Фрау Меркель вчера, сегодня и завтра

Вы думаете, она мне позвонила? Сказала грустно: «Ах, Ирочка, как же ты была права!..». Нет, не позвонила и не сказала. Стала сразу перед камерой и обратилась к нации: «Я совершила ошибку… Я слишком часто повторяла: «Мы справимся» и эта фраза стала пустой формулой… Я слишком полагалась на «Дублин»… Если бы я могла повернуть время вспять на много-много лет для того, чтобы со всем правительством и всеми ответственными лицами лучше подготовиться к ситуации, которую мы поздним летом 2015-го встретили неподготовленными…». То есть повторила фрау Бундесканцлер буквально все то, что ваша покорная слуга писала, начиная с теплой осени того самого злополучного 2015-го.

Почему же мне не радостно? И почему не горжусь?

Да потому, что радоваться нечему. А для гордости оснований еще меньше, чем для радости.

Фрау Меркель понадобился год… понадобились PEGIDA и AfD, тяжелейшие провалы на пяти (!) выборах только в этом, 2016, году, чтобы понять, что случилось той ночью на немецко-австрийской границе… Благодаря фрау Меркель, AfD сидит теперь в 11-ти из 16-ти земельных парламентов. И еще как сидит! Двухзначно сидит! А партия эта – помните? – антиевропейская, на кремлевских деньгах вскормленная. Но и это не главное сейчас. Сейчас важно хотя бы оставшиеся пять земель от этой чумы уберечь, не говоря уже о выборах в Бундестаг в следующем году. И вот тут у меня покаяния фрау Меркель никакого радостного чувства не вызвали. Почему? Давайте порассуждаем.

То, что фрау Меркель наконец сама поняла все пустозвонство ее клича «Мы справимся!», это, разумеется, большой сдвиг в нужном направлении. Но все дело-то в том, что с того дня, как стала она Бундесканцлером, наворотила она столько, что одним сдвигом дела не поправить, боюсь, ждут нас землетрясения…

Давайте рассмотрим две из приведенных выше цитат: «Я слишком полагалась на «Дублин»» и «Я хотела бы повернуть время назад, для того, чтобы подготовиться…».

«Дублин», т. е. «Дублинское Соглашение» (вступило в силу с 01.09.97) – документ, регулирующий правила предоставления статуса «беженца», «ищущим международной защиты» в Европе. Соглашение было уже дважды расширено – т. н. «Дублин-II» (01.03.03) и «Дублин-III» (19.07.13). «Дублин», если говорить коротко, обязывает беженцев подавать заявление о предоставлении убежища в стране прибытия. Именно здесь и следует искать объяснение слов Бундесканцлера: она до последней минуты надеялась на чудо, т. е. на то, что Испания, Мальта, Греция и Италия «справятся». При финансовой поддержке остальных стран Евросоюза, разумеется. Попросту говоря, Германия и остальные северные европейцы рассчитывали в очередной раз откупиться. И это было роковой ошибкой. Не потому, что идея была плоха, а потому, что подобная тактика лишь приглашала «беженцев» в Европу!

Вместо того, чтобы искать легких путей, фрау Меркель или ее советникам следовало бы прочесть дублинские документы. Хватило бы одной фразы, приведенной выше: «ищущим международной защиты». Понимаете ли: защиты, а не работы.

Сейчас мало кто об этом говорит и вспоминает, а это предельно важно, без этих горьких воспоминаний Европе катастрофу с «беженцами» не пережить. Массовая навала «беженцев» из Африки сперва на испанские Канары, а потом и на материк – из Мелильи и Сеуты началась задолго и до «Арабской весны», и до войны в Сирии. И были эти люди исключительно экономическими беженцами, т. е. такими, что нуждаются в помощи, но не в защите. И, следовательно, не подпадают под законы о предоставлении убежища. Люди бежали от нищеты и голода, и наша святая обязанность была им помочь. Но может ли Европа принять всех? И, если нет, то начиная с какого порядкового номера следует начинать говорить «Нет!» и хлопать европейской дверью перед носом? Перед какой очередной матерью с младенцем у груди и еще пятью – шестью детьми – мал мала меньше – вокруг нее? Почему ей?! Почему не следующей?!! А ведь это именно тот самый злополучный вопрос о «верхней границе» беженцев, который раздирает немецкое общество сегодня.

Не следовало ли тогда, в мирное время, искать пути решения африканских проблем на африканском континенте и совместно с африканскими же правительствами? Вместо того, чтобы обещать финансовую помощь Испании и – потом – остальным южным европейцам? Я уже слышу аргумент: «Мы десятилетиями помогаем, и вот результат!», и уже согласна с этим аргументом. И отвечу так: не так и не там помогаем, если все наши деньги оседают в карманах местных диктаторов… Но это тема отдельного разговора. Сейчас же сделаю такой вывод.

Если бы тогда, с самого начала, с первой же лодки, причалившей на пляж Ла Пальмы Европа заняла бы принципиальную и твердую позицию по отношению к нелегалам, то число их постепенно и неуклонно снижалось бы и сегодня нам пришлось бы иметь дело лишь с теми, кто действительно ищет у нас защиты, а не социальной помощи.

Теперь перейдем к горькой мечте фрау Меркель «вернуть время вспять, чтобы подготовиться…». Здесь интересен сам исторический момент, в который хотела бы вернуться Ангела Меркель. Действительно, куда? Ведь – возьму на себя смелость утверждать, – если вернуться в нужную точку времени и начать действовать более или менее дальновидно и трезво, то ведь и готовиться будет не к чему!

Идеально, конечно, было бы вернуться в год 2005, когда доктор наук Ангела Доротея Меркель стала Бундесканцлером. Путин уже 5 лет у власти. Уже опубликована книга Литвиненко и весь мир знает, кто, как и зачем взрывал жилые дома в России; «Она – уже – утонула»; уже отравлены химическим оружием зрители в театре, в центре Москвы; уже сожжены дети в школе; еще продолжается война в Чечне и оккупация части Молдовы. Через год убьют в Лондоне Литвиненко, причем один из убийц приедет из Германии и через нее же доставят полоний-210 его сообщиники; за Литвиненко последует Политковская… будет много еще странного и ужасного, но Россия будет оставаться «надежным экономическим партнером» и «важным рынком» для Германии. Сюда, к слову как и в Африку, будут течь колоссальные инвестиции и, тоже, как и в Африке, значительная часть их оседать в карманах кремлевского палача и его друзей. Ни фрау Бундесканцлер, ни ее окружение не желали видеть, куда идут немецкие деньги. А шли они на перевооружение, довооружение и разработку новых систем вооружения. Путин говорил, не скрывая своих целей, о «гейропе», о «пиндосах», тормозящих «вставание с колен великой державы», ставил под сомнение право на существование целых государств, грозил новой «холодной войной»…

Может, вернемся в 2008? Пожалуйста, хоть сто порций! Будепештский саммит НАТО. Ангела Меркель, пошептавшись в кулуарах с Путиным, отказывает в перспективе принятия в Организацию Украине и Грузии. Через несколько недель Путин атакует Грузию… Но даже после этой агрессии немецкие финансовые влияния в Россию продолжаются. Потом следует Украина: аннексия Крыма, война на востоке…

Так вот я утверждаю, что если бы тогда, в 2005 году свежеизбранная фрау Бундескацлер прекратила бы политику «шредеризации» по отношению к России и заняла бы твердую позицию… или позже, в Бухаресте, не поддалась бы шантажу кагебешного майоришки, то не было бы ни войны в Грузии, ни оккупации Крыма, ни кровопролития на Донбассе, а война в Сирии уже давно была бы окончена. Миллионы беженцев не штурмовали бы европейские границы; Британия осталась бы в Союзе; неонацистские партии и движения не проползли бы в европейские парламенты; живы были бы 298 пассажиров «Боинга» МН-17, а «бедная Лиза» до сих пор оставалась бы девственницей… Вообще – каждый может сам представить, скольких мерзостей удалось бы избежать Европе, сколько сохранить жизней, если бы…

Но вот о том ли думала Ангела Доротея Меркель, произнося вчера эти замечательные слова, я не знаю… Более того – почему-то сомневаюсь…

А, следовательно, и «завтра» фрау Меркель – и наше вместе с нею, – оставляет мало оснований для оптимизма.

 

Ирина Бирна, для «Литературного Европейца»,                                        Neustadt, 20.09.16

К оппозиции

«Die Philosophen haben

die Welt nur verschieden interpretiert,

es kommt drauf an, sie zu verändern»

Каrl Маrx, «Тhesen über Feuerbach» (1845)[1]

 

Как-то в начале лета я засела за большую статью о российской оппозиции. Но – время, но – иные заботы, но – лень под разными соусами, а потом – отпуск… И вот уже осень, и выборы, а статья так дальше исторического обзора и конспекта некоторых мыслей не двинулась. Поэтому сегодня, срочно и тезисно, поделюсь с читателем тем, что считаю главным. Заранее прошу прощения за хаотичность и непоследовательность изложения.

Итак…

Споры и взаимные упреки, обвинения, подозрения и навешивание ярлыков – все это нормальные признаки политической активности в любой стране. Что особенного в России, так это полное отсутствие объекта спора. Партии, движения, отдельные политики, исследователи и публицисты спорят о том, какой должна быть истинная, настоящая «оппозиция», как она должна поступать, что думать и какое мнение иметь по тому или иному вопросу. Но ни в одной публикации (я читаю, разумеется, далеко не все и не всегда, учтите!) я не нашла формулировки о том, какой «позиции» правящей клики стоит та или иная партия в «оппозиции». Мне, возможно, возразят: это же очевидно и давно известно. Но, друзья, поверьте: нет ничего более неопределенного, ничего более туманного и обманчивого, чем «очевидные» вещи. А, если народу непонятно какой позиции оппонирует та или иная партия, если народ не видит различия в позициях, то и рассчитывать на успех на выборах «оппозиции» несколько наивно. (Предположим, кремлевский режим взял да и допустил все партии на выборы!)

О том, что я права, говорит, например, последняя статья Марка Фрейгина на каспарове.ру («Аргументы в поддержку бойкота»): «Повестки дня альтернативной власти так и не сформировано <…> Популизм, замалчивание (та же аннексия Крыма и убийства на Донбассе), бессовестное подмахивание отупевшему от пропаганды большинству – это весь примитивный набор инструментов оппозиции».

Основными заявлениями оппозиции являются два (очень утрированно): «Против Путина» и «Против воров».

При всей простоте и доступности простому избирателю этих заявлений, приходится признать, что ни первый, ни вторые позициями не являются. Первый – лишь президент государства и понятно, что против него лично вести предвыборную войну нельзя – за ним партия, которая в случае необходимости может выдвинуть нового кандидата. Изменится ли что-нибудь?

Вторые – воры – вообще суть и кровь российского менталитета. Избиратель российский скорее проголосует за того, кто обеспечит ему возможность воровать, чем за того, кто пообещает искоренить воровство.

Гораздо более конкретен и определен Андрей Пионтковский: «Нас объединяют и отличают от наших оппонентов две принципиальных позиции. Во-первых, оценка природы современной российской власти. Это

ПРЕСТУПНИКИ, ЗАВЛАДЕВШИЕ ЦЕЛЫМ ГОСУДАРСТВОМ И СДЕЛАВШИЕ САМО ГОСУДАРСТВО ОРУДИЕМ СВОИХ ПРЕСТУПЛЕНИЙ.

Второе — категорическое неприятие имперско-ордынского комплекса, охватившего значительную часть российской „элиты“ и приведшего к немыслимому — войне против украинского народа <…>».

Но и здесь позволю себе не согласиться с самым пожалуй открытым, ярким и ярым противником нынешнего режима. Первое отличие – см. выше – не позиция или, во всяком случае, не политическая позиция, и политическая партия или движение не могут размениваться на то, чем должен заниматься уголовный розыск или налоговая полиция.

Второй пункт гораздо более важен. Он – решающий, потому что верный. Но сам факт того, что стоит он на втором месте, набран автором шрифтом остальной статьи, говорит о том, что, к сожалению, до «решающего» не дотягивает даже в глазах самого Андрея Пионтковского.

Далее текст убеждает меня в моей правоте: «Рецепт лечения непрост для нашего тяжело больного общества, но суть его более или менее очевидна:

признание всеми ответственными политическими течениями демократических правил сменяемости власти и незыблемости личных и гражданских свобод;

отстранение от власти правящего режима, неуклонно ведущего страну к фашизму;

свободные выборы».

Автор, как и вся «оппозиция» российская, предлагает «рецепт» лечения болезни, не называя саму болезнь! «Болезнь» России и – одновременно – позиция всех без исключения правящих режимов, начиная с княжества Московского – империализм. Вот чему должна стоять в оппозиции любая партия, мечтающая о «демократических правилах», «гражданских свободах» и «свободных выборах». Всё, изложенное выше уважаемым Андреем Пионтковским, равно как и все пункты итогового документа мартовского Форума Свободной России – верные цели, но они – производные позиции партии и для их осуществления следует сперва эту позицию сформулировать и сделать достоянием масс.

На мой взгляд позицией всякой оппозиционной партии России может быть лишь одна: уничтожение имперского, колониального базиса государства. На знаменах оппозиции не может быть иного лозунга, кроме:

 

МЫ ПРИШЛИ ДЛЯ ТОГО, ЧТОБЫ РАЗРУШИТЬ РОССИЮ!

 

«До основанья, а затем…»

Именно – имперское основание России должно быть стерто с лица Земли. Фундамент разрыт и выброшен не свалку истории. И уже на освободившейся территории будет воздвигнуто новое здание нового государства. В каких границах и с какими новыми соседями – в этом и должна состоять сегодня стратегическая цель оппозиции.

Сегодня «оппозиция» – исключительно московское явление. И пусть филиалы партий в Улан-Уде или Нарьян-Маре не обманывают «оппозицию» – подавляющим большинством местного населения она воспринимается именно так, как написано – в кавычках. Потому что не несет в себе ничего нового, ничего, в глубинной сути своей отличного от нынешнего режима. Поясню в двух словах.

«Демократию», которую обещают ввести московские партии после победы на выборах нужно будет тоже кормить, поить и одевать. А возможно это только путем ограбления национальных окраин – никаких других средств существования у Москвы нет. Следовательно, и будущей «демократии» придется отбирать последнее у народов и кормить раздутые свыше всяких разумных пределов армию, тайную полицию, вертикаль власти и прочие институты подавления.

У оппозиции есть один выход: переставить пункт «формирование реальной федерации» с седьмого (!?) места, где он находится в итоговом документе мартовского Форума Свободной России на первое и главное. Это – политически. Практически следует не теряя ни минуты идти в народ. И там:

– искать здоровые национальные силы, недовольные имперским устройством: чеченцев, ингушей, черкесов, татар и прочих, имя которым – легион;

– начать разработку с этими силами проекта будущего федерального устройства государства (не диктовать им «федерализацию», a la Ульянов-Ленин, не пытаться в очередной раз обвести вокруг «братского» грязного пальца, а именно – разработать совместно, т.е. на равных);

– заранее выявить и спокойно отнестись к тем, кто уйдет независимо от кондиций и уступок (сегодня это Северный Кавказ, Кубань… о других спекулировать не хочу);

– проводить агитационную работу с колеблющимися субъектами – убеждать и прислушиваться;

– начать переговоры с нынешними соседями России — пока на уровне межпартийных контактов – с целью ограничить их влияние на переговорный процесс с национальными окраинами, агитацию или оказание давления на их выбор;

– параллельно с этими процессами необходимо вести работу среди русского населения. Цель – изменение менталитета «старшего брата», «помощника» и «благодетеля». Народ русский должен понять, что до сих пор был лишь грабителем и паразитом, живущим за счет ресурсов национальных окраин (рабское состояние русского народа ни в коем случае не доказывает его «благодеяний» другим народам, как и не является алиби);

– важным будет так же вопрос о месте столицы новой федерации. Это вопрос не эстетический и не географический, но – остро политический. Москва ведь не город и не столица государства; Москва – само государство, – источник имперской плитики и менталитета. Не могу себе представить, чтобы свободные субъекты новой федерации согласились бы иметь столицей город, который ассоциируется с веками порабощения, лжи и уничтожения целых народов.

Карты у оппозиции вовсе не так плохи, как может показаться.

Во-первых, несмотря на колониальную политику, нынешние субъекты имеют серьезные экономические связи с европейской частью России и между собой;

во-вторых, весь научно-технический потенциал сконцентрирован в нескольких крупных городах, в основном на европейской части, и даже относительно хорошо развитые регионы, скажем, Уральская республика, Восточно-Сибирская или Дальневосточная будут заинтересованы в том, чтобы доступ к этим центрам сохранился;

в-третьих, некоторые регионы окажутся отрезанными от морей или даже «запертыми» между теми, кто решит образовать новую федерацию;

в-четвертых, в случае отъединения субъекты – в силу экономической слабости и богатства природных ресурсов – рано или поздно столкнутся с угрозой со стороны соседей;

в-пятых, политические элиты национальных окраин незрелы, значительной частью коррумпированы, что не может не привести к долгим годам нестабильности, если не гражданской войны и, в результате, утери независимости;

в-шестых, никто в мире не заинтересован в неконтролируемом развале России, хаотическом возникновении на ее обломках десятков непредсказуемых субъектов международного права, потенциальных обладателей ядерного оружия. Это именно тот результат, к которому ведет политика нынешнего режима. Это угроза, ввиду которой мир признает путинский режим и – что скрывать – поддерживает его. Если оппозиции удастся доказать свою способность к переговорам, к контролю над ситуацией, к распространению идей демократии среди нынешних субъектов «федерации», кроме действительно всенародной внутрироссийской поддержки, обретет она и реальную интернациональную помощь.

Работа огромная, гаргантюантская.

Работа, на которую до сих пор не решилась ни одна «оппозиция» в российской истории.

Доросли ли до нее нынешние «оппозиционеры», покажет уже ближайшее будущее.

 

Ирина Бирна,                                                                                                                Neustadt, 14.09.16

[1] «Философы лишь по-разному интерпретировали мир, дело же в том, чтобы его изменить», Карл Маркс, «Тезисы о Фойербахе» (1845) (нем)

В начале был «Курск»…

Краткий экскурс к истокам «путинизма»

(по И. Бирне)

 

«Мы знаем: страна нас бросила.

Мы – второй «Курск»»

Безымянный заложник «Норд-Оста» –

Анне Политковской

 

Я веду мой собственный отсчет «путинизма» с 12.08.2000.

Путин и его режим совершил неисчислимое количество преступлений против человечества. Начиная со взорванных домов Москвы, Волгодонска и Буйнакска и кончая бомбардировками сирийских городов – это путь военного преступника, упоенного собственной безнаказанностью. «Курск» – исторически – лишь третий в этом списке – Третья «маленькая победоносная война» Путина, которая должна была подчеркнуть и зацементировать единство народа и палача. Третья. Но для меня – начало. Почему? Попробую объяснить.

Блестяще организованная операция восшествия на престол по трупам взорванных россиян, по понятным причинам не могла быть анонсирована как «победоносная». Время еще не пришло – «русский мир» только-только сделал первые робкие шаги в Чечне[1]. Вторая Чеченская, длившаяся к тому времени уже почти год, точь в точь повторяла «победы» Первой. «Курск» в этой ситуации предоставлял идеальную возможность продемонстрировать народу российскому его место в имперской системе координат. «Курск» пришелся как нельзя кстати: в России существовали еще независимые СМИ, смелые журналисты и оппозиционные политики. Многие из них продолжали копать под «Рязанские учения» и пытались раскрыть алхимическое чудо превращения гексогена в сахар. Народ был дезориентирован и не являл собой сплоченную массу, формированию которой так много сил и фантазии посвятили Владимир Ильич и Иосиф Виссарионович. С таким народом нечего было и мечтать «встать – когда-нибудь – с колен».

Я помню те дни лета 2000-го, когда западные эксперты спорили и гадали, какой будет очередная экономическая модель возрождения страны, предложенная правительством молодого и энергичного бывшего майора разведки. Простим им их западную близорукость, не позволившую разглядеть две вещи. Во-первых, «бывших» в КГБ не бывает, майор наш просто получил новое задание. Могли послать и туалеты в каком-нибудь посольстве чистить, чтобы по обрывкам туалетной бумаги специалисты ФСБ могли рацион работников посольства вычислить. Путина послали руководить страной. Во-вторых, первыми же заявлениями президент объявил свою «экономическую программу»: увеличил расходы на вооружение, расширил штаты спецслужб, объявил поход авиационно-маневренной группы судов Северного флота в Средиземное море (ноябрь 2000 г.).

По мнению Кремля, истосковавшегося по «великости», пришло время свидания успокоившегося Запада с небезызвестной мамой Кузьки.

Большие маневры Северного флота с «отработкой торпедной атаки на авианесущую группу условного противника», были одной из позиций в дебюте увлекательной партии, которая еще будет стоить жизней многих десятков тысяч людей. Я не буду сейчас описывать произошедшее – любой найдет не только посекундные описания трагедии задыхающегося экипажа, брошенного своей страной, но и буффонаду «спасательной» операции, проводимой бездарными неумехами технически ничтожными средствами, и финал всего действа – унижение «величия» державы операцией по подъему «гордости флота», проведенной исключительно иностранцами – нет, моя цель иная. Цель моя – рассмотреть как вели себя ответственные товарищи, прежде всего молодой президент, и почему. И что из этого вышло.

Итак, Путин:

– 5 дней руководил всей операцией демонстративно потея у мангала на даче в Сочи, катался на лыжах и вообще чувственно наслаждался тяжело заслуженным отпуском;

– 7 дней отказывался от всякой иностранной помощи, уверяя, что, во-первых, у России достаточно средств для того, чтобы спасти моряков; во-вторых, спасение уже идет в необходимом объеме и на полных оборотах; в-третьих, на Западе этих средств нет и цель всех предложений одна: проникнуть на сверхсекретную, ультрасовременную подлодку и вынюхать нашу военную тайну; в-четвертых, он в постоянном контакте с Министерством обороны и лично руководит всеми работами.

В это же время его Министерство обороны распространяло информацию о том, что моряки живы, перестукиваются, даже подают радиосигналы, и подтверждало информацию президента о спасательных работах, идущих полным ходом и в соответствии с графиком.

Последующие события показали, что единственной правдой во всей кампании была распахнутая кавказскому солнцу грудь гаранта. Остальное было ложью. Причем интересно здесь то, что никто и никогда даже не попытался придать этой лжи хоть какой-нибудь оттенок правды, как-то оправдать или объяснить ее. Президент, правительство, послушные СМИ как бы говорили народу: «Врали, врем и врать будем. А ваше место – у параши! Вы – пыль. Есть ли вы, нет ли вас – кого это интересует?!».

У России не было средств к спасению моряков;

Спасательные работы либо не велись вообще, либо ограничивались осмотром повреждений лодки, оценкой вероятности детонации ракет с ядерными боеголовками, замером радиации;

В месте катастрофы не было ни «особо сильного течения», ни «мутной воды»;

Спасательный люк не был поврежден;

Крен лодки позволял проведение спасательных работ;

Иностранные спасатели, предлагая помощь, заботились о жизни уцелевших моряков, а не «кодах подводной лодки».

Все это доказали норвежские спасатели, которых через 7 дней, т. е. тогда, когда уже не осталось даже теоретических шансов на то, что кто-нибудь из моряков выжил, допустили к работе. Они – норвежцы, – открыли люк за 25 минут, но в лодку не вошли, пропустили российских «спасателей»; они же – норвежцы – прорезали отверстия в обшивке и вновь пропустили вперед россиян. Ни прозрачность воды, ни течение, ни шторм, ни крен – ничего ровным счетом не помешало бы норвежцам спасти моряков. Если бы Путину были нужны их жизни. Но ему нужнее были их гробы.

«Курск» – блестящая победа «путинизма». В результате ее были уничтожены независимые СМИ и правосудие, оппозиция украсилась кавычками, началось выстраивание «вертикали власти» – и далее, по рецепту создания «управляемой демократии». Но главной целью был, разумеется, народ. Народ, вышколенный веками кровавой романовщины и сменившим ее коммунизмом, сразу почувствовал руку хозяина. Полутора десятков лет «демократизации» и относительной свободы явно не хватило для того, чтобы народ российский отторгнул рабские корни, забыл историю, империю и цену, какой она создавалась. «Курск» стал проверкой народа на имперскую вшивость.

Народ экзамен выдержал на «отлично» и принялся привычно и умело слизывать кровь своих родных и близких с диктаторской руки, простертой над ним.

Имея такой народ, можно было применить химическое оружие в центре Москвы, сжечь детей в Беслане, послать убийц в Лондон, бомбить грузинские деревни, оккупировать Крым; этот народ можно послать на донбасскую бойню, сбивать малайзийский «Боинг»… Все можно с таким народом. А главное – можно лгать не заботясь даже о легком дуновении правды: народ либо смолчит, либо 86-ю %-ми поддержит.

Этому народу можно плюнуть с улыбкой в лицо: «Она утонула»[2] и откупиться $7.000 от назойливых вдов и сирот, никак не желающих понять, что их сыновья, мужья и отцы – необходимое удобрение, на котором будет расти новое «величие» страны.

«Курск» был первым преступлением Путина, оставившим многочисленные улики, доказательства его личной вины, преступной природы создаваемой им системы. Но никто во всей стране не потянул за веревочку, никто не задал нужных вопросов, никто не потребовал проведения парламентских слушаний, открытия уголовного дела по явным признакам нарушения десятков статей Уголовного кодекса от распространения заведомо ложной информации – до халатного отношения к профессиональным обязанностями, повлекшего многочисленные человеческие жертвы… В любой более или даже менее цивилизованной стране каждого из оставленных без внимания вопросов хватило бы для того, чтобы президент политически ответил за свою халатность и неспособность выполнять порученную ему работу, за циничную, открытую ложь. В России Путин за это свое первое открытое преступление стал «посланным богом», «реинкарнацией апостола Павла», «вернул гордость называться русским», да чего мелочиться: Россией стал![3]

 

* * *

 

С тем, что СССР и коммунистический режим был самым кровавым в истории человечества, причем кровавым главным образом по отношению к собственным народам, не спорит уже никто. С тем, что линия террора, проведенная через две точки «Ленин – Путин» описывается линейной функцией и может, следовательно, быть экстраполирована как в прошлое, так и в будущее, – с этим соглашаются уже далеко не все. А уж против того очевидного факта, что необходимым и достаточным условием существования функции террора на протяжении вот уже 8-ми веков, является народ русский, эмоционально до истеричности выступает значительное количество доброхотов и защитников «бедного мученика-богоносца». Для того, чтобы обелить ленивую и нелюбопытную массу более или менее активных участников многовекового кровавого спектакля, доброхоты-интеллектуалы придумали и продолжают придумывать массу оснований. Но никто из них не потрудился объяснить, как могло случиться, что только 5 – пять! – матерей не забыли о том, кто отдал приказ сжечь живьем их детей в школе! Как так могло случиться, что этих пятерых мужественных на глазах у всей страны схватили, избили и осудили! Ни одна «оппозиционная» партия, ни один «оппозиционер» не поднял свой голос в их защиту. И народ посмотрел сюжет и пробезмолвствовал, как всегда в истории. Доброхоты-народофилы увидели безусловно и в этом народном безмолвии признак приближающейся бури. Да вот беда – никак она не грянет, эта самая «буря». Терпел народ, терпит и будет терпеть. И знаете почему? Да потому, что устраивает его режим имперский, потому что в корень зрит народ и видит там, что режим – романовский ли, сталинский или вот сегодняшний, совершенно необоснованно названный «путинизмом» – единственно возможный для выживания империи. Столбовая дорога России вымощена трупами порабощенных ею народов. И несется «птица-тройка», глухо стуча колесами своими по костям затоптанных ею. И орут лишь те, кого сейчас, в эту секунду, приносят в жертву всепожирающей империи, кому сейчас больно. Остальные – те, что пока стоят на обочине, – спокойно наблюдают за аутодафе: они не знают, но генетически чувствуют, что происходящее – очередной, необходимый шаг на пути выживания империи.

 

* * *

 

Если вообразить себе такую фантастическую ситуацию – в России вдруг стало возможно провести независимый опрос населения по вопросу: «Поддерживаете ли Вы действия президента, принесшего в жертву моряков «Курска» ради восстановления величия России, или считаете, что ему следовало принять иностранную помощь и спасти моряков, даже если это было связано с риском потери имиджа величия родины?», и честно обработать результаты, думаю, многие радетели народной невинности были бы подавлены уровнем гуманизма.

«Путинизм», как разновидность русского империализма, разумен, потому что востребован.

Безнаказанность Путина гарантированна не ядерным оружием, а всенародной поддержкой. Именно народ, которому все равно, именно народ, который гордится принадлежностью к империи, именно народ, который стремится к теплым местам вертухаев в вертикали власти, именно народ, желающий не свободы, но лишь сильной руки, – именно этот народ – гарантия безнаказанности палачей в Кремле.

И надо признать: конгруэнтность полуобразованного, не очень грамотного, глуповатого, хамоватого и жлобоватого выброса петербургской подворотни, и обожествляющего его народа стремится к идеалу.

 

Ирина Бирна,                                                                                                                Neustadt, 13.09.16

[1] За 3 месяца до «Курска», 7-го мая, в инаугурационной речи, Путин объявил о цели своей внешней политики – «защищать граждан России не только в самой России, но и за рубежом». Тогда мало кто услышал эти слова, а кто услышал, вряд ли понял.

[2] Здесь, правда, существуют и иные мнения. Вот одно из них – известнейшего «оппозиционера» путинской политики, но верного имперца Владислава Иноземцева, проф., д.э.н., члена…, автора… и пр.: «<…> во времена, когда власти еще не привыкли врать так, как сегодня, о подобном инциденте кто-то сказал: «Она утонула». Это было верно сказано <…>», сноб, 12.09.16

[3] «Есть Путин – есть Россия, нет Путина – нет России», – В. Володин, Первый замглавы администрации президента на форуме «Валдай». Анализ «уравнения Володина» любопытные найдут здесь: «К математическому обоснованию феномена «мирозлюбия», Мосты, №50, 2016, Франкфурт-на-Майне.

О нашей способности «справиться»

«МЫ СПРАВИМСЯ!» – во уже ровно год, как эта чеканная фраза сопровождает наши будни. Не проходит и дня без того, чтобы кто-нибудь не повторил полюбившийся народу лозунг, повторил на все лады, украшая оригинальным восклицательным знаком, издевательским вопросительным, или многоточием, черт еще знает что обозначающим. Другими словами, очевидно, что нация разделена и нация дезориентирована различными этими знаками препинания… Сознательно умолчу здесь о тех публикациях, авторы которых вообще не оставляют дебатам ни миллиметра пространства: «Мы не справимся!». Думаю, пришло время задать два вопроса:

  1. «Мы» – это кто?

и

  1. «Справимся» – это с чем?

Несмотря на кажущуюся простоту и очевидность, а из них и вытекающую провокационность вопросов, они для меня таковыми не являются. Давайте попробуем разобраться.

Итак, «МЫ» – это кто: население Германии (ниже по тексту для простоты – просто «немцы»)? «Беженцы»? Немцы и «беженцы» вместе как одно целое?

Немцы? Положим. Как раз вчера (04.09.16) в земле Мекленбург – Передняя Померания прошли выборы в Ландтаг. Давайте же посмотрим, из чего состоит это самое «мы» на живом примере. Результаты выборов: SPD – 30,6 (-5), AfD – 20,8 (+20,8), CDU – 19,0 (-4), «левые» – 13,2 (-5,2), FDP – 3,0 (-0,2), NPD – 3,0 (-3), «Зеленые» – 4,8 (-3,9) (в процентах; в скобках – потери/прирост голосов по сравнению с прошлыми выборами). В союзном масштабе следует сюда добавить еще и баварскую CSU – и вся семья в сборе. Теперь посмотрите на список и ответьте еще раз на поставленный выше вопрос: ««Мы» – это кто?». Даже неискушенный читатель знает, какие проблемы раздирают в последний год две «сестринские» партии: CDU и CSU именно по линии разлома ««беженцы» – «мы»». Нет единения здесь и между ошрёдеризированной пропутинской SPD и остальной правительственной коалицией. «Зеленые», либералы, «левые», AfD и NPD… – кто здесь «мы»? Какой обобщающей идеей надеется объединить нацию фрау Меркель? И не потому ли идея эта до сих пор не сформулирована, что адресат ее не найден? И куда, наконец, отнести 40% населения, тех, кто, не смотря на серьезность ситуации, вообще не пошел голосовать? Будут они «справляться», как и с кем?

Интересно сегодняшнее заявление хитрого Габриэля (SPD). В выпуске новостей (ARD, 05.09.16, 20:00) вицеканцлер высказался за необходимость выделения средств из бюджета на программы образования, занятости, интеграции беженцев… Необходимо – предупредил он вдруг, – следить за тем, чтобы средства эти шли не только на беженцев, но и на пользу всему народу… Чувствуете?! Еще нет? Тогда следующий сюжет из того же выпуска новостей: наибольшего успеха праворадикалы и популисты из антиевропейской AfD достигли в беднейших областях Мекленбурга, там, где закрывают школы, где безработица зашкаливает, откуда бежит всякий, кто еще бежать может. Теперь поняли, дорогие читатели, где следует искать истоки заявления Габриэля и с какой целью было оно сделано? Ведь в воздухе запахло 33-м: и тогда добрые ребята со свастиками обещали процветание и равенство, и тогда цель их была безработные и недовольные Ваймарской республикой, и тогда предлагали они такие простые и понятные всем решения…

Не лучше обстоит дело и в лагере «беженцев». Так – в кавычках, – потому что толпа, ринувшая в дыру на границе год назад, до сих пор не идентифицирована и теперь уже можно уверенно утверждать – идентифицирована не будет, следовательно, всю эту разношерстную многосоттысячную армию недопустимо огульно называть «беженцами»: они «беженцы» по виду спорта, но далеко не все из них — по движущим причинам. Среди них люди различных национальностей и религий – от Вьетнама – до Марокко и от Косово – до Зимбабве. Среди них, как показал опыт текущего года, люди не просто иной культуры, но люди, уверенные в том, что их культура безальтернативна, единственно верна и потому всесильна; люди, готовые фанатично бороться за то, чтобы культура эта правила всем миром, а не только слаборазвитой в экономическом отношении частью его. Будут ли это объединенные в бригады террористов-смертников борцы за идею, как в Париже и Брюсселе или самоубийцы-одиночки, как в Баварии, зависит от выбранной ими тактики «переубеждения» нас в преимуществах их социальной идеи, приведения нас к их общему знаменателю.

У этих, принятых нами, есть объединяющая идея, есть и цели; им известны пути достижения этих целей. Какую «интеграцию» собираемся мы им предложить? Чем привлечь на нашу сторону людей, уверенных, например, что женщина обязана жить в «тюрьме из ткани», не имеет права голоса и права водить машину? Имеем ли мы опыт интеграции людей иной культуры? Интеграции идейной, интеграции духовной, интеграции, позволяющей объединить различные религиозные, культурные, ментальные группы в одну политическую нацию? Два события этого года заставляют меня крепко усомниться в том, что такой опыт у нас – у Германии – есть.

Первое событие – в порядке следования – выступления «русских немцев» в январе-феврале. «Русские немцы» – категория особая, это люди, вернувшиеся на Родину, люди, веками сохранявшие менталитет, веру, язык и традиции предков, люди, в полной мере на собственной шкуре прочувствовавшие, что такое Россия, с ее «демократией», «равенством» и «братством». Это, наконец, люди, которые в полной мере прошли все этапы интеграции здесь на новой старой Родине: курсы языка, профессиональное обучение или переобучение, помощь в трудоустройстве, образовании для детей и т. д. Большей интеграции не может себе позволить ни одно общество, каким бы богатым оно не было. Но стоило путинской пропаганде заняться этой частью немецкого социума, как оказалось, что достаточно незначительных усилий, откровенной лжи министра пропаганды Лаврова и дешевых спекуляций с экранов телевизоров для того, чтобы часть «русских немцев» вышла на улицы немецких городов с плакатами, сработанными в Москве, под российскими флагами и требованиями «демократии» a la Путин. Той самой «демократии», заметьте, от которой они бежали сюда! Я понимаю: вышли не все, более того, вышло подавляющее меньшинство, но беспокоит меня организованность, беспокоит то, что вдруг выскочили как из засады некие «союзы», «объединения», «партии» даже! – долженствующие «защитить права русских немцев в Германии»! Вдруг появились хорошо тренированные, мускулистые ребятки в хаки и «песочных» перчатках, сопровождающие протесты «русских немцев». Активность «русских немцев», их горячее участие в «союзах» и «объединениях», тесные связи этих «объединений» с PEGIDA, NPD, AfD и другими праворадикальными партиями и движениями различных оттенков коричневатости, вынудила власти взять некоторые из объединений под контроль служб безопасности.

Вывод: зимой мы были свидетелями провала широких и щедрых интеграционных программ Германии, которые осуществлялись в течении многих лет в отношении особого контингента людей, генетически, если позволено будет так выразиться, идентичных проживающим здесь.

Второе событие – массовые выступления турок Германии прошедшим летом. Первым поводом послужило признание Бундестагом резни армян турками в 1915 году геноцидом. Второй повод для выступлений и того любопытнее – попытка военного переворота в самой Турции. И здесь, как и в примере выше, оказалось, что десятки тысяч турок, рожденных в Германии, более того – многие из них — дети гостевых рабочих во втором и третьем поколении, – ментально Босфор никогда не пересекали. Они — граждане Германии, получили здесь образование, имеют работу, активно участвуют в общественной и политической жизни, многие из них состоят в смешанных браках с немцами и немками… Но вот стоило Эрдогану бросить средневековый клич: «Наших бьют!», как всплыла наружу вся вековая азиатская дичь.

К чести турок должна сказать, что землячество их все-таки разделилось на две части: против тысяч, вышедших на улицы немецких городов в поддержку Эрдогана и его репрессивной политики, нашлось по крайней мере не меньше тех, кто не побоялся выступить против диктатора. Среди «русских немцев» таких не нашлось вообще.

Два примера провала интеграционной политики, причем среди людей, добровольно сюда приехавших, всей душей интеграции желавших, к ней стремившихся. Так на чем основана правительственная уверенность в успехе сейчас, когда ворвавшиеся сюда скопом через пролом на границе, уверены в том, что победили? Их представления об интеграции просты и понятны: хорошо оплачиваемая, непыльная работа, большая квартира, лучше – дом, «Мерцедес» или «BMW» в гараже, немецкий паспорт, открывающий автоматически почти все границы… Может, я ошибаюсь? Наговариваю? Хорошо, я прошу сейчас поднять руки тех читателей, кто действительно уверен в том, что «беженцы» смотрят на интеграцию через наши очки, готовы отказаться шариата, паранджи, хиджаба, чадры для жены и дочери, замужества с 12 лет, что примут они смешанные браки и позволят детям от этих браков свободно выбирать религию или быть атеистами… Поднимите руку те, кто уверен, что пришли «беженцы» за культурой, за знаниями, за идеалами либерализма, открытости, толерантности и понимают интеграцию как процесс вливания в единую политическую нацию, независимо от вероисповедания, цвета кожи и сексуальной ориентации, а не преследует лишь экономические преимущества принадлежности к Германии и Европе.

 

***

 

Сейчас все более и более выкристаллизовывается ситуация, в которой «мы» ассоциируется с AfD, нашедшей, судя по успехам на выборах, способ «справиться» с ситуацией, понятный некой части населения. Вопрос в том, согласны ли остальные с предлагаемыми рецептами. Ответ мы получим очень скоро уже в следующие выходные регионалные выборы в Нижней Сасонии, а через две недели – в Берлина (18.09). AfD сидит уже в 9-ти Ландтагах, нет никакого сомнения в том, что победят они еще и на предстоящих этой осенью выборах. А через год нам избирать Бундестаг. Времени для того, чтобы определиться с тем, кто такие «мы» и с чем именно «мы» собираемся «справляться», у нынешнего правительства осталось в обрез. Если срочно, в ближайшие недели общество не получит ясных и четких ответов на оба поставленных вопроса, «справляться» в следующем году будут совсем иные «мы». И будут они это делать по своему.

Помните об этом.

 

Ирина Бирна для «Литературного Европейца»                                          Neustadt, 05.09.16

Новости дня![1]

Взгляд оттуда

 

«Большой вечерний выпуск вестей» – раздутая почти на час ежевеченяя капельница пропагады на первом канале российского телевидения, нечто вроде очищающей клизмы, чтобы никакие мысли или факты не застряли случаем на сон грядущий в редких и прямых «извилинах» среднестатистического россиянина. Я давно уже лишила себя счастья смотреть эту помесь лжи с реальностью «русского мира», выполненную на убогом уровне людьми, по каким-то причинам вместо мойки машин или службы в российской армии занявшимися журналистикой. Не буду мучать читателя долго вводя его в курс дела, а сразу же сообщу, что, блукая по интернету, наткнулась в одной из статей[2] на ссылку на выпуск эти самых «больших…», и не смогла подавить любопытство. Нажала на стрелку. То, что последовало, поразило настолько, что я посчитала возможным предложить читателям журнала разделить мои впечатления.

Итак…

Выпуск «Вестей» от 25.08.16. Передача – без реклам – 42 мин. 49 сек. Что же узнает среднестатистический житель «русского мира» за без малого академический час драгоценного вечернего времени? Или, вернее, что выбрали важнейшего и как это «важнейшее» преподнесли редакторы соотечественникам?

Передачу составили 17 сюжетов. Вот они все в порядке следования (в скобках – эфирное время сюжета, формат м:сс):

  1. Землетрясение в Италии (3:29);
  2. Учения на Юго-Западном стратегическом направлении (3:07);
  3. Заседание совета министров (3:36);
  4. Война в Донецке (0:39);
  5. Война в Сирии (2:10);
  6. Выборы в Думу (4:01);
  7. Смерть Нины Ереминой (0:40);
  8. Наука: система «Стрела», позволяющая предсказать землетрясение (3:22);
  9. Снова война в Сирии, в этот раз – о турецком вторжении (2:00);
  10. Ловля лосося на Камчатке (2:56);
  11. Перезахоронение Ушакова в Херсонес (0:20);
  12. Захват заложников в банке Араном Петросяном (4:07);
  13. Образование: «московские школы попали в тройку лучших в мире» (0:24);
  14. Реставрация метро (3:25);
  15. Прогноз погоды (1:00)
  16. «Помощники Москвы» – реклама нового стукаческого сайта в интернете (3:07);
  17. Запрет на работу Всемирного Общества Рерихов (6:13).

Перед тем, как перейти к анализу, давайте договоримся о том, что наиболее важные – жизненно важные – сюжеты требуют углубленного анализа, мнений экспертов, кадров кинохроники, демонстрации копий документов и т.д., т.е. емки по времени. Согласны? Да-да, разумеется, не бывает без исключений, «горячих линий», «экстренных включений с места события» – короче всего того, что по понятным причинам экстренной свежести и «сырости» материала, занимает лишь секунды эфирного времени. Но все-таки…

А теперь, помня о нашем уговоре, давайте расположим «главные новости» в порядке им отведенного редакцией времени. Получим (теперь уже коротко):

  1. Рерих (6:13);
  2. Петросян (4:07);
  3. Выборы (4:01);
  4. Заседание совета министров (3:36);
  5. Землетрясение в Италии (3:29);
  6. Метро (3:25);
  7. «Стрела» (3:22);
  8. Стукачество в интернете (3:07); Учения (3:07);
  9. Лосось (2:56);
  10. Война в Сирии (2:10);
  11. Турецкое вторжение (2:00);
  12. Погода (1:00);
  13. Нина Еремина (0:40);
  14. Донецк (0:39);
  15. Успех московских школ (0:24);
  16. Ушаков в Херсонесе (0:20).

Много открывается любознательному глазу при даже очень беглом взгляде на второй список, не находите? Скажем, не странно ли, что «Рерих» перетянул всех? До «Рериха» с трудом и скопом дотянули «Петросян» с «войной в Сирии», а вот «Выборы» вкупе с той же войной, двух секунд не дотянули…

Повторяю: время – это еще не все, это один из признаков «веса» новости, но в том-то и дело, что с содержанием еще хуже. Гораздо хуже!

Тот же сюжет о запрете на деятельность Всемирного Общества Рерихов ничто иное, как мутное словоблудие, покрывающее интригу, затеянную Государственным Музеем Востока против «Общества…» с целью выселить последнее из занимаемого особняка в центре Москвы. Никаких обвинений «Обществу…» за все 6 мин. эфира озвучено не было. Но – и это исключительно важно – некий «юрисконсульт» «Музея Востока» поведал о том, что в хранилищах рериховцев обнаружена литература, в которой Россия подается страной, захваченной «темными силами», а правительство России находится под влиянием этих самых «темных сил». Кто, как, по какому праву проник в эти самые «хранилища»? Где решение суда на обыск? Санкция прокурора? Открыто ли уголовное дело? Кем, когда, по чьему заявлению? – Все эти и многие другие вопросы остались за кадром. Вместо фактов – шестиминутное словоблудие в стиле соцреализма.

Впрочем грехом словоблудия страдают все сюжеты, включая прощальные слова о Нине Ереминой. Нет, соврала: прогноз погоды подается под какую-то статическую картинку-заставку и музыку. Молча. Забегая вперед скажу, что прогноз погоды – единственный сюжет за весь час эфирного времени, несущий в себе хоть какую-то информацию[3].

Четыре «петросяновых» минуты посвящены вообще не новости – к моменту выхода передачи незадачливый «изобретатель авиадвигателя, позволяющего экономить 60% горючего» был уже почти 24 часа в нежных руках терпеливых московских следователей и, вероятно, уже выдавал первую информацию о каком-нибудь заговоре «СБУ, ЦРУ и сепаратистов против территориальной целостности России». Вся же четырехминутная белиберда понадобилась для того, чтобы всучить фразу: «… в Америке уже давно бы расстреляли, а у нас ведут переговоры, уговаривают, убеждают…» Это говорит «журналист», солдаты страны которого как раз в эти дни 12 лет назад жгли напалмом и расстреливали из тяжелой артиллерии детей в школе.

Особый интерес у меня по понятным причинам вызвал сюжет о предстоящих выборах в Думу.

Важна здесь подача материала. В смысле секвенции: дело-то политическое, тонкое. Сперва пошла… нет, не угадали! – «Россия», да, но – «Справедливая»; сменила ее уже настоящая, неповторимая и верная – «Единая»; следом за которой выкатилось «Яблоко». После фруктов подали еще раз «Единую …», а за нею, для сохранения политического баланса, уже вышла на сцену «Единая Россия». Плюралистично? Демократично? Равноправно? Разумеется! Только по-ихнему, по-российски.

О чем же говорили «партии»?

Самый справедливый из живущих сегодня россиян, председатель партии с этим издевательским именем в какой-то клетушке (кабинет начальника ЖЭКа?) принимал просителей с жалобами на жилищно-коммунальный комплекс. Жалобщиков в кадре было не много, но и эти несколько в предоставленном помещении сидели друг у друга на коленях. Председатель не подвел и провозгласил в камеру цель будущей политической программы: заставить службы теплоснабжения пересчитать тарифы и вернуть людям переплаченное. Чем он и его однопартийцы будут заниматься все оставшееся легислатурное время он уточнять не стал.

За затхлой комнатушкой «справедливых» россиян, зрителей подавили простором, на котором оптимистично перешептывались «абрикос маньчжурский» с «кизильником блестящим», посаженные в Ульяновске «едиными». Один из несущих «Зеленый щит» – название операции по озеленению, – нудно мямлил что-то о том, какой доклад он пошлет президенту и зритель уже в процессе мямления начинал чувствовать, как легко задышит после того, как президент доклад прочтет.

Потом подвали яблочного Явлинского в петрозаводской расфасовке. Производил «демократ» и «оппозиционер» впечатление человека, только что принявшего не по весу серьезную долю успокоительного: засыпая, лидер «оппозиционеров» сообщил, что создал новую демократическую партию «не поступившись принципами» (Нина! Слышишь ли?!) и не пойдя на компромиссы, «вредные нашей Родине» (Вова, это уже для твоих ушей: мы, Вова, хорошие, мы Крым не отдадим! Нас в Думу можно, Вова!!!).

КаГэБист Нарышкин с лицом палача, заработавшего беззаветной службой народу язву желудка, закладывал камень в фундамент нового путепровода в том же Петрозаводске. Ни к камню, ни к мастерку брезгливый шпион Нарышкин не прикоснулся. Болезненно морщась (язва после завтрака разыгралась?..) и криво усмехаясь, приезжий рассказал местным аборигенам, каким плохим был их старый путепровод… Каким хорошим будет – наоборот – новый… Как расцветет край и его индустрия благодаря новому путепроводу… Как попрет турист в Петрозаводск по все тому же … ну, вы поняли. Учитывая опыт развития туризма в оккупированном Крыму, шпиону Нарышкину можно верить.

После кисловодской нарышкинской разводки зрителю показали еще и какой-то шабаш «единоросов» в белокаменной, где никто иной как сам Собянин, заявил, что пропаганда «Единой России» – мужественный поступок. Что мужественного в прославлении единственной и безальтернативной партии, он разъяснил бы, я уверена, но обвинение в мужестве вызвало такую бурю аплодисментов, что объяснение осталось за кадром.

Итак, пять сюжетов. 4 минуты и одна секунда эфирного времени. Где предвыборные программы? Чем недовольны избиратели? Что тот же полуобморочный и совершенно безучастный к происходящему Явлинский собирается менять? На какую приманку избирателя ловить? Слова… слова… слова…

Партии на буквы «Ж» и «Зю» вообще в эфир не попали.

Анализировать все сюжеты я не буду – они один другого краше. Скажем, слушать Димона на заседании правительства – может быть классифицировано как оскорбление группы людей в общественном месте. Хотя – откровенно – на уровне всей программы интеллект премьера ничуть из общей картины не выделялся. Остановлюсь несколько подробнее на двух сюжетах: 14 и 15 в нашем списке.

Войне в Украине уделено целых 3 сюжета. 3 сюжета о войне на собственной границе за 39 сек.! Это же – высший класс журналистики! Мировой рекорд!! Книга Гиннесса!!!

В нормальной стране.

А мы говорим о России.

Что узнал обыватель из сюжетов?

– на пустыре, где-то в Донецке, взорвал сам себя неизвестный – пытался разобрать взрывное устройство… От любопытного осталась туфля. По-моему, правая… Туфлю показали. Крупным планом. Долго. Судя по туфле, несчастный отчаянно искал в неизвестном предмете что-нибудь съестное. У меня сразу же возник вопрос: «До какого состояния нужно довести человека, чтобы он, подавив естественное чувство отвращения, смог всунуть ногу в подобную «обувь»»? Возможно, вопрос бы и не возник, даже наверняка не возник бы… если бы ну хоть какая-нибудь информация: соседи, очевидцы, эксперты-взрыватели; если бы хоть какие-нибудь версии;

– дыра в стене. Голос за кадром сообщил, что так украинское правительство поздравило донетчан с Днем Независимости Украины. Дырка, повторяю, в стене, стена дома, дом – на улице… Неужели трудно найти очевидцев, соседей, пострадавших, жертв? Назвать улицу? Дать лицо, перекошенное страхом перед «фашистами»? Был это один снаряд? Сколько? Днем стреляли? Ночью, когда все спали?.. В кадре снега не было – можно утверждать, что снята дыра была в теплое время года, но в этом ли году, в Украине ли?

– 55-й «гумконвой» (опять соврала – номер конвоя – вторая достоверная информация после погоды во всей программе). Показали несколько европаллет с картонными упаковками. Сказали – учебники к новому учебному году… В Германии в таких случаях говорят: «Wer glaubt, wird heilig»[4].

Упоминание о небывалом успехе московских школ тоже восхитило бы знатоков лаконичностью, если бы ну хоть какие-нибудь факты, ну хоть что-нибудь, ну хоть чуть-чуть! Московские школы на третьем месте в мире! В мире!! И вот потянулись уже руки к бутылке, бутылки – к стаканам, секунда – и словеса свободно потекут… О том, что знай, мол, наших — русских… вот это вот; о Ломоносове, о братьях Ползуновых, о Циолковском… Погодите, ребята! Дайте вопрос спросить. Кто исследование проводил? По каким предметам? Какие еще города участвовали? Какие страны «мира»? Кто на первом и втором месте? Почему? Кто на четвертом? На каком месте среди городов российских родной Череповец? А Махачкала с Нарьян-Маром? Или, может, речь о «русском мире»? Тогда и вопросов нет!

Это всё не фантазии и не придирки, это всё информация, которую любой немецкий телезритель получает в течении тех же 30-50 сек. в выпуске новостей после обнародования очередных, ежегодных результатов PISA[5]. И еще мы здесь получаем сравнение с прошлыми результатами: что улучшилось, что – наоборот, почему и где.

И, раз уж вы заговорили о Германии, то пеняйте на себя – придется еще немного потерпеть.

Днем позже (после «вестевой» клизмы) я не поленилась и посчитала сюжеты в выпуске новостей на Первом немецком канале (ARD). Получилось – 12. За 15 минут. Если убрать из российских «новостей» Еремину, перенос протухшего святого адмирала из Питера в Херсонес, сомнительное сообщение о качестве московских школ – т.е. пять последних сообщений, которые в сумме потянули на 2 мин. с 3-мя сек., то сравнение получится еще более удручающим: на 12 сюжетов российским «журналистам» понадобилось 40 мин и 46 сек., тогда как немецким журналистам на те же 12 сюжетов хватило 15-ти мин.

Но за 15 этих немецких мы услышали о том, что рейтинг Хиллари падает, что разница между нею и Трампом сократилась до 5%; нам объяснили почему; послушали мнение ее мужа – старика Билла. По теме землятресения в Италии узнали, кто и сколько украл бетона при постройке домов в сейсмически опасной зоне; что думает и что собирается предпринять премьер Италии; какова судьба пострадавших. Кроме этого были: Лавров-Керри, Меркель, Турция, спор внутри коалиции CDU-CSU – разумеется из-за беженцев, День Открытых Дверей в только что открывшемся новом центре разведки (BND) в Берлине и многое, многое другое. И все, заметьте, подтвержденное документами, хроникой, интервью, очевидцами… одного не было – пропаганды. И еще не было дешевой поэзии, вздохов и ахов, как на репетиции уездного театра, «колышущегося ковыля», «рева моторов», «шелеста пропеллеров» и прочей дичи, место которой в дневнике институтки, но которой был заполнен до голубой каемочки репортаж «Вестей» о военных учениях.

 

И в заключение. Я исхожу всегда из постулата о разумности мира, т.е. все существующее в этом мире – разумно, потому что кому-то нужно. И, если есть «Вести», то есть и потребители этого продукта. И вот тут-то и берет тоска лишь представлю себе интеллектуальный уровень этого потребителя.

 

Ирина Бирна,                                                                                                Neustadt, 02.09.16

[1] Реакция одесситов на любую попытку собеседника продать новость, качество которой ниже плинтуса.

[2] Егор Седов «Как вы заблуждались, „патриоты“!», Каспаров:ру, 27-08-2016

[3] «Программа времени» – так в Одессе называли программу «Время» за то, что единственной информацией, заслуживающей доверия, были часы перед ее началом. Так и «Вести» я предложила бы назвать «Программой погоды».

[4] «Кто верит – попадет в святые» (нем) – Предлагаю взять эпиграфом к «Вестям».

[5] Programme for International Student Assessment – Международная программа оценки знаний, проводится Организацией Экономического Сотрудничества и Развития Европы.