Нидерландское «Nее»

Результат референдума ушел со страниц и экранов и растворился в иных будничных событиях и проблемах. Вместе с ним унялись и эмоции, остыл горячечный поиск «виновных» и начался обычный рабочий процесс.

Публикации и комментарии как западных, так и украинских СМИ, мало что объясняли или добавляли к сложившемуся перед опросом status quo, кроме головных болей. Не желая утомлять задерганного читателя, рискую ниже предложить собственный каталог мигреней по степени убывания интенсивности.

  1. Самая больная голова сегодня у ЕС, а Брюссель может быть назначен «Столицей Головной Боли». Результат референдума – прямое следствие вялотекущей политики противостояния неонацистским, а порой и откровенно фашистским течениям в Европе. Результат референдума – следствие заигрывания и экспериментов на поле «прямой демократии». Результат референдума – предупреждение европейским политикам, а не украинским.
  2. Следующим пациентом является Великобритания. Через два месяца там тоже пройдет референдум. Учитывая то, что вопрос будет стоять не об Украине, а будущем собственной страны, можно ожидать, что 23 июня к урнам выйдет гораздо больше, чем 30% британцев. Чтобы сейчас не говорили некоторые политики и обозреватели, какие бы плюсы с минусами не сравнивали, на каких бы весах не взвешивали, брексит похоронит Европу. И, разумеется, Великобританию. У Правительства Ее Величества осталось совсем немного времени для того, чтобы предотвратить катастрофу. С этой точки зрения голландский колокольчик прозвенел как нельзя вовремя.
  3. Головная боль средней интенсивности должна поселиться во всех европейских политических головах. Если Европа собирается выжить в соседстве с Россией, ей необходимо срочно определиться с полномочиями Европарламента; выделить важнейшие направления во внешней и внутренней политике, и выработать механизмы принятия решений по этим направлениям; принятые решения должны быть обязательными для исполнения всеми участниками; необходимо интенсифицировать поиск баланса между национальными интересами и общеевропейскими устремлениями; Европе наконец нужна активная, агрессивная, стратегия борьбы против «евроскептиков» давно переросших в евроврагов. Европа может выжить лишь как целое.
  4. Мигреневые приступы не могут не беспокоить европейских партнеров еще и потому, что референдум показал опасность заигрывания с так называемой «прямой демократией». Идея сама по себе недурна, но, как уже показал пример Швейцарии, имеет естественные границы, связанные прежде всего с психологией толпы. То есть несет в себе конфликт между стратегическими целями государства и одномоментной реакцией части населения на информацию об изменениях ситуации внутри страны или за ее пределами. Устраивать референдумы по поводу малейшего изменения политической, социальной, экономической или иной любой конъюнктуры, – значит следовать истерии толпы. Найти баланс между долгосрочным доверием правительству и кругом тем, в которые допустимо сиюминутное вмешательство населения – задача экзистенциальная для современной демократии.
  5. Украинские головные боли должны быть вызваны не результатами референдума – пошло сейчас говорить, но результаты не вызывали никакого сомнения задолго до его проведения, – а внутриполитической ситуацией. Страна, с трех сторон окруженная агрессором, до отказа набитая вражескими профессиональными шпионами, террористами и агитаторами, страна, определенный процент населения которой с разной степенью открытости симпатизирует агрессору, а часть элиты финансируется им, такая страна не может себе позволить роскоши перманентных политических скандалов, внутрипарламетских разборок и прочей имитации парламентаризма.

 

* * *

 

Ассоциация будет конечно же ратифицирована. С Нидерландами будут работать, будут искать компромиссы, составлять дополнительные соглашения, «идти на уступки» – т.е. пойдет нормальный демократический процесс поисков решения. Брюссель, Гаага, Берлин, Лондон и все остальные столицы выводы уже сделали. Дело за Киевом. А вот тут-то мне начинает казаться, что самая большая головная боль таки-да наша, украинская.

Потому что отношение к власти прежнее – имперское. Во власть рвутся не ради Украины, а ради власти. Рвение это сопровождается интригами, склоками, провокациями. Вот почему все попытки победить коррупцию носят декларативный характер.

И конца этому не видно.

 

* * *

 

В заключение несколько пояснений к п. 4.

Референдумы проводить по любому поводу, а то вообще без всякого, стало модным. Почему-то считается, что референдум выражает мнение народа по вопросу (ам), вынесенному (ым) на обсуждение. Вот именно здесь я хотела бы выразить сомнение.

Мне кажется, что референдумы как таковые следует разделить на две группы. К первой отнесу те, где население точно и ясно представляет, за что или против чего выступает, т.е. четко видит перед глазами перспективу, последствия и, следовательно, отдает себе отчет в той ответственности, которая определяет легкость руки, бросающей бюллетень в ящик. Вторая группа, как читатель уже догадался, – полная противоположность первой. Здесь мы имеем дело с вопросами, решению которых население никак помочь не может в силу естественной отдаленности от проблемы, «мнение» же населения тем или иным образом сформировано и оформлено СМИ и оппозицией. Здесь оппозиция ведет беспроигрышную «игру на страхе» и, следовательно, результаты подобных «референдумов» практически всегда предсказуемы.

Для того и выбирают с регулярной периодичностью правительства, чтобы относительно узкий круг специалистов-политиков на основе информации, предоставляемой целой армией экспертов, реагировал на ежедневные вызовы не упуская из виду стратегические цели развития государства. Вмешательство «широких слоев» населения в процесс, о котором они не имеют понятия, ни результатов, ни альтернатив которого видеть не могут, и, главное, – не несут никакой ответственности за последствия подобного вмешательства, не просто недопустимо, оно смертельно для демократии. Слов нет, – демократические институты и механизмы принятия решений несовершенны, и постоянная их оптимизация – одна из важнейших задач политики. Но отсюда не следует выводить, что любой вопрос может быть вынесен на широкое обсуждение.

 

Совершенно очевидно, что народ Нидерландов ни малейшего понятия не имел ни о политических, ни о стратегических, ни об экономических, ни о социальных и о любых других последствиях своего «волеизъявления». Народ нидерландский, как и любой другой на его месте, гнал к урнам страх за собственный кошелек. Ни больше и ни меньше. Вся информация, которой владели головы голосовавших, сводилась к простой бытовой – кастрюльной – формуле: Европа в очередной раз расширяется; нам навязывают нищую страну, которая сядет на нашу, и без того тончающую день ото дня, шею. Что нам это сулит: новые налоги, безработицу, снижение социальной помощи… Или нам мало Греции? Или беженцев?[1]

То, что правительство королевства Нидерландов вынесло на обсуждение вопрос об ассоциации с Украиной, объяснить можно «болезнью роста» прямой демократии. Уже сама постановка вопроса о том, как быть с результатами референдума, говорит о «молочных зубах» дитяти. С одной стороны, результаты не имеют никаких юридических последствий, с другой – игнорировать мнение подавляющего большинства пришедших к урнам, – ответственность, которую не возьмет на себя ни одна политическая партия.

В равной же мере юридической terra incognita является и отношение сообщества к референдумам, проводимым отдельными членами по вопросам, касающихся будущего всего сообщества.

Одно дело решать вопрос о ношении паранджи в общественных местах, и совсем другое – о будущем всей Европы.

 

Ирина Бирна,                                                                                                Neustadt, 13.04.16

[1]
Не следует бросать в меня камнями и обвинять в обобщениях или ретроградстве. Речь здесь лишь о том, что вряд ли кто-то из голландцев, совершенно независимо от того, голосовал он «за Украину», «против» или игнорировал референдум, действительно задумывался о стратегическом раскладе сил, опасности для Европы установления в Украине диктатуры по образцу российской, или был знаком с моделями возможного развития континента и роли в них Украины с ее экономическим, научно-техническим и социальным потенциалом… Согласитесь, голосовал ли наш голландец или игнорировал – действовал он эмоционально. Рационально он действовать не мог, ввиду отсутствия минимальной информации.

Kommentar verfassen

Trage deine Daten unten ein oder klicke ein Icon um dich einzuloggen:

WordPress.com-Logo

Du kommentierst mit Deinem WordPress.com-Konto. Abmelden / Ändern )

Twitter-Bild

Du kommentierst mit Deinem Twitter-Konto. Abmelden / Ändern )

Facebook-Foto

Du kommentierst mit Deinem Facebook-Konto. Abmelden / Ändern )

Google+ Foto

Du kommentierst mit Deinem Google+-Konto. Abmelden / Ändern )

Verbinde mit %s