отыграть назад»? Нет, позволю себе не согласиться с Александром Скобовым: первейшим и важнейшим действием любого демократического правительства должно быть провозглашение права наций на самоопределение. То есть именно уничтожение феодально-колониального фундамента России. Только полное его уничтожение и создание на обломках новой федерации с новой столицей будет гарантией необратимости процесса, невозможности новых колониальных войн, независимо от того, какие casus belli будут предложены для их обоснования и оправдания.

Видя в каком логическом лабиринте блукают оба автора, на помощь им бросился Евгений Ихлов. Тому следуют пункты:

  1. Россия вовсе никакая не империя. «Поэтому нет никакой „имперской матрицы“, а есть матрица „локально-цивилизационная“, которая в добуржуазную (донациональную) эпоху является сословной и деспотической империей всегда» – тут всё всем сразу стало ясно, правда? «Империя» – это «не империя», которая в неких условиях является «империей всегда». Всех несогласных с такими очевидными выводами, автор на всякий случай обвиняет в «камланиях об империи» (которой нет, т. е. на лицо самое что ни на есть шаманство).

Ну что ж, камлаем дальше…

  1. Россия не империя в смысле «одного политического тела», но колониальная империя вообще без политического тела (Пятый признак уникальности). Здесь нет и не было привилегированного народа метрополии, способного стать «кристаллизатором» новой политической нации. Есть лишь класс (банда, клика, шайка, вертикаль власти – как угодно) колонизаторов (тех самых москалей), который по понятным причинам никогда не стремился к созданию единой политической нации. Результат этой политики ярко продемонстрировали – тут я согласна с Евгением Ихловым – 1917, 1991 и последующие две Чеченские войны.
  2. Никакое «разрушение «матриц» сословности и деспотизма» невозможно при сохранении имперско-колониального фундамента. Взращенные на нем рабы мечтают лишь о месте в сословии деспотов, т. е. в вертикали власти. Именно поэтому и обречены на провал все усилия оппозиции: придя к власти, вчерашние оппозиционеры превратятся в сегодняшних сатрапов. Более чем вероятно – в еще более свирепых и беспринципных (диалектика развития, ничего, батенька, не поделаешь!)
  3. И тут с автором невозможно не согласиться: «путинизм, точно также и оба его деспотических предшественника – царизм и советская власть – убираются („диалектически снимаются“) в достаточной степени автоматически». Только следует помнить, что на смену «путинизму» ровно с той же диалектической автоматичностью придет иной «-изм» (см. выше, п. 3). Все эти «-измы» – пена на поверхности имперской заводи. Она – признак загрязнения, но не грязь.
  4. И тут прав автор: «Задачи выхода социума (цивилизации) на органично необходимые ему новые формы – объективно задаются „тектоническими сдвигами“». В России до сих пор было два таких сдвига: 1917 и 1991. В обоих случаях часть национально сознательного социума вышла на органично необходимую новую форму. Задача оппозиции сдетонировать тектонический сдвиг такой энергии, чтобы и остальные народы нашли эти самые «новые формы».
  5. Особый мой интерес вызвала фраза автора «/…/ эстафета спасения архаической русской цивилизационной модели от распада перешла к большевикам-ленинцам». Интересна она по двум причинам.

6.1. Что такое «русская /…/ модель», которая «распадается»? Распадается на что? На какие составляющие? Русских и русских?! Или, может, все-таки правильнее было бы выразиться о колониальной модели, распавшейся в результате на национальные макроэлементы?

6.2. Мысль об «эстафете» спасения империи, которую царизм передал большевикам, предложившим самый радикальный способ сохранения ее фундамента, я сформулировала ровно год назад (см. «Мирозлюбие России», «Мосты» №№47 и 48, Франкфурт (Майн), или здесь: www.ibirna.com). Именно после того, как Ленин на деле показал, как он относится к провозглашенному им «праву наций на самоопределение», к красным потянулись десятки тысяч офицеров царской армии, инженеров, мыслителей и ученых. Вторжением в независимые Украину, Грузию и прочие молодые государства показал вождь пролетариата, что судьба империи, ее рабское будущее в надежных руках. Именно этот синдром «ущемленного имперства» в головах россиян и позволяет объяснить 86%-ную поддержку нынешнего палача.

  1. Согласиться с ляйтмотивом статьи, утверждением автора о «самоликвидации путинизма» и следующей из этой операции задачей интеллектуалов-демократов – «/…/ не составление планов революций или программ партий, но предложение продуманных и ответственных схем будущей политики… И, разумеется, бойкот любых квазиреформаторских начинаний…» – невозможно ни при каких условиях.

«Путинизм» – это, повторюсь, пена на поверхности загаженного водоема и чистить следует водоем – дно, берега и воду. Другими словами, призыв к уничтожению феодального фундамента империи и вовлечение максимально возможного числа из возникших на его развалинах молодых государств в новую федерацию – так следует формулировать стратегическую задачу оппозиции. Если это называется «звать к топору», то и зовите на здоровье – правда на вашей стороне. Как говаривал старина Карл, терять вам нечего, спасти же вы можете весь мир!

 

* * *

 

Один из интересных вопросов будущего – как поступить с Кремлем?

Как французы с Бастилией – стереть с лица земли?

Или

Как союзники с известными образцами немецкого зодчества второй четверти прошлого века – оставить в назидание потомкам?

 

Ирина Бирна,                                                                                                                   Wien, 05.10.16

[1] Пользуясь этим законом можно легко предсказать «постпутинскую» политику, независимо от имени будущего лидера. Если Путин залезет в бутылку достаточно далеко, т. е. санкции действительно «поставят Россию на колени», то его последователь будет «реформатором»; если – нет, – будет продолжать православно-шовинистический блеф предшественника пока хватит накопленных резервов.