Вдогонку

Только вчера вечером отправила на каспаров.ру очередной текст («Новости русской географии»), а сегодня уже получаю подтверждение высказанных в нем опасений.

«Президент Владимир Путин в четверг, 24 марта, посетил съезд Российского союза промышленников и предпринимателей, а после встретился с крупнейшими бизнесменами за закрытыми дверями. <…> В закрытой части президент говорил в основном о геополитике, а не об экономике <…>

На закрытой части встречи с Путиным поднимался вопрос о судьбе активов российских бизнесменов на (курсив здесь и далее мой, – иб) Украине <…> Вопрос относился к тому, надо ли продавать активы на Украине или стоит ждать, что ситуация изменится к лучшему <…>, Путин не рекомендовал российским бизнесменам продавать украинские активы. Президент дал понять, что власть там может смениться, а бизнес и Украина останутся <…>».

http://www.rbc.ru/economics/25/03/2016/56f46e9b9a79471b7f949c64

 

Как видим, о роли участия российского капитала в украинской экономике мнения президента-диктатора и его ярого противника-демократа трогательно совпадают. Причем до грамматически выраженного презрения к Украине. Разница лишь в том, что первый рад бы увеличить плечо российского финансового рычага давления, но, по понятным причинам, не может, что и пытается сделать второй.

И не важно, что г-н Иноземцев делает это из добрых и благородных побуждений помочь Украине, как сам об этом говорит. Инъекция капиталом страны-агрессора может стать тем самым «уколом счастья», который и похоронит все надежды Украины на чистое и счастливое будущее.

Мораль: если диктатор и оппозиционный демократ стоят на одной и той же имперской националистической платформе, то и цели их неизбежно совпадают. Совершенно независимо от риторики. А отсюда следует, что совпадут и средства, случись чудо и выиграй демократ президентские выборы.

Так что и волноваться о сфабрикованных результатах выборов не стоит: Яблоко, сколько оно не кричи о своей демократичности, все равно падает в известной близости от имперского ствола. It’s mechanics, stupid!

 

Ирина Бирна,                                                                                                Neustadt, 25.03.2016

Новости русской географии

Случаются в природе личности, будто сошедшие со страниц знакомых с детства книг, или, сегодня, – с дисплеев. Встречаешь такого добряка как старого знакомого: и на сердце тепло, и в желудке такая, знаете, пустота предаперитивная – вот сядем сейчас да рюмаху, да закусочку острую и горячую, да разговор по душам за политику… И высшая степень этого чувства, архипревосходнейшая – это когда встречаешь того, кто с твоих собственных страниц сошел… Если бы мне пришлось искать иллюстрацию к циклу статей о мирозлюбивом дуализме[1] русской души, то наряду с упоминавшимися мною классиками – Пушкиным, Достоевским, Чеховым и тысячами других (не упоминавшимися), нет живее примера, чем г-н Иноземцев Владислав.

Мне уже доводилось довольно подробно анализировать его статистически-экономическую эквилибристику с помощью которой уважаемый автор силился доказать невозможность распада России по национальным границам. Несколько дней назад отважный оппозиционер путинского режима решил облегчить жизнь украинских политиков (Остров НовоРуссия, 17.03.16, сноб). Перед читателем очередной аnamnesis morbi души русской блукающей в дремучих кущах оппозиционного прославления путинского режима и популяризации его «идей». И дело даже не в том, что предложения нашего демократа могли прорасти только и именно на имперском навозе, а в том, что они демонстрируют категоричность ментального Лимеса, разделившего «братские» народы. Виной здесь вовсе не Майданы – ни Первый и ни Второй, и не Путин, и не оккупация Крыма или в война на востоке, нет – это всё следствия, это всё события, выбросившие на поверхность ту самую ментальную стену.

Дело в глубинной, на генетическом уровне укоренившейся, имперскости российского менталитета. И, если на уровне «народа» доказательства всегда наталкиваются на известные противоаргументы, колеблющиеся между «дремучестью» и «подтасовкой результатов опросов», то имперские рудиментарные рожки или ушки так или иначе выглядывающие из значительного большинства публикаций и заявлений демократической оппозиции, не оставляют свободы толкования.

Статья Владислава Иноземцева – лучшая иллюстрация к сказанному.

Я не буду останавливаться на каждом аргументе автора – статья тем и хороша, что здесь нет ни одного пустого предложения, каждое несет нагрузку, каждое передает политическое послание. Чего, скажем, стоит обвинение Украины в «насаждении украинского языка», ««новаторские» – у автора именно в кавычках – исторические исследования», или «стремление к большей экономической автономии»! Автору не странно, что простой заменой названия страны все восклицания его превращаются не просто в нонсенс, а в прямое и недопустимое вмешательство во внутренние дела другого государства. Представьте себе Францию, обвиняющую Германию в «насаждении немецкого языка» в Саарланде. Причем сразу после того, как Саарланд по желанию населения «ушел» от Франции в Германию. Представьте себе Польшу, навязывающую той же Германии свое видение истории или, наоборот, Германию, отказывающую Польше в праве на экономическую автономию! О полной экономической эмансипации Украины автор-демократ даже и не помышляет, одна степень автономии (большая-меньшая) уже видится ему роковой ошибкой украинской политики.

Повторяю: анализ всех аргументов автора в пользу его идеи о том, что Украина должна назвать себя «НовоРоссией» и стать под этой новой вывеской «лучшей» Россией, занял бы неоправданно много времени и компьютерной памяти. Рассмотрим лучше одно лишь предложение автора. Выбрано оно мною потому, что в отличии от остального текста, содержит конкретное предложение по воплощению ньювасюковского проекта «НовоРуссии».

Здесь, как и во многих других статьях, я хочу еще и еще раз подчеркнуть: у меня не вызывает никакого сомнения искренность автора, т.е. тот факт, что аргументы, им приведенные, придуманы и выстраданы им самим, выложены от чистого сердца и в стремлении помочь. Единственное, что подводит его, это диагностированное уже ранее мирозлюбивое раздвоение души, мешающее трезво смотреть в западном и юго-западном направлениях.

Итак, рассмотрим следующее предложение автора: «Украине как никогда нужна энергия и капиталы критически относящихся к Путину россиян — только они могут поднять ее экономику, а не ЕС или МВФ <…>». В этом заявлении, на мой взгляд, спорно все. Но давайте по порядку.

  1. Кто такие эти загадочные россияне, «критически относящиеся к Путину» и готовые вкладывать в украинскую экономику? Это важно, потому что вопрос, сформулированный не в Москве, а в Киеве звучит не «Как относится тот или иной бизнесмен к Путину?», но, во-первых, «как относится он к империи», и, во-вторых, в его принадлежности к ней. Поясню. Любой индивидуум, стоящий на позициях сохранения границ России, а к таковым относится и сам г-н Иноземцев, не может не рассматривать Украину как часть «русского мира» (ср. цитируемая статья: «<…> инвестиций на Украину», т.е. не в независимое и суверенное государство, а на часть территории другого государства – России), в какой бы ипостаси последний не воскресал. Следовательно, полагаясь на капиталы подобного «критика Путина» запускает Украина в свою экономику имперского крота. С другой стороны, оставаясь гражданином империи, рискует вкладчик в любую минуту потерять свои украинские вложения в пользу России. Причины – отторжения, ареста, экспроприации и т.д. – всегда под рукой, а отношение Путина к международным законам, гарантиям и договорам известны. Во мгновение ока активы критика могут стать активами любого из друзей. Для тех же скептиков, кто попытается сейчас обвинить меня в шпиономании, напомню, что все попытки российского «частного» капитала внедриться в западные стратегические сферы экономики под видом «помощи» во времена кризиса 2008 г. были резко пресечены в зародыше – Deutsche Telekom, Opel, Airbus – лишь несколько примеров. При этом правительство Германии мало интересовала степень любви или нелюбви инвестора к Путину. Почему Украина, находящаяся в состоянии войны с Россией, должна допустить в свою экономику капиталы агрессора?
  2. Россия сегодня, как известно, государство, управляемое КГБ (некоторые добавляют «бывшими сотрудниками», забывая, что бывших в КГБ нет и быть не может по определению). Так вот мой вопрос к автору: возможно ли различить капиталы, «убегающие» из России по степени «критичности» режиму? Другими словами, если режим Путина увидит возможность через подставных лиц, «критиков», внедриться в украинскую экономику, упустит ли он эту возможность?
  3. Россия сегодня, как известно, государство мафиозно-олигархическое. Мой следующий вопрос к автору: возможно ли различить «убегающие» российские капиталы по степени «чистоты»? Другими словами, какая часть капиталов «убегает» лишь до следующей «моющей машины»? После того, как США занялись швейцарской и лихтенштайнской банковскими тайнами, ФИФА и УЕФА, и некоторыми другими местами российских вкладов, возможности отмывания мафиозных доходов значительно сократились. Так вот, формулируя иначе, не уготована ли Украине, учитывая коррумпированность некоторой части ее политики и значительной части экономики, роль ближайшей мойки?
  4. Хорошо известно, что значительная часть российских капиталов уходит на подкуп и разложение западной политической, интеллектуальной и экономической элиты, подкормку «левых», «правых», неонацистских и любых других партий, имеющих целью так или иначе расшатать существующий либеральный порядок в Европе. Может ли г-н Иноземцев привести какие-либо гарантии того, что поток «бегущего» капитала не замутнен ручейками или реками, берущими свое начало в Кремле или на Лубянке и предназначенными именно для подкупа? В случае Украины это сыграло бы роковую роль, согласитесь.
  5. И последнее. Не кажется ли уважаемому автору, что это его «<…> только они могут поднять ее экономику, а не ЕС или МВФ <…>» (курсив мой, – иб) в отношении российского капитала, звучит эдаким ультиматумом? Угрозой даже? Более того, не озвучена ли была эта мысль, в иных, конечно же, формулировках, тем самым ненавистным Путиным, от которого все горе на Руси? Или мне это так кажется? А скепсис по отношению к способностям ЕС и МВФ помочь украинской экономике, не имеет ли он еще более ярко выраженный кремлевский адрес и годков ему от рождения уже около двух с половиной?

Как видим из приведенного анализа, демократический велосипед, собранный из деталей, утащенных с имперского склада, всегда оборачивается танком. И результат сборки совершенно не зависит от накала, искренности или интенсивности демократических заклинаний и приплясываний, сопровождающих процесс.

В этом главное ментальное наше различие: мы поменяли не кладовщика, а склад и желаем теперь лишь одного: дайте нам спокойно довести сборку до конца!

 

Ирина Бирна,                                                                                                                Neustadt, 24.03.16

[1]См. «Украина Война Год второй», И. Бирна, «Литературный европеец», 2015, Франкфурт-на-Майне, 216 стр., или на блоге: ibirna.com

Об «исторической перспективе» или футуристической ретроспективе

Несколько частных замечаний о том, стоит ли отбирать хлеб у коллег по цеху

 

«А чего тут понимать?

Где хошь, говорит, найду и горло перережу!»

Косой, «Джентльмены удачи»

 

 

Статья г-на министра иностранных дел РФ Сергея Лаврова, опубликованная на сайте http://www.globalaffairs.ru/globalprocesses/IstoricheskayaperspektivavneshneipolitikiRossii-18017, добавляет обидно мало к общей картине состояния души человека, отвечающего лично за все кровавые гнусности российской политики в той же мере, что и небезызвестный коллега его, херр Йоахим фон Риббентроп.

Статью, с точки зрения внутреннего потребителя, заслуживающую лаконичного и классического: «Интереснее всего в этом вранье то, что оно – вранье от первого до последнего слова» (М. Булгаков, «Мастер и Маргарита»), прекрасно проанализировал Игорь Яковенко (Патриотизм и идиотизм, Игорь Яковенко, каспаров.ру, 19-03-2016).

И все же меня терзает вопрос: «Зачем?» Зачем министру, загруженному последние два года так, что он и в бане-то бывал всего ничего, пару, может, каких-то раз, зачем ему бросать всё – и Сирию, и Украину, и санкции «партнеров», и газ с нефтью, и еще много-много разных строек и ремонтов, затеянных Россией в целях «оздоровления мировой политики» (С. Лавров), и переносить на бумагу дешевые исторические, политические и экономические сентенции, в которые сам не верит? Зачем ему, занятому и серьезному, вторгаться на тучные бюджетные поля пропаганды, где кормятся уже мириады «специалистов» – от киселевых до депутатов, от михалковых до доцентов-телевизионщиков?

 

Статья, насколько я поняла ее смысл, содержит несколько посланий. Первым и важнейшим является послание о «непрерывности истории». Главная идея в том, что политика «<…> великого князя Александра Невского <…> мудрая, дальновидная <…>, осталась в наших генах». Речь, напомню, о политике уничтожения и порабощения соседей руками иных народов. Для «святого» и его московских последышей это были татары, 300 лет выступавшие основной карательной силой[1] против княжеств Киевской Руси; для Сталина – немцы, положившие к ногам отца народов Европу. Здесь, замечу в скобках, я совершенно разделяю справедливое негодование г-на министра в адрес тех, кто пытается «<…> поставить советский режим на одну доску с нацизмом, возложить на него часть ответственности за развязывание Второй мировой войны». По масштабам и уровню преступлений против человечества советский режим действительно на одну доску с нацизмом ставить нельзя ни в абсолютном, ни в относительном измерении, и уж совершенно недопустимо возлагать часть ответственности за развязывание Второй мировой войны на того, чья доля сягает далеко за скромные 50%!

Далее г-н министр уверяет, что Русь после «ига», т.е. после того, как Московия наконец избавилась от союзника, «<…> и на Западе, и на Востоке стали рассматривать как своего рода наследника павшей в 1453 г. Византийской империи». Вот так, друзья. До этого еще не додумался ни один русский «историк»: претензии на территорию Византии, вот уже пять веков определяющие российскую внешнюю политику, толкающие ее на бесконечные войны, не только легитимны, но и признаны «и на Западе, и на Востоке».

Непосредственно за Византией следует откровение: «<…> энергично развивающееся государство не может не пытаться осуществить рывок вперед с опорой на современные технологии, что не означает обязательного отказа от своего «культурного кода»». Здесь именно то место, которое следует особенно читать. Иначе просто не понять, что значит «энергично развивающееся государство»? Куда оно «энергично развивается», если у него нет «современных технологий»?! – а в России не то, что технологий современных – школ не было. Первая школа появилась тогда, когда в Европе университеты насчитывали многовековую историю, а Ньютон сформулировал первые законы механики (Н. Усков). Дело просто: энергично развивалась Россия вширь – захватывая все новые и новые территории, порабощая все новые и новые народы. Соседи же западные с подобным «развитием» согласны не были, более того, имели все основания опасаться, что их же технологии будут вскоре использованы против самих изобретателей. Потому что завоевание новых и новых земель, порабощение новых и новых народов, – и есть тот «культурный код», с которым не желает расставаться Россия.

Итак, из приведенных цитат можно сделать три важнейших вывода:

  1. Российская политика остается неизменной на протяжении вот уже 8-ми веков и строится на принципах коварства, предательства союзников, перманентного расширения за счет соседних территорий и порабощения их населения;
  2. Российские претензии на наследство Византии с повестки дня не сняты; геополитические интересы России на Балканах и Ближнем Востоке, в Греции и иных регионах, рано или поздно должны быть удовлетворены;
  3. Россия имеет законное право на западные технологии; отказ предоставить ей последние – часть политики «сдерживания», которая не останется без ответа.

Во второй части статьи силится автор сколотить некий союз из «бурно развивающихся экономик», ставших, по его мнению, «новыми крупными центрами силы» и «политического влияния» против «унылого однообразия в рамках единой – западной – системы координат». К сожалению, для читателя остается неясным, какое отношение к «бурно развивающимся экономикам» имеет Россия, и на каких правах стремится возглавить предполагаемый союз. Но это и не важно, послание, заключенное в этой части статьи понятно: усилия России будут направлены на то, чтобы «разрушить сложившуюся международную систему».

«<…> наши подходы (во внешней политике, – иб) разделяет сегодня большинство государств мира, включая китайских партнеров, другие страны БРИКС, ШОС, наших друзей в ЕАЭС, ОДКБ, СНГ. Другими словами, можно сказать, что Россия борется не против кого-то, а за решение всех вопросов на равноправной, взаимоуважительной основе, что только и может быть надежным фундаментом долгосрочного оздоровления международных отношений.» Это уже цитата из третьей, заключительной части, где автор призывает объединить усилия для решения важнейших мировых проблем, а не отвлекаться «надуманными».

 

* * *

 

Итак, давайте вернемся к нашему «Зачем?»

И ответим на него так.

Статья ведь написана не для нас – не для Игоря Яковенко, не для Ирины Бирны и не для Ивана Среднестатистического с его Марьей. Министры иностранных дел вкладывают свое драгоценнейшее время в опусы, предназначенные на экспорт. Статья г-на министра – это послание; это – знак; это – направление; это, как принято выражаться, – Road Map. Статью прочитали и изучили специалисты от докторантов университетов до аналитиков разведки. Результаты их анализов легли на столы тех, кто принимает решения: канцлеров, премьер министров, президентов. Причем не только западных. Кто-то из них нашел в ней приглашение заняться демонтажем существующего миропорядка, т.е. попросту попытаться экспроприировать то, за что Запад – совершенно законно – требует сегодня денег или услуг; иные получили предупреждение удержаться от попыток сдерживания России в деле «оздоровления международных отношений». И первые, и вторые должны понять, – и в этом, по моему главный смысл послания, – что политика России имеет «генетические» корни, следовательно, конфликты, террор, аннексии, беженцы, подкормка неонацистских партий и движений и многое другое, что называется гибридной войной, – все это будет продолжаться до тех пор, пока «партнеры» не поймут, что в мире есть две реальности: российская и фальшивая. И только в первой возможны компромиссы и соглашения.

Другими словами, статья г-на министра ни больше и ни меньше, как развернутая цитата, вынесенная мною в эпиграф. Для того, чтобы донести «партнерам» простую мысль, уложившуюся в 6 слов уголовника Косого, опытному и мудрому дипломату потребовалось целых 8 страниц убористого текста! Факт, свидетельствующий не об умственной потенции г-на министра, но о сложности работы с людьми, живущими в иной реальности.

 

Ирина Бирна,                                                                                                                Neustadt, 23.03.16

[1]В российском словоупотреблении понятия «карательная сила» и «объединяющая сила» – синонимы.

Он ничего не знал

Гигиенически-патриотическое трио для «нового» меццо-сопрано, цинично-персонального баритона и просто так себе тенора.

Музыка народная. Текст оригинальный.

 

«Мысль, конечно, жиденькая.

Да и исполнение будет убогим.»

Илья Ильф и Евгений Петров,

«Золотой теленок»

I

 

Сразу должна оговориться: это моя первая примерка узкой мантии музыкального критика, поэтому прошу утонченную публику не судить строго и простить a priori неминуемые морщинки и складки на ней – ведь сколько перед зеркалом не вертись, сколько не поправляй и не одергивай, а тренированный глаз эксперта сразу отличит вынужденную скованность костюма дилетанта от наброшенной небрежно робы истинного художника.

Прежде чем приступить к критике прослушанного произведения, позвольте провести небольшой мысленный эксперимент. Вам не потребуется никаких вспомогательных средств или финансовых вложений – одна лишь сила воображения.

Итак, представьте себе, дорогой читатель: вы – Президент; вы президент страны, нет, простите – Державы – гордой, предельно духовной, окруженной врагами. Это важно: гордой и врагами. Это запомнить надо. Вас обидели. Обидели, разумеется, бездуховные враги, больше некому – народ вас обожает – а вот какой-то там «сэр» прилепил к вашей чистейшей жилетке «вероятного» утвердителя гнусного убийства. Ваши действия? Ответить? Разумеется! Но как? Для ответа есть у вас лавроврущие министры и бьющиеся в падучей перед камерами шуты – этим верят 86% вашего народа. Но есть еще 14%, которые держат себя за что-то особенное, которым подавай нечто более утонченное, нечто под соусом протеста и критики. Кроме этих жалких процентов, есть еще соотечественники за рубежом, которых вы обещали спасти; есть и иностранная публика, которой уже недостаточно «тудейной рашки» для поддержания равновесия «ошрёдеризированных» душ. Как бы вы поступили? Я бы завела себе для этой публики оппозицию.

Именно оппозицией и было исполнено вокальное произведение, к разбору которого, помолясь, приступаю.

Уже с первых нот, с первых звуков меццо-сопрано (Ю. Л. – «Новая…») слушатель погружается в ляйтмотив, который будет преследовать его на протяжении всего произведения, виртуозно переходя от исполнителя к исполнителю: «Он ничего не знал… он ничего не знал… он н-и-ч-е-г-о-о-о-о-ш-е-н-ь-к-и не знал!» Меццо-сопрано обрушивается на слушателя холодным душем жестких формулировок – vivacissimo, переходящее местами в presto aggressive: «<…> авантюрист, игрок, обученный только одному — дезинформировать и разводить <…>». Голос растет, крепчает металлом, ему чужды полутона: «<…> работал на свержение режима Путина <…> с помощью чудовищной, невообразимой геббельсовщины. Потому что ничего (здесь и далее курсив – мой, иб) другого не умел и не знал <…>».

И в этом металле тончайшей нитью, нежно и ненавязчиво (andante naive) слышна тема глупости всех тех, кто поверил в какие-то там «наркотики через Петербургский порт» («Какие наркотики? Какой, к черту, порт?!»), «русскую мафию» и «коррумпированную Россию», высосанные из неизвестно когда последний раз мытых пальцев. Слушатель буквально видит эти пальцы перед глазами и ощущает природное отвращение.

Тему, в момент апогея отвращения, подхватывает баритон-циник (А. Н., – «внезапно и частично чуть поумневший» – Сергей Григорьянц). В его lento вариациях обретает она трагично-мудрые ноты не лишенные присущей исполнителю иронии: «Но кто бы ни совершил это преступление (sic!, великодушная публика, именно sic!!), <…> Литвиненко убили зря. Он действительно не знал ничего. И когда я с этой историей познакомился, я знакомился с протоколами, вот тут я могу сказать, я сильно загрустил. Мне стыдно за комитет, потому что после такого количества блестящих операций подобного типа в прошлом, доверить сложный вопрос двум идиотам из дешевой комедии. Которые бегали и пачкали полонием, которые пытались вербовать тупого повара, которые путали чайники и спускали полоний в канализацию. Которые, скажем так, дискредитировали ситуацию настолько, насколько вообще это можно было. И сделали это зря.»

Прониклись? Тут уж и глухой проникнется: тут и мудрость этого «я сам», и какие-то загадочные «протоколы» (английские? российские – допросов исполнителей? Еще какие-то, иные, долженствующие всплыть в нужное время?), и гордость за «такое количество блестящих операций подобного типа». Вот эта мудрая усталость эксперта, держащая слушателя в напряжении захватывающей дух близости государственной тайны, вынужденного говорить с профанами, вот она-то и есть то главное, что пленяет в мелодии, заставляет на мгновение забыться и млеть. Ну и конечно, «стыд за комитет»… это дорогого стоит. И здесь поражает слушателя новый, неожиданный поворот темы, вариация: «дутик»… «типичный дутик». Кто с этим «комитетским» словечком не знаком, охотно объясняет баритон его значение: пустышка, из которой злые коллеги делают опасную фигуру, вынуждая начальство принять экстренные меры. И вот уже перекликается тема невинно подставленного начальства с началом арии («<…> кто бы не совершил <…>).

От загрустившего над «протоколами» баритона тема переходит к так себе тенору (Х. К. «Туманность Л<…>»). Уже в прелюдии, исполненной в allegretto, тенор не оставляет сомнений в своих преференциях: «<…> наиболее политкорректно помянул великомученика А. Н<…>, назвав его симпатичным, приятным, но непосвященным с позиций отраслевых секретов парнем. <…> Тот фонтан пустотелых фантазий, который пролил в информационное пространство А. Литвиненко, не позволял ему быть принятым и в наш фан-клуб, причем в самых его вольных границах.» Ух, круто! Темп растет до vivace. Круто и талантливо. Талантливо и гуманно. И понятно всем: настолько ничего не знал покойничек, что даже в «фан-клуб» сочинителей остросюжетной прозы его бы не приняли! Фантазией не вышел? Во, лихо!

Но тенор еще не сказал, вернее, не пропел задуманного, тему еще развивать и развивать: «Какому имбецилу дискретных дел пришла в голову сама идея – пустить в расход откровенного балагура, зарабатывавшего на жизнь мягко выражаясь побасенками» – качает головой и разводит руками исполнитель, доводя, постоянно путаясь, слушателя до нужного градуса отторжения реальности: «Пой что хочешь, – говорит слушатель, – только отпусти душу на покаяние! Христом богом молю!» Таким достаточно завуалированным текстом удается «остросюжетному» тенору провести главную идею арии: «<…> дело то ли прирожденного сказочника, то ли конспиролога живет и процветает. Вооружившись информационным поводом, точно факелом просвещения, его наследники потащили из библиотечных запасников измышлизмы покойного.» Здесь перекликается тенор с меццо-сопрано (помните: «Какие наркотики? Какой, к черту, порт?!») Только теперь, в конце произведения, после того, как слушатель окончательно убедился в полной зряшности случившегося десять лет назад, звучит она мягче, moderato, как бы отпуская слушателя в интимную сферу собственных мыслей – сделать соответствующие выводы.

 

II

 

У меня характер такой, покладистый: спорить не люблю и везде, где только возможно, спора бегу. Я убеждена: никакая истина в споре не рождается, рождаются душевные синяки и философские афоризмы относительно интеллектуального уровня человечества. Поэтому моим любимым математическим методом является «доказательство от противного».

Я согласна с исполнителями: он таки-да ничего не знал.

Давайте вместе рассмотрим аргументы исполнителей.

Вот перед нами «два идиота из дешевой комедии», которым «доверили сложный вопрос», – это наш «персональный» баритон-циник. И еще им доверили $20-30 млн. – цена порции радиоактивного яда. Теперь представьте, дорогой слушатель, что у вас есть соизмеримое количество долларов. И есть мечта, цель, за которую вам долларов тех не жалко, т.е. цель «мы за ценой не постоим». Доверите ли вы свои миллионы «двум идиотам»? Ответ может быть лишь один и однозначный: «Нет». Ни один нормальный человек идиотам не то что миллионов долларов, рубля по его нынешнему курсу не доверит. Доверите ли им радиоактивное вещество, по следам которого, рано или поздно постучат в вашу дверь? И здесь мы вынуждены ответить отрицательно.

Ю. Л. убеждена, что убили Литвиненко «за книгу «ФСБ взрывает Россию» и за сотрудничество с сайтом кавказских боевиков «Кавказ-центр»»… нет, постойте, книгу «<…>ни одна иностранная газета, из просмотренных мною, <…> не упоминала»[1]. Значит – за сайт боевиков? Но там «<…> он регулярно публиковал фантастическую, высосанную из пальца дезу <…>»… Помилуйте, причем тут мотивация убийц и реакция западной прессы (даже если бы она была такой, как пытается убедить слушателей певица) на совершенное убийство? Убили за что-то, о чем потом пресса не упомянула, следовательно, сообщенная информация (книга) – деза, а источник ее – фантазер и сказочник? Странная, мягко говоря, логика, согласитесь. Во-первых, за что убили, не скажут нам даже исполнители, но лишь те, утвердившие «вероятно» (отдавая дань английской юридической вежливости), а во-вторых, где здесь доказательства уровня знания или незнания жертвы?

Х. К., к сожалению, мало приводит фактов или аргументов, более подвергая собственную фантазию поверке читательским восприятием. Из его теорий заговоров и предлагаемых вариантов более дешевого решения «проблемы Литвиненко» российской стороной, ни в коем случае невозможно вытянуть ну пусть бы полу аргумента, цементирующего «незнания» и «непосвященность» жертвы.

И тут я должна быть откровенной: некоторая информация «от Литвиненко» и «о Литвиненко», – в подаче СМИ, разумеется, – и у меня вызывала deja vu с неким кудлатым и розовощеким приятелем. Вы его тоже знаете, помните, на вопрос полицмейстера: «<…> не делатель ли (Путин) фальшивых бумажек, он (Литвиненко) отвечал, что делатель, и при этом случае рассказал анекдот о необыкновенной ловкости (Путина) <…>» Повторяю: это реакция на то, как подавала информацию «от Литвиненко» немецкая – в те годы – крайне пропутинская, – пресса.

Только вот выходит, как ни крути и ни жонглируй намеками на продолжающуюся вхожесть в «комитет», «незнание» Литвиненко было оценено двузначномиллионной долларовой суммой. Это лишь цена полония 210, остальные расходы на логистику, обеспечение, прикрытие, легенды, запасные варианты… – все это должно бы значительно превышать цену средства. И пусть публику не смущают запущенные в обиход знатоками цены себестоимости производства полония 210 – в условиях рабского труда России, стоимости сырья и первобытности технологий они очень даже могут быть реальными. Но в равной степени не вызывают никакого сомнения и миллионные их величины на международном рынке. Следовательно, избавляясь от «незнания» Литвиненко, некто пренебрег многомиллионной прибылью от продажи того же количества полония 210 по свободным ценам.

И еще один тезис, который выпал из аргументов нашего трио. Что это за «незнание» такое, что за такая «неинформированность», которая позволяет почти 6 лет водить за нос несколько разведок мира? На основании которой открыты многие уголовные дела? Арестован целый взвод русских мафиози, по поводу ареста которых так истерично протестовала Россия? Требовала их немедленной выдачи российскому «правосудию»? Да и с Петербургским портом тоже, как оказалось, – правда.

Следовательно, я вынуждена признать, что принятый изначально тезис «незнания» жертвы, несостоятелен. Что и требовалось доказать.

 

III

 

Теперь несколько слов о самой теме прослушанного произведения. Здесь следует остановиться на «оригинальности» текста и, отдельно, на его смысловой нагрузке.

Сравним вышеприведенные напевы со следующей темой: «Александр Литвиненко <…> служил в конвойных войсках. Никакими секретами не располагал. Он привлекался к уголовной ответственности в Российской Федерации за злоупотребление служебным положением, а именно за избиение граждан при задержании, когда был сотрудником безопасности, и за хищение взрывчатки. <…> Не было никакой необходимости куда-то бежать, он не является носителем вообще никаких секретов. Все, что он мог сказать негативного в отношении своей службы, где он раньше работал, он уже давно сказал, никакой новизны в его действиях уже быть не могло» – В. Путин, 01.02.2007. Тема, как видим, не новая, тональность на все последующие вариации была задана самим главным дирижером и балетмайстером «укоренившейся в РФ идиотии» (Х. К. цитируемая ария).

Новым является лишь уровень исполнения. До сих пор гигиеной полониевых ручек занимались личности второстепенные, из массовки и хора. Теперь же (Ю. Л. пропела свою арию в феврале 2015, по итогам лондонских публичных слушаний, А. Н. и Х. К. – год спустя, после доклада сэра Оуэна) запели солисты. И не только цитируемые. Гигиеническая операция ведется по всем направлениям.

По первому свистку из Кремля, туда несется наш дорогой Хорст («Победитель») единственно для того, чтобы доказать всему миру, что отравиться полонием 210 через рукопожатие невозможно.

За ним, но уже на Кубу, скачет, подобрав рясу, сослуживец балетмайстера и сливает ненавистным католикам тысячелетние скрепы, на которых зиждилась единственно верная и правильная до того церковь.

В Сирии с особым цинизмом интенсифицируются бомбежки кассетными бомбами детских садов и больниц – в том числе и «Врачей без границ», – для того только, чтобы через несколько недель объявить о выводе войск, о своей «заинтересованности в политическом решении конфликта», – трюк, с помощью которого можно рассчитывать на увеличение числа готовых пожать те же ручки.

Смысловой посыл темы прост и ясен, как глоток воды из стакана. Уважаемые исполнители не могут не знать, что одно лишь слово «незнание» по отношению к жертве, сводит все их фрондерские заявления и намеки на вину Кремля к полной бессмыслице. Любой читающий не может не увидеть конфликта между «незнанием» жертвы и уровнем операции по ее уничтожению. «Незнание» – это тот волшебный ключик, который открывает дверцу в царство невинности руководству России, низводит государственное преступление в ранг обычной бытовухи: эмоционально экзальтированные «бывшие» офицеры разведки, оскорбленные «предательством» коллеги, решаются на отчаянный шаг. В феврале 2012, та же «Новая газета» порадовала очередной «версией» российского следственного комитета, в этот раз – о соседях Лугового и Ковтуна, имеющих доступ к радиоактивным материалам – вот вам и источник, вот вам и ответ на вопрос «откуда у двух «бывших» деньги на полоний 210?»

«Незнание» жертвы делает Путина, вручающего Луговому орден и прячущего его под эгидой Думы, в самом худшем случае, мудрым отцом, понимающим тонкие чувства оскорбленного разведчика, но никак не преступником, утверждающим приказ на проведение радиоактивной атаки в центре европейской столицы.

 

IV

 

И последнее.

Как поступают с болтунами, лжецами и сказочниками возомнившими себя нашими врагами? Разве же их убивают? Одесская поговорка: «Иметь таких «друзей» – врагов не надо» – читаема зеркально в обеих направлениях. «Иметь таких «врагов» – друзей не надо» – совершенно справедливая мысль. Таких «врагов», каким был горе-фантаст Литвиненко, рисуемый нашими солистами, нужно желать, их звать нужно! О них следует заботиться, следить за тем, чтобы вредных привычек не имели; чтобы питались здоровой пищей, не экономили на ней; чтобы регулярно зарядку делали и раз в году чтобы – к врачам: зубному и для противораковой профилактики; чтоб у жен поводов их пилить не было; чтоб у детей в школе… Короче, нужно сделать все для того, чтобы они как можно дольше лгали, фантазировали и изгалялись. Рано или поздно, сперва люди серьезные, из разведок и спецслужб, а за ними и менее серьезные журналисты солидных изданий и, наконец, несерьезная бульварщина, поймут с кем дело имеют и конец такого фантаста будет ужасен. Кончит бедняга где-нибудь под мостом, на ворохе старых газет, в окружении таких же бездомных и пьяных. Отличать его от соседей по подстилке будет лишь космической величины долг адвокатам и обманутым им серьезным, менее серьезным и совсем несерьезным бывшим потребителям его фантазий.

Зачем же полонием? Зачем так сложно, тёмно, рисково?

Странно все это, странно.

Не проще ли предположить, что Литвиненко все-таки что-то да знал? Не все, конечно, но что-то. Во всяком случае нечто, за что стоило заплатить миллионы долларов, рисковать быть застуканным в компании «двух идиотов» и подставлять державу.

[1]Здесь певица лукавит – именно тогда, после смерти Литвиненко, я впервые не только услышала его имя, но и название книги. Интернет и газеты – немецко- и англоязычные – были полны упоминаний книги, как наиболее вероятной причины убийства. Кстати, интересный факт: я, разумеется, бросилась искать книгу в интернете. Русский вариант отсутствовал в продаже полностью, немецкий был заблокирован, а английский предлагали за умопомрачительные $400!

МН17: Всего один вопрос. Еще одна версия.

О МН17 писано-переписано. Вряд ли какая-либо тема была столько раз перекручена, пережевана, выжата, разложена и вновь сложена, но уже по новому проекту. Все, казалось бы, ясно и речь лишь о последних штрихах преступления. И, тем не менее, у меня есть один вопрос.

Куда летел украинский транспортный самолет, с которым русские «букоспецы» «перепутали» Боинг? Посмотрите на карту: маршрут Боинга юго-восток-восток – практически перпендикулярно линии фронта; сбит он был над территорией, оккупированной Россией. Если мысленно продлить линию курса несчастных, придем в Ростов (который на Дону), дальше – Ставрополь… Может, «украинский транспорт» собирался взять несколько восточнее – на Астрахань? Или, наоборот – южнее, на Краснодар, например? Может, ближе – в один из оккупированных российскими террористами городов востока Украины? Какой груз послала терзаемая войной Украина своему палачу России или оккупированным ею соотечественникам? Правильно: как ни крути, а лететь украинцу было некуда. И перевозить тоже нечего. Следовательно, приготовленный заранее Бук-М1, рассчитанный на цели на высоте 10 и более тысяч метров, т.е. на высоты, на которых ни штурмовики (потолок СУ25 – 7000 м), ни вертолеты не летают, а в истребителях не было нужды – им нечего было «истреблять» – Бук этот ждал иную цель. Какую?

Есть и еще одна версия, которая прошла как-то бортиком, боком по краюшку, отмечена была лишь несколькими специалистами и быстро, и – по-моему, незаслуженно, – забыта.

Интересен прежде всего человек, озвучивший ее: главный редактор «Эха Москвы» Алексей Венедиктов. Пытаясь выгородить Путина, он заявил в Вашингтоне о пролетавшем в это же время по тому же коридору Боинге Аэрофлота: «А вот представьте себе, если бы сепаратисты сбили по ошибке этот „Боинг“. Что бы тогда оставалось делать Путину? Российский самолет сбит над украинской территорией. Я бы на месте Путина направил танки на Киев» (курсив мой, – иб).

Я почему о личности? А потому, что скажи это, скажем, депутат Жириновский, то реакция была бы адекватной: он уже и Украину поделил, и Босфор атомными бомбами забросал. Заяви эту версию, вернее, главный вывод ее, Киселев, то и тут, после радиоактивного пепла, вряд ли возможны превосходные формы озвучиваемых им апофегм. Нет, в этот раз посольство Кремля передает Западу демократ чистой воды, главный редактор единственной свободной радиостанции России, каким-то чудом уцелевшей в волнах репрессий. То есть Западу этим выводом дают четко понять: если уж закоренелые и немногие демократы и оппозиционеры готовы послать танки в Киев, то дело, развязанное в Украине, – серьезное, общенациональное, так сказать, дело.

Послание Венедиктова – нечто сродни расчехленных баллистических ракет, которые из космоса должен был увидеть Пентагон в дни аннексии Крыма.

Но вернемся к самой версии. Через несколько месяцев после предупреждения Венедиктова, версию эту подтвердил Валентин Наливайченко (во время российской атаки на Боинг – глава СБУ). Он привел и данные рейса, на котором строилась гипотеза Венедиктова: AFL-2074 Москва-Ларнака (Кипр). Самолеты летели различными коридорами: МН17 на высоте 10 000, а AFL-2074 – 11 500. По версии Наливайченко, экипаж Бука заехал не в тот Первомайск: в Донецкой области есть целых 7 населенных пунктов с таким названием. Вместо села Первомайское Ясиноватского района на западе области, где проходил коридор российского рейса, экипаж заехал в поселок городского типа Первомайское, Снежненского района, на востоке от Донецка. Как раз там, где пролетал МН17.

Кого смущает макаберность плана (Пионтковский), отсылаю к взорванным домам, сожженным живьем детям, отравленным боевым газом слушателям в театре – если все эти преступления можно было совершить для того, чтобы прийти к власти и удержаться у нее, то почему ради возвращения Украины не «прихлопнуть» еще 300 сограждан? В конце концов, ведь гибнут же российские солдаты ежедневно ради этой цели в степи донецкой. И вот уже демократ – не официально, по работе, лгущий министр, не эпилептически слюнявый телеведущий, не помешанный шут-депутат – нет, демократ! – ведет танки на Киев!

Принимая эту версию за рабочую, становится ясно, почему Гиркин запостил победную реляцию уже через несколько минут после преступления: он действительно ничего не знал! Он действительно был совершенно уверен в том, что сбил «транспортник». Я думаю, мы не в праве ожидать от Гиркина аналитических способностей в такой далеко развитой степени, чтобы его обеспокоил вопрос, поставленный в начало этой статьи.

Но оставим беднягу один на один с теми остатками портяночный-православной совести, которые еще не выжрал в его душе патриотизм, и вернемся к версии. В пользу ее, по моему мнению, говорит и загадочная «оговорка» ООНовского лжеца Чуркина, заявившего, о «несчастном случае», а не факте международного терроризма; и заявление военного преступника №1: «<…> эта трагедия не произошла бы, если бы на этой территории был мир, если бы не возобновили военные действия в юго-восточной Украине. И, конечно же, государство, над территорией которого это произошло, несет ответственность за эту ужасную трагедию».

Заявление Венедиктова подтверждает, насколько тщательно готовилось это очередное массовое жертвозаклание российских граждан на алтарь империи, убийства, которому было уготовано стать «сasus belli» (по Наливайченко).

Но перепутали самолет и агрессию пришлось отложить на месяц. Не просто отложить, а и ограничить по приднестровско-осетинскому сценарию. Даже Мариуполь захватить не посмели. Так почему вдруг, год спустя, озвучивает «независимый» Венедиктинов в Вашингтоне послание Путина? Зачем «сливает» «сепаратистов»?

Во-первых, потому, что через несколько дней в Нью-Йорке, СБ ООН должен был принять резолюцию о Международном трибунале над виновными в массовом убийстве иностранных граждан. На проект резолюции, как известно, наложила со страха Россия. Устами Чуркина вето.

А во-вторых, потому, что процесс над убийцами все равно состоится. В том или ином виде. Признает его Россия или не признает. Будет сотрудничать или не будет. Выдаст виновных или не выдаст.

Международный процесс все равно состоится.

Будет еще один доклад. Последний. Доклад этот установит с точностью до нескольких квадратных метров место запуска ракеты. Данные его будут многократно проверены и подтверждены независимыми международными источниками. Кроме того, не забудем, что и следственные органы Нидерландов ведут свое расследование. Оно будет опираться не на свободную информацию интернета, а, в числе прочего, и на данные секретных служб. После опубликования этого, окончательного, доклада, ни научным фантастам Алмаз-Антея, ни вольным брехунам Росавиации, ни их разнозвездным коллегам из Министерства обороны, не удастся более выдвинуть ни одной противоверсии.

И тогда будет трибунал.

Международный.

И тогда Кремль в очередной раз поменяет тактику. Нынешняя, заключающаяся в выбросе «версий» «независимых» журналистов, вроде Венедиктова и Латыниной, будет отброшена, как несоответствующая историческом реалиям. Россия вдруг «найдет» всё, что сегодня заботливо ею «утеряно»: и обвинения того же Венедиктова «сепаратистов», и заявления Гиркина, и перехваченные телефонные разговоры террористов с Москвой, где многократно упоминается сбитый ими «транспорт», и, возможно, гораздо более интересные факты, известные сегодня ей одной. Всё с одной целью: доказать, что «сепаратисты» одолженным в Курске Буком-М1 охотились за транспортником.

Хвастовство военного преступника Гиркина в интернете, заявления внучатого племянника Гёббельса Чуркина и самого Путина – все это – цитаты из будущей защитной речи на процессе об убийстве 298 ни в чем не повинных человек. Все это – теория, на которой будет Россия строить свою защиту: «Мы ведь им помочь хотели… Мы же не знали… транспортник сбивали… Произошла страшная, непоправимая, он ошибка! Поймите: ошибка!»

Так вот, друзья, помните в тот судный день:

украинскому транспортнику в небе над Донбассом делать было нечего!

Российский Бук-М1 был срочно, в течении 5 часов, развернут для иной цели.

 

Ирина Бирна,                                                                                                                Neustadt, 16.03.16

Выборы и «после» ситуация. 10 тезисов.

К сожалению, самые негативные мои прогнозы, касающиеся развития внутриполитической ситуации в Германии, которыми я надоедала читателям «Мостов» и «ЛЕва», полностью оправдались. После выборов в 4-х землях: Хессене, Райланд-Пфальц, Баден-Вюртемберг и Захсен-Анхальт, можно утверждать следующее.

  1. Выборы выиграли праворадикальные болтуны, не имеющие ни программы, ни направления, ничего, кроме амбиций политической провинции.
  2. Ни одна из партий даже не заикнулась о возможности включения «альтернативщиков» в число возможных партнеров будущих коалиций. Ранее даже «левым» в такой чести не отказывали.
  3. Организатор «альтернативщиков», пытавшийся удержать партию от праворадикального сдвига и изгнанный из нее за это, организовал новую партию под впечатляющим именем ALFA (Allianz für Fortschritt und Aufbruch – «Альянс за развитие и прорыв») – слышали? Правильно, никто не слышал и не видел, потому что во всех землях она прошла по графе «остальные», набравшие в сумме 2-3% голосов. Это еще одно доказательство того, что Германия ни в какой «альтернативе» не нуждается. Германскому населению необходим был вентиль для выпуска продуктов тлеющего неприятия «политики беженцев».
  4. Сами «альтернативные» прекрасно понимают всю бессмысленность ситуации: уже воскресным победным вечером они начали мямлить что-то о том, что являются «народной» партией и ничего более не желают, как «стабильного процветания и социальной справедливости». Но таких партий у нас – все, включая и националистов, которых ни сегодня завтра запретят. В чем же альтернатива «альтернативы»?
  5. «Альтернатива» – типичная партия вечно обиженных люмпенов, мечтающих о «социальной справедливости», она возникла как реакция на финансовую поддержку Греции, обещая своему электорату защиту родного кошелька ценой развала Европы. Сейчас развалом Европы обещает она защитить нас от беженцев. В этом свете меня вовсе не радует небывалый рост числа избирателей.
  6. Ни в коем случае не следует забывать о том, что в парламенты 4-х земель вошла партия, поддерживаемая Путиным и поддерживающая, разумеется, его; партия, провозгласившая его цели своими. Таким образом генетически пропутинские «левые» и «социалисты» получили «альтернативную» поддержку.
  7. К счастью, земельные парламенты занимаются детскими садами и дорогами, когда остается время от ремонта школ и покраски заборов. Внешняя политика – дело Бундестага, который нам выбирать через год. Хорошо бы сделать правильные выводы из того, что произошло позавчера.
  8. Те, кому положено, похоже, выводы сделали. Для многих, возможно, остались незамеченными сообщения интернет издания «The Huffington Post», согласно которым, руководители немецкой разведки проинформировали Бундестаг о попытках России вмешиваться во внутреннюю политику Германии. По словам издания, в руки немецкой разведки попал список, составленный российскими спецслужбами, в котором европейские страны расположены по степени уязвимости их политики, ее зависимости от российского влияния. Проинформировали руководители разведки парламентариев и о методах, какими ведется гибридная война против Европы в целом и Германии в частности. Здесь же впервые указано на роль Сноудена, которого Путин использует для пропаганды. Другими словами, после того, как в Германии произошел выброс «бедной Лизы, русской девочки, изнасилованной иностранцами арабского происхождения», о которой лил слезы лавролживый (или лживолавровый – не помню, хоть убейте!) министр дел иностранной пропаганды и провокаций, и которая вывела на улицы наших городов тысячи «возмущенных» бывших соотечественников, призывающих Путина помочь навести в Германии порядки, германские спецслужбы наконец-то поняли весь масштаб опасности, которую таят в себе все эти «землячества», «клубы» и «союзы» бывших граждан России и СССР. Сегодня многие из этих организаций попали наконец под наблюдение немецких органов безопасности, наравне со всеми иными партиями, организациями и союзами, представляющими угрозу конституционному порядку.
  9. Вчера, внезапное как почечная колика, заявление Путина о «частичном выводе войск» из Сирии – решение, повергшее многих в совершенное недоумение, а министра обороны так просто лишившее речи. Давайте оставим другим инициативу журналистских расследований и анализов. Отметим лишь некоторые пункты. Заявление это принято срочно и без всякого плана или согласования (заявление Путина о том, что он консультировался с Асадом не следует воспринимать всерьез – какой такой Асад?!); принято через два для после секретного ночного заседания в Кремле о состоянии экономики; принято после того, как Россия потеряла второй самолет (СУ-34), причем самолет этот сбили уже не обученные турецкие пилоты, а любители-повстанцы; вывод войск должен начаться на следующий день, т.е. сегодня, 15.03.16, что скорее напоминает бегство, чем запланированное действо; в ночь после сюрприза, автор его бросился «консультироваться» с ненавистным «партнером» Обамой… Повторяю, пусть анализируют другие, я отмечу лишь, что мнение некоторых немецких обозревателей о том, что решение Путина говорит о его приверженности «политическому» решению конфликта, не выдерживает никакой критики уже хотя бы потому, что мы на украинской шкуре видим насколько отличаются понятийно «политические средства» Путина от принятых остальным мире.
  10. Не забудем: идет гибридная война. В нашем подвале сидит Россия, которая крысиной повадкой подтачивает наши основы и устои. У России комплекс несовместимости со Свободой. Об этом не следует забывать никогда, через эту призму следует рассматривать все «инициативы» и «предложения» «партнера» Путина.

 

Ирина Бирна,                                                                                                                Neustadt, 15.03.16

Немного сострадания в душу

Если бы не стоило – не стала бы писать. Но стОит. Во-первых, потому что именно вчера один добрый старый приятель, свободный в мыслях и поступках, убедительно рекомендовал прочесть «отличную статью Кантора», ссылку на которую тут же и приложил. Во-вторых, потому что только-только утихла травля украинских публицистов российскими демократическими коллегами за привидевшиеся россиянам предательство украинцами демократического братства и общих целей. В-третьих, потому что и ваша покорная слуга получила несколько дружеских тумаков за статью о «терзаниях русских демдуш».

Но я не о рекомендованной статье Максима Кантора, я о другой, по вещему велению появившейся в тот же вечер («Женский год» каспаров.ру, 07.03.2016, 22:18).

Трудно найти более яркий пример мирозлюбивого раздвоения души российской между стремлением к добру и тягой к истокам; раздвоения, совершенно не зависимого от того, где помещается ее тело: среди православных ли фашистов, встающих ли с колен националистов нисколько не отличимых невооруженным глазом от патриотов, среди ли либералов, демократов, коммунистов, социалистов, любителей пива или циников, «прозревших» в дозволенной обстоятельствами степени – политические координаты тела не оказывают совершенно никакого влияния на туманное состояние души.

Я не собираюсь повторяться и нудеть над душой, я наоборот, я – с просьбой: дорогой Максим Кантор, объясните мне пожалуйста, это место Вашей статьи:

«Зою Космодемьянскую обвиняли в том же, в чем обвиняют Надежду Савченко – она защищала свою Родину.»

Воля Ваша, не понимаю.

Если это шутка, то, простите, чувством юмора в такой степени не владею, хоть сама и с Одессы.

Если Вы серьезно… Нет, Вы – серьезно?! Душевнобольная девочка, пытавшаяся по наущению кремлевских упырей сжечь живьем ноябрьской двухзначноморозной ночью многодетную крестьянскую – русскую! – семью; пойманая с поличным односельчанами, битая ими и отконвоированная ими же в соседнюю деревню, где, собственно, стояли немцы; и взрослая женщина, с оружием в руках ставшая на защиту Родины – это, по вашему, фигуры одного масштаба? И, «подвиг» первой можно сравнивать с подвигом второй? Если так, если Вы правы, и Зоя совершила подвиг («Зоя Космодемьянская осталась навсегда <…>»), то согласитесь, что совершили подвиг и те, кто ее подвИг на пОдвиг; кто обучил ее, дал ей «коктейли молотова», револьвер и пакет с сухарями. Рассуждая дальше Вашими категориями, приходим неизбежно к выводу, что и тот, кто все это мудро устроил, кто развязал Вторую мировую войну, он тоже есть ни кто иной, как «отец народов», «мудрый вождь и учитель» (в сегодняшнем словоупотреблении – «талантливый менеджер»). Тогда становится странно и непонятно, по какому такому признаку разделяете Вы ваших героев, противопоставляете Зою «Опереточным персонажам: Путину, Лимонову, Прилепину, Рогозину – ежедневно рекламирующим мужской одеколон»?

Если уж на то пошло, и Вас потянуло на сравнения, я рекомендовала бы Бук: Зое, как и ракете, для оправдания преступления против человечества придумывали разные «версии»: крестьянская изба была то местом постоя немецких солдат; то превращалась в радиостанцию; то – бери выше! – в целый штаб; то теряла в весе до конюшни.

Вам красивенького захотелось? К 8-му марта? Так почему бы не остановиться на Жанне дАрк? Помянули Жанну – и будет. Зою-то зачем? Так ведь и Любки Шевцовой – мародерки из банды мародеров, грабивших крестьян и торговавших на базаре награбленным пока не «загремели» в немецкую облаву, – недалеко. Фадеев из них тоже лепил «борцов за свободу родины».

Сегодня, дорогой Максим, пятый день сухой голодовки мужественной украинки, над которой оказалась бессильна карательная машина российского «правосудия». Пятый, Максим… пятый…

… а Вы ее – Зоей.

Ну хоть бы немного сострадания в демдуше.

 

Ирина Бирна,                                                                                                                Neustadt, 08.03.16

МН17: очередной свидетель

Как из маленькой и чистенькой принцессы при соприкосновении с российской идеей получается кровавый упырь, я коротко коснулась в одной из предыдущих статей. Деформация личности, которая произойдет, например, с бароном Мюнхгаузеном, при попытках пересадить наивного и доброго фантазера в русский климат, или клонировать  русский прототип из подручного материала, видна на примерах лавропутинских Киселе-Соловьевых и лжецов рангом пониже, утративших в процессе мутации самое главное качество барона — безобидность фантазии. Редакции удалось связаться с самим бароном, который только что вернулся из Украины и приступил к систематизации своих путевых записок. Барон любезно предоставил нам для публикации одну из законченных глав, события которой как раз в эти дни вновь будоражат интернет и печатные страницы. Тем важнее для нас свидетельства очевидца; очевидца, заметим наперед, предвидя возражения скептиков и циников, ставшего символом беспринципной правды и неподкупной истины. Но не будем забегать вперед. Слово барону.

 

В те далекие дни, дорогие друзья, командовал я эскадроном чеченских православных гусар. Эскадрон наш стоял в благодатной стране Украине, куда мы с моими бравыми, лихими чеченцами, и некоторыми другими русскими, принесли мир. Противниками мира выступили хахлы — народ дикий и непредсказуемый, как читатель вскоре убедится сам, из приведенной ниже совершенно правдивой истории, очевидцем которой мне суждено было стать.

Хахлы встретили нас оружием. Так неожиданно для всех началась эта справедливая, отечественная, честная и светлая война.

В тот день, который проведение выбрало для начала моего рассказа, стояла солнечная, ясная летняя погода – казалось, сама природа возрадовалась и призывает нас подняться как один в атаку на окопавшегося трусливо противника, и покончить войну, от которой мы уже порядком стали уставать, одной лихой кавалерийской атакой. Но хахлы тоже не дремали и задумали очередную провокацию. Около, помнится, часов четырех пополудни, наша разведка доложила о том, что противник послал нам транспортный самолет. Сообщение нас насторожило: что за фантазия такая: транспортный самолет укрофашистов над территорией русскага мiра? Вот поди ж ты, расшифруй!

К счастью у нас тут случайно в кустах обнаружилась отпускная противовоздушная самоходная ракетная установка Б*. Ребята из Курска на ней в отпуск приехали. Мы — к ним: так, мол, и так… провокация, одним словом. Ребята, знаете, боевые, таких транспортным самолетом не испугаешь: ракету тут же расчехлили, навели, зарядили. Ждем. Видим — таки-да: летит, вражина. Тут, понятно: равняйсь! Смирно! Пли!! Пошла ракета! А мы все наверх головы задрали и смотрим. Ракеты уже и не видно, так высоко транспортник летел. Потом — картина, которую не описать никакими красками (ах, почему я не поэт!): в синем небе, прорезанным золотыми лучами высокого еще солнца, расцвел на несколько мгновений ярко-красный мак возмездия! Вокруг вспышки — черное, по золоту, паспарту…

Через несколько мгновений докладывают упала «птичка» за терриконом. Говорили же: не летайте в нашем небе! Нам приказ: седлаться и гнать на место падения. Я был, разумеется, первым, кто туда прискакал: мой боевой конь, после того, как его сшили из двух половин во время последней турецкой кампании, стал резвее всех в мире! Многие сильные мира сего просили: «Милый барон, ну зачем вам, при вашей всемирной славе, еще и самая быстрая лошадь? Уступите, будьте настолько добры!» Но — не продал. Ни Ноздреву, ни любимому кузену моему — Лаврову, ни даже самому Путину. Пиноккио умолял — и ему отказ. Но это — так — отсебятинка, для полноты картины. Продолжаю. Прискакали. Обломки еще дымятся: горячие, не суйся! Начали осматривать… Что за чертовщина?! На обломках буквы не хахлацкие, а наши, то есть — наши, в смысле латинские буквы…

И тут меня осенило! И тут всплыла перед глазами картина мака в черной рамке несколько мгновений назад над нашими головами. Показалось мне тогда, будто вижу я нечто странное, тени вроде какие-то вокруг самолета. «Что за черт, уж не видение ли? – подумал я тогда, – Не фата ли моргана от переутомления?» Теперь, после букв этих латинских, понял я: никакая не фата и не видение, а уловил мой зоркий глаз то, что укрылось от иных наблюдателей. Открылась мне, друзья мои, вся подлая хахлацкая задумка, весь, так сказать, размах провокации.

Вы ведь прикиньте: это же никакому уму не постижимо, то есть, если вообразить, что у ста сорока миллионов россиян были бы мозги — я говорю: если вообразить! – ну, хотя бы одни на всех, ну пусть бы в одной президентской голове, – то от того, что я открыл, можно было бы с ума этого сойти! Но, к счастью, бог милостив к святой России, и эта опасность ей не грозит. То есть — любая другая, но не эта. А теперь о том, что провернули хахлы пазорные.

Представьте, пока летела наша ракета, они успели самолет перекрасить, написать латинские разные слова и цифири, и заменить смертоносный груз трупами пассажиров малайзийского Боинга, который загодя, пол-года назад, украли над Тихим океаном! Пассажиров того несчастного самолета они, по привычке своей дикой, закатували и замордували (так это на их диком языке называется), а обломки самолета зарыли под памятником Бандере (мне потом Серега Киселев рассказывал, он сам все видел).

Я, конечно, сразу же по «трубе» кузена своего набрал и все ему как есть разъяснил. Серега мой, – не даром в министрах сидит, – парень головатый — все проверил и уже через 40 минут по телевизору всю правду народу православному и раскрыл. Оказалось, что самолет был не тот. И сбили его не мы. И не с нашей территории. И не нашей ракетой. И победных реляций 40 минут назад в том же телевизоре о сбитом самолете — их тоже не было. А было это все гипнозом, новым страшным оружием, которое пиндосы (это другой народ, не менее дикий, чем хахлы, но технически, к сожалению, более развитый) хахлам на испытание дали. Оружие такое: убьет, для примера, хахол кого-нибудь эти оружием, а оно, подлое, по пути волны такие специальные распространяет. И волны эти вину на невинных кладут. То есть, без серегиного открытия самолет тот на нас бы «повесили», на ребят из Курска. И еще оказалось, что хахлы вообще не в тот самолет метили: цель их была — самолет Вована-президента, который тоже как раз в эти дни где-то над Европой пролетал. Но промазали — оружие новое, оно и понятно.

А меня, как очевидца и известного всему миру правдивого и бесстрастного рассказчика, вызвали в Москву. Я тут же поскакал. Доскакал в пол-часа. Привязал коня к Спасской башне. Вхожу. Сидят уже все, вся родня тут: и старший кузен Вован, и младшенький наш — Серега-министр, и даже ООНовского племянника вызвали. А самые младшие — Киселев с Соловьевым — те в сенях сидят. Руки по швам — субординация! Млеют.

Мы над столом головы склонили и давай фотки рассматривать, – тут как раз фотки с оказией со спутника привезли.

– А, что тут у вас, – говорю, – за пятнышко такое странное?

– Где? – спрашивают.

– А там, -говорю, – да нет, ты южнее, южнее забирай… да, оно.

Увеличили. Самолет оказался. Я его тут же и признал: СУ-25. Штурмовик.

– Ну, барон, – говорит Вован, – у вас, в вашем возрасте, не глаз — алмаз!

Ну, возраст я ему, по родственному простил: сам-то еще по нашему, по семейному, в мальчишках ходит, а уже песком позади себя сыпит!

Тут же сенсацию в телевизор: украинский СУ-25 оказывается Боинг сбил! Но и враг не дремлет, придумали-таки враги отмазку: «СУ-25, – говорят, – штурмовик, а штурмовик по земле работает, пехоту и танки поддерживает». С издевкой так говорят, будто мы это сами не знаем.

– А дайте-ка мне те фотографии еще раз, – говорю.

Дали. Увеличили еще немного, и что вы думаете, друзья? – самолет-то МИГом двадцать девятым оказался! У них силуэты, если со спутника прищурившись смотреть, похожие, словно от одной мамы. И так, знаете, удачно фото сделали, что при этом новом увеличении даже ракету стало видно, как она из-под левого крыла вылетает и прямо в кабину Боинга того несчастного устремляется. Техника!

Но тут ошибка вышла: опубликовали мы честно наши доказательства, но не учли, что попадут они в грязные руки врагов. Те их крутили, вертели, через ихние компьютеры пропускали-пропускали и вывели при помощи треклятой ихней математики, что МИГ наш 29 выходит длиной что-то около полукилометра! Это же вы вдумайтесь, друзья, какая нам опасность грозит, до чего хахол дошел: наши МИГи покупает и напичкивает смертоносными ракетами так, что самолет растягивается на пол-километра!

Ну, тут конечно, опять скептики, опять недоверие, опять наша правда кому-то поперек характера. Но у них — скептики, а у нас — живой свидетель, то есть — против их компьютеров — живой очевидец, который все видел: и как СУ-25 специальной ракетой «воздух-воздух» заряжали (СУ все-таки! Я прав тогда оказался, а они: МИГ, МИГ…), и как улетал этот СУ, и как возвращался, но уже без ракеты. Продать ее по дороге он не мог, это мы сразу проверили, следовательно… понятно. Свидетеля этого поистине золотого мы надежно засекретили исключительно ради его же жизни. Да вот беда — секретчик скоропостижно скончался и теперь никто не знает, где свидетеля искать.

Дело, к сожалению, еще не закончилось. Враги штампуют доклады, добрались уже до фотографий и имен тех ребят из Курска, что у нас в отпуску тогда отдыхали (они были — да, а вот ракеты никакой не было). Намекают враги даже на то, будто Вован наш знал, будто даже приказ дал… Тут я возражу очень просто, логически возражу: как русский президент мог знать, когда хахлы самолет станут сбивать? Как мог русский президент хахлам приказывать, когда у них свой узурпатор есть? Послушались бы они нашего? Ответьте мне на эти вопросы, господа разумники, прежде чем фальшивые ваши доклады печатать и народ зря будоражить.

Во истину сказано: не ведают, что говорят, прости их господи!

 

* * *

 

Пусть не шокирует читателя игривость стиля описания страшного преступления: юмор и сатира против лжи и тирании — не самое плохое оружие. Подчас — даже более эффективное, чем документы и фотографии. Здесь же я преследовала иную цель.

После полутора лет неопровержимых доказательств из самых разных и независимых друг от друга источников, после опосредованных признаний в преступлении Стрелка («птичка» упала, лежит за терриконом), самого Путина (не важно кто сбил, важно, что сбили над Украиной, следовательно она и несет ответственность), Чуркина (кто бы ни сбил, сбил случайно, следовательно, ни о каком терроре не может быть и речи, просто трагическая случайность), после вето России в ООН на проведение расследования преступления, после всего этого и многого другого, выдвигать новые и новые версии, одна лживее, бредовее другой, версии, при сочинении которых, никто кажется и не заботится даже о видимости правдоподобия – все это уже далеко вышло за рамки естественного стремления каждого убийцы сохранить свою шкуру.

Каждой новой версией убивает Кремль снова и снова тех 298 несчастных, однажды уже сорванных им с неба над Украиной. И чем глупее, нелепее очередная версия, тем страшнее и циничнее очередное убийство, тем изощреннее очередная пытка родных и близких убитых Кремлем.

И тем явственнее моральный уровень народа, который молча заглатывает все эти «версии» алмаз-антеев, росавиаций и министерств «обороны». А это уже необозримое охотничее угодье сатирика.

 

Ирина Бирна,                                                                                                 Neustadt, 04.03.2016

О соседской корове и прочих мелочах жизни

Когда я берусь описывать то или иное событие внутригерманской жизни, пользуюсь я, разумеется, открытыми источниками: радио, интернет, газеты и журналы. Но полученную информацию всегда накладываю калькой на мнение коллег. Что из этого выходит, читатели видели уже в заметках о событиях новогодней ночи в Кёльне. Логика моих действий такова: радио, интернет или печатные страницы каждый имеет дома и, следовательно, каждый имеет уши, глаза и мозги заполненные официальными версиями событий. Та же информация, пропущенная через личностное сито окружающих меня людей, дает некий срез «общественного мнения», совершенно недоступный зарубежному потребителю информации.

Вот и сегодня сосед по кабинету и коллега Франк буквально влетел, порхая и напевая, в нашу комнату. Приплясывая, он снял куртку, размотал шарф и, не в силах совладать с бьющей откуда-то снизу кругленького животика энергией, подлетел к моему столу:

  • Какой удивительный, прекраснейший день сегодня!..

Дня, по сути, еще никакого не было: за окном черно и сыро. Шесть утра. Поэтому я сказала просто:

  • Рассказывай.

Франк поводил плечами, делал глазки и пританцовывал еще несколько минут, наконец спросил:

  • Ты что, ничего не знаешь? Новости вчера не смотрела?
  • Тебе повысили зарплату.

Франк махнул рукой, демонстрируя презрение к материальному:

  • «Зеленые» вчера… не слышала?!

Вчера вечером, во всех выпусках новостей — важнейшая новость: Фолькер Бек ушел со всех занимаемых постов. Для того, чтобы понять, что произошло, следует познакомиться с Фолькером. Эт не пехотинец партии, это — генерал; это — образец для подражания; борец, опора, лицо. И посты, оставшиеся вакантными, говорят сами за себя: спикер фракции «зеленых» в Бундестаге по вопросам религии и внутренней политики, и Председатель парламентской Немецко-израильской группы.

Случилось следующее. Во вторник, прогуливаясь где-то пешком, попал наш Фолькер в рутинную полицейскую проверку. Стражи порядка нашли у него и изъяли 0,6 гр. вещества, которое возможно является наркотиком Метамфетами́ном (Crystal Meth).

Радость же народная, выраженная коллегой Франком и поддержанная многими, принявшими участие в утренней дискуссии на эту тему, вовсе не по поводу падения Фолькера Бека. О нем вообще не было речи. Радость эта целиком вызвана партией, которую он представляет, и которую здесь многие называют «партией указательных пальцев». Это вольное воинство вегетарианцев, феминисток, марафонцев и велосипедистов, никак не устанет указывать народу, как ему жить; что кушать; сколько женщин иметь на каких позициях в фирмах; как содержать домашних животных; чем кормить свиней; когда, где и какие деревья сажать. Народ постепенно начинает уставать от той свистопляски, которую устраивают не желающие взрослеть хиппи на обломках любой катастрофы, такой, например, как Фокусима, или любого хозяйственного решения, принятого без них — Штутгарт-21 – еще один пример. Кстати, в Штутгарте, на волне протестов против строительства нового вокзала, к власти пришел именно «зеленый» премьер-министр. И что? Отменил строительство? Закрыл, заморозил? Ха-ха-ха! Приходя к власти «зеленые» очень быстро учатся считать деньги и корректируют свою политику соответственно. И базис их партии вдруг, после оголтелых протестов, успокаивается и замолкает. Такие чудеса!

Сегодня требуют «зеленые» открытия границ и неограниченного приема беженцев, что на местах, в коммунах, встречает в лучшем случае недоумение, а в худшем смещает политические координаты в сторону неонаци или «альтернативных».

И надо же было этому полицейскому контролю случиться именно сейчас! Сейчас, когда «зеленые» наконец отмылись от клейма «партии педофилов»; когда с экранов телевизоров наконец исчезли постные физиономии фрау Рот (бывшая германская самая «зеленая») и месье Колин-Бендита («зеленее» его нет никого в Европе), ханжески заводивших глаза под лоб, каявшихся томными голосами в грехах партийной молодости и клявшихся в верности принципам буржуазной морали. Именно теперь, за две недели до таких важных выборов в Баден-Вюртемберге (где сидит тот самый единственный в Германии и первый в ее истории «зеленый» премьер-министр) и Райланд-Пфальце, политик такого ранга вляпывается в наркотическую историю!

А Франк продолжает приплясывать: «Наконец-то окупились мои денежки, которые ежемесячно утекают на налоги!»

Но бог с ним, с Франком! Фолькера жалко — он, в отличии от многих, человек, ничем себя не запятнавший, и то, что так просто и естественно ушел со всех постов, не цеплялся ни за мандат, ни за партбилет, ни за связи — все это говорит в его пользу. Если бы могла, пожелала бы ему в эти дни сохранить лицо. Политической карьере можно с уверенностью сказать: «Прощай!», но жизнь на этом не заканчивается. Возможно даже, в 55 лет только начинается.

И в заключение две фотографии из скульптурного ансамбля города Альбштадта:

 

 

  1. Небезызвестный Йошка Фишер, пацифист и идейный отец партии «зеленых», кончивший министром иностранных дел при дворе будущего путинского менеджера Шрёдера (Фото И. Бирна).

 

  1. Та самая фрау Клавдия Рот — чтобы не гнуться перед мелкобуржуазными реальностями, гордо ползет сквозь политические будни (Фото И. Бирна).

PS. Порядочность, как приходится снова и снова убеждаться, – категория внепартийная и «ошрёдеризироваться» могут даже беспартийные политики. Как сообщила интернет страничка городского управления города Хайдельберга (в России его зачем-то именуют Гейдельбергом), беспартийный отец города Экарт Вюрцнер принял российского генерального консула А. Булая и долго рассказывал, как мечтает установить дружеские отношения с оккупированным Симферополем, как не терпится ему начать научно-техническое сотрудничество (?!) и обмен студентами, сколько полезных и нужных оккупантам проектов он приготовил. Оказывается, есть аргументы, которые позволяют забыть не только об оккупации полуострова, о войне на востоке Украины, но и о том, что Симферополь этот — под санкциями, и Германия — один из гарантов их выполнения.

 

Ирина Бирна,                                                                                  Neustadt, 03.03.2016

О математической угрозе империи

Вынужденное послесловие к статье «К математическому обоснованию феномена Мирозлюбия».

Вынужденное фактом отказа одного уважаемого демократического портала опубликовать упомянутый текст по вине его, текста, «неопределенности»: редакция не смогла однозначно установить политические координаты автора.

Принимая во внимание безусловную и не вызывающую никаких сомнений демократичность портала, автор вынужден объяснить свою позицию

 

Дорогие друзья,

 

сегодня впервые обращаюсь напрямую к вам с вопросом.

Мой предпоследний текст («К математическому обоснованию феномена Мирозлюбия») отклонен уже несколькими сайтами. Один из сайтов объяснил причину отказа:

 

«“Мирозлюбие“ настолько неоднозначный текст, что мы решили его не ставить. Из текста непонятно – вы требуете от демократов развалить Россию до основания (до Московской области) или, наоборот, не отдавать даже Крым?»

 

Помилуйте! Какие «требования»?! Где?!

Я прочла текст еще и еще раз… и не нашла никаких «требований» к кому бы то ни было, меньше всего — к демократам.

Никаких прав «требовать», «осуждать» или «учить» кого бы то ни было у меня нет. Цель моих работ о мирозлюбии российского менталитета (объяснение понятия см. в «Мирозлюбие России» чч 1 и 2 на этом блоге) – в попытке описать заболевание. Реакция на диагноз, как и последующая терапия, лежит вне пределов моего влияния на ситуацию. Мне ясно одно: восьмивековую зависимость от имперского наркотика шоколадными конфетками, как предлагают некоторые модные «наркологи», не вылечишь. Нужны иные методы, вернее – метод возможен лишь один: терапия правдой.

В здоровой, демократической России нуждаемся все мы. А свободная, демократическая Россия возможна лишь при условии свободы ее народов — вплоть выхода из ее состава любого народа независимо от величины, развития и вклада в российскую копилку. Я не собираюсь вдаваться в подробности, хочу лишь обратить внимание на то, что без этой свободы нет и не может быть демократии. Следовательно, создание такой партии (коалиции партий) — и есть конечная цель демократических преобразований в России. Когда эти преобразования будут доведены до конца, вопрос принадлежности Крыма решиться сам собою, как решился между Францией и Германией «вопрос Саарланда», между Австрией и Италией «вопрос Южного Тироля». А до тех пор вся эта мелкотравчатая возня с обвинениями и поиском предателей выглядит, на мой вкус, лишь попыткой отвлечь внимание избирателей и наблюдателей от требуемой перестройки внутриполитического ландшафта; стремлением скрыть собственную неспособность повлиять на ситуацию; попыткой подстелить солому в месте предполагаемого падения с высоты 5% барьера.

А то, является ли Навальный проектом Кремля или он сам по себе такой; «простит» ли Ходорковский Путина или «не простит», будет ли воевать за Кавказ, или не будет (разумеется, будет! Как и любой из демократов, сегодня его пинающий); видит ли Илларионов в украинской критике российской демократии кремлевски-управляемую кампанию или не видит (для того, чтобы увидеть украинскую позицию иногда достаточно снять имперские очки, даже если они в демократической оправе); каяться ли сейчас за вековые преступления России, или еще не время, и тот из братьев-демократов, кто кается уже – держит ли фигу в кармане, или нет… Не важно это все! Все эти высоко эрудированные и глубоко аргументированные диспуты ни что иное как средневековая схоластика о личной собственности Иисуса, или размахе ангельских крыльев. Дело в сути религии, а не в фантазиях, ею порожденных; дело в имперском менталитете огромного, подавляющего большинства населения России, в том, что «за державу обидно»; дело в мирозлюбии российской души.

Современное демократическое движение России – это мичуринская попытка облагородить прогнивший имперский ствол прививкой демократической ветви. Ни больше и ни меньше.

А дело заключается именно в разрушении ствола.

 

И на десерт подоспел ответ на мои сомнения из США:

 

«Дорогая иб!

Статья Ваша – исключительной силы, но именно поэтому для ** (название сайта, первым отклонившим мою статью, опущено мною – иб) она и неприемлема, ибо не остановится на странице, а пробъет ее насквозь и всё, что за ней, может разрушить. Как ни порицается политкорректность, она тоже бывает целесообразной. Вы хватили через край, ударив из пушки сразу на поражение <…>.

Ваш *»

 

А каково ваше мнение, дорогие друзья?

Ударила ли я на поражение, и, если – да, – то кого?

 

Ирина Бирна,                                                                                                       Neustadt, 01.03.16