Записки из сумасшедшего дома

Черновик юбилейной речи по поводу годовщины со дня основания

«Кто-то злой и умелый,

Веселясь, наугад

Мечет острые стрелы

В воспаленный закат.

Слышно в буре мелодий

Повторение нот…

Пусть былое уходит, –

Пусть придет что придет.»

Владимир Высоцкий

«ОПЛАВЛЯЮТСЯ СВЕЧИ», 1972

 

Так незаметно, день за днем, событие за событием, приблизились мы к знаменательной дате – первой годовщине, теперь уже можно смело сказать, исторической фразы: «Wir schaffen das» («Мы справимся») – 05.09.2015[1]. Как и положено, перед юбилеем следует на мгновение остановиться, осмотреться, осознать и ощутить те преимущества, изменения и новшества, что принесла с собой знаменитая мысль.

И сказать речь.

Так и поступим.

– Дорогие дамы и господа, фрау и херры, братья и сестры, друзья и все остальные!

Знаменитые слова, брошенные в мир легко, с кисти, как бросают козырную карту, которую заведомо нечем крыть, по трескучести ничем не уступают таким историческим бессмыслицам, как «I’m berliner» (Джон Ф. Кеннеди), «Со щитом или на щите» (неизвестная спартанская мамаша-изверг) или обамовское «Yes, we can», и вполне заслужили место на одном из стендов «Музея Издаваемых Звуков», где-нибудь между отрыжкой и «За Родину, за Сталина».

Напомню, фраза была брошена сразу после того, как свежий и чистый новый день занялся над новой Германией и миллионы ее жителей проснулись в полной растерянности. Именно для того, чтобы вернуть населению привычную мотивацию и уверенность в том, что оно доживет таки до пенсии, и были брошены эти великие слова. Приведу мысль полностью: «Мы сильная страна и мы со многим уже справились. Мы справимся». Несмотря на лаконичность сказанного, у непредубежденного слушателя невольно возникают вопросы. Ну, например, «мы» – это кто? И о какой «стране» речь? Действительно, если «мы» – это население Германии, а под страной подразумевается она же, то почему перед тем, как открыть границу для беженцев, фрау Бундесканцлер не закрыла остальные? Если «мы» – это европейцы, а «страна» – объединенная Европа, то не рано ли та же лидер Германии заговорила от лица всей Европы? В условиях Шенгена любой лидер любой страны-члена прежде чем трещать перьями по ветру, должен был бы выбрать одно действие из трех предлагаемых. Первое: объявить Шенген утратившим силу, закрыть все границы кроме той, через которую должны были войти беженцы, и тогда уже гордо вещать это самое «мы»; или второе: обеспечить 100% идентификацию и регистрацию прибывающих; или третье: обеспечить коридоры для прохода беженцев к местам временного проживания и строжайший контроль за любыми их перемещениями; или любое иное действие, последствия которого ограничены вверенной ему территорией. Ничего этого, как мы знаем, сделано не было и сотни тысяч неопознанных лиц, в основном молодых мужчин, растворились в Европе.

С этой ночи Германия стала другой страной. Другой стала и Европа. Надо ли удивляться тому, что никто из соседей не поддержал эту «политику хиппи» («Handelsblatt»)? Что вскоре один из беженцев вынырнул в Париже, у стадиона, с поясом шахида? Что нидерландцы отказались подписывать соглашение об Ассоциации с Украиной? Что британцы не смогли найти или не пожелали искать свое место в этой новой Европе? Что многие страны фактически довершили то, что забыла сделать фрау Бундесканцлер – ввели контроль на границах?

Но и наш лидер оказалась не такой простой, как ее многие представляли, во всяком случае ничего общего со взглядами хиппи ее план не предусматривал и очень скоро мы узнали, кто такие эти «мы» и где находится та «сильная страна». Все было просто и гениально: «справляться», по мнению фрау Бундесканцлер, должны были турки. Ей понадобилось совсем немного времени для того, чтобы убедить европейских лидеров в элегантности задуманной двухходовки и в результате Турции предложили взятку – € 3 млрд. наличными, завернутыми в безвизовый режим, которого турки добиваются уже более десяти лет. Ход был тонок еще и тем, что наносил чувствительный удар по крепнущей «дружбе» двух диктатур на европейской границе – России и Турции. Россия как раз вошла во вкус бомбардирования мирного населения Сирии для того, чтобы Германии было с чем «справляться», а тут лучший друг Турция, в сладких ожиданиях европейской будущности, возьми да и сбей «беззащитный бомбардировщик» над своей территорией!

И начались в спокойной до той поры Турции странные вещи: вдруг активизировались курды, молчавшие до того уже почти два десятка лет, а по городам прокатилась волна кровавых терактов, за которые никто не желал брать ответственности. Эрдоган быстро сориентировался в новой ситуации и счел за благо извиниться за сбитый СУ-29. Даже виновного нашел – бывшего своего премьера. Дружба между майорчиком и Эрдоганом вышла на новый уровень и теперь, если вы слушаете немецкое радио или смотрите телевизионные новости с закрытыми глазами, попробуйте отличить «мысли» одного диктатора от другого. Особенно, если это касается Европы, демократии или прав человека. Я пасую.

В результате Европа снова имеет проблемы на своих восточных и юго-восточных границах. Только теперь, после сделки с Турцией, к «дружеским» визитам российской боевой авиации, добавилась турецкая игра мускулами. А мускулы Турция сегодня накачала солидные – это и три миллиона турок Германии, большая часть которых боготворит своего диктатора[2], и миллионы беженцев в лагерях, которые в любой момент могут оказаться на европейских границах.

Вот так, из-за одной непродуманной, эмоциональной акции, вся Европа оказалась в заложниках у двух диктаторов. А тут еще и террор пришел на немецкую землю…

Но сперва немного статистики, свежей, приведенной совсем недавно «Немецкой волной». За неполный год, со дня «Ночи отрытых границ», популярность фрау Бундесканцлер снизилась с 43% (начало сентября 2015) до 34% (конец июля 2016); 50% жителей Германии боятся находится в местах большого скопления людей; 52% считают июльские теракты «прямым следствием политики федерального канцлера Ангелы Меркель относительно беженцев» и, на десерт, только 8% «полностью согласны с позицией Меркель относительно беженцев и ее знаменитой фразой «Мы справимся»». «Грустно, девушки», говорил в таких случаях известный сын турецкоподданого. И был, как обычно, прав.

К этой грусти следует добавить еще и тяжелое разочарование «интеграционными результатами», продемонстрированными Новогодней ночью в Кёльне и еще ряде городов Европы; победное шествие праворадикальных бульбометов вроде AfD, NPD, Pegida, Front National и прочих им подобных; растущую поляризацию общества; террор, добравшийся до Германии…

18 июля, Вюрцбург, 17-летний беженец, вооруженный топором и ножом тяжело ранил нескольких пассажиров регионального поезда и прохожих. Застрелен полицией.

22 июля, Мюнхен, 18-летний иранец (родился уже в Германии) застрелил 9 человек и себя. Полиция говорит о «психических проблемах», которые имел террорист.

24 июля, Ансбах, 27-летний сирийский беженец подорвал бомбу у входа на музыкальный фестиваль. 12 человек ранены, террорист погиб. И здесь речь о психическом здоровье террориста.

24 июля, Ройтлинген, 21-летний сирийский беженец убил мачетой одну женщину и ранил еще 4-х. Водитель автомобиля, наблюдавший атаку, сбил нападавшего.

В этих сообщениях много общего. Во-первых, три из запланированных терактов произошли в Баварии (нападение в Ройтлингене пока квалифицируется полицией как семейная драма – убитая была знакомой убийцы); во-вторых, три нападения организовали беженцы, причем в одном случае ни национальность, ни личность нападавшего до сих пор неизвестна; в двух случаях полиция поспешила заявить о «психических расстройствах» террористов.

На этом последнем остановимся на минуту и послушаем вот это.

Сразу после кровавой июльской недели, многие политики потребовали ускоренного отправления опасных беженцев назад, в страну проживания. На это тут же отреагировал «зеленый» Кретчмар (Баден-Вюртенберг). По его мнению, отправлять беженцев назад нельзя, потому что существует закон, «запрещающий отправлять людей туда, где их жизни грозит опасность». Подождите, подождите, херр Премьер, правильно ли я поняла: потенциального самоубийцу, готовящегося прихватить с собой в увлекательное путешествие к райским девственницам еще несколько десятков или даже сотен человек, такого человека нельзя отправить домой, потому что там его драгоценной жизни грозит теоретическая опасность? Вы-то сами понимаете, что сейчас сказали?

И еще. После теракта в Ройтлингине, моя родная газета «Die Rheinpfalz» поспешила успокоить: наезд на вооруженного бандита был неумышленным, иначе водителю пришлось бы предстать перед судом за умышленное покушение на убийство.

И последнее. После того, как полиция застрелила «вюрцбургского дровосека», тоже последовало сообщение, что действовала полиция исключительно в целях самообороны.

Террористы, по моему мнению, – все без исключения – люди с психическими отклонениями, совершенно независимо от того, как их зовут и что они кричат: «хайль Хитлер!», «русский мир!» или «Аллах акбар!», но почему читая приведенные выше цитаты, меня не покидает ощущение, что некоторым политикам и журналистам тоже следовало бы обратиться к соответствующим специалистам-медикам? Почему, а?

Ну и наконец, следуя завету великого Чехова в любой ситуации находить что-нибудь положительное, сообщу, что и в событии 05.09.2015 тоже есть положительный момент. Его мало кто заметил, но он присутствует. После этой сентябрьской ночи из германских средств массовой информации напрочь исчез целый вид «городских сумасшедших», тех, что ранее на все лады требовали признания прав на убежище «экономических беженцев».

 

***

 

Итак, дорогие гости, я все сказала. Добавлю лишь несколько слов относительно эпиграфа. Никогда, ни при каких обстоятельствах, не забывайте о том, что «кто-то злой и умелый» поставил целью развалить мировой порядок. И у этого «кого-то» альтернативы нет – руководимая им империя рушится на глазах – он будет идти до конца. Самый верный способ достичь цели – нагнетать страх, наводить ужас и довести нас – европейцев – до такого состояния, когда нам станет все равно, «что придет», лишь бы прекратился ужас настоящего. Чтобы мы, подобно тем, зимним и примороженным, вышли на улицы и скандировали в тоске по порядку: «Путин!». Но такой «порядок» здесь уже был, а в России царит и поныне.

Помните это.

Ирина Бирна,                                                                                                  Neustadt, 04.08.2016

[1] В ночь на 5 сентября 2015 г. фрау Меркель открыла границу для неконтролируемого прохода беженцев, скопившихся в Австрии. Таким образом в страну – и ни о чем не подозревающую Европу – хлынули десятки тысяч людей с фальшивыми документами или вообще без них.

[2] Вот, например, что ответил некий случайный турок на вопрос корреспондента (прозвучало в DLF): «Президент Эрдоган пообещал вывести Турцию в ряды мировых держав и мы верим нашему Президенту! Если он потребует от нас выйти на улицы и стоять здесь годами, мы выполним его требование!»

Ein Gedanke zu “Записки из сумасшедшего дома

  1. Уважаемая Ирина, как всегда, статья удивительной глубины! Жаль однако, что она доступна лишь рускоязычной аудитории. Мне думается, что именно эта Ваша статья была бы очень интересна для немецких социалных сетей и блогов…

    С уважением,
    Сергей

    Gefällt mir

Kommentar verfassen

Trage deine Daten unten ein oder klicke ein Icon um dich einzuloggen:

WordPress.com-Logo

Du kommentierst mit Deinem WordPress.com-Konto. Abmelden / Ändern )

Twitter-Bild

Du kommentierst mit Deinem Twitter-Konto. Abmelden / Ändern )

Facebook-Foto

Du kommentierst mit Deinem Facebook-Konto. Abmelden / Ändern )

Google+ Foto

Du kommentierst mit Deinem Google+-Konto. Abmelden / Ändern )

Verbinde mit %s