Проблемы, каких у нас нет

«Эх, нам бы ваши проблемы!», – часто слышишь от соседа или коллеги. В случае, о котором собираюсь поболтать с вами, дорогие читатели, я бы поостереглась подобной реплики. Речь пойдет о вещах, подавляющему большинству патриотов не знакомых. У патриотов в этом направлении синапсы не просто не росли, они уничтожались генетически отшлифованным механизмом; эта часть полушарий залита у них цементом патриотизма. Поэтому, друзья, – соскучитесь, – не стесняйтесь, – дверь открыта.

В США вот уже вторую неделю бушуют страсти. Природа их, повторюсь, для патриотов чужда, если не провокационна или даже оскорбительна. Речь идет о защите частной, интимной сферы личности.

Дело в следующем. В декабре прошлого года в калифорнийском ихнем Сан Бернардино некто по имени Сайед Ризван Фарук, рука об руку с женой, расстреляли 14 ни в чем перед ними не провинившихся людей. Дело это они собирались продолжить, но были остановлены полицией и обезврежены. В руки ФБР попали их телефоны. Полиция обратилась к производителю телефонов, фирме Apple с просьбой предоставить программу, открывающую доступ к данным телефонов.

Тим Кук, шеф Apple, отказал.

Тут, собственно, можно заканчивать. Дальше никто все равно не поверит. Уже и в это мало кто верит, правда? Ну, вижу, вижу, поверили: реклама, мол, волчьи законы и «их нравы». А вот как, вы думаете, продолжилась история? У Кука этого нашли недоплаченные налоги? Нет. Кук умер от внезапного аллергического криза? В страшных муках от запора? Пропал куковский ребенок? Жене начали звонить неизвестные и молчать в трубку? Нет, все не то.

ФБР обратилось в суд. То есть, как простой истец, ну, как какой-нибудь там, скажем, кооператив, у которого отжали пивную точку. Суд дело рассмотрел и приговорил Apple требуемую программу предоставить. Сегодня, в пятницу, 26.02.16 истек срок, установленный судом для ответа.

Apple отказал.

Аргументировал так: во-первых, до сих пор не было прецедента, чтобы суд США уполномочил госорган вынудить частную компанию ослабить ее, компании, средства безопасности; во-вторых, если правительство может заставить фирму открыть доступ к данным клиента, то что остановит в будущем то же правительство от подключения к видео камере, микрофону или службе координат, позволив таким образом следить за каждым движением клиента; в-третьих, компьютерные программы являются по сути свободой слова и, следовательно, защищены первой поправкой к Конституции.

Ну вот теперь, после этой пустопорожней болтовни, думаете вы, наконец в центральный офис этого ихнего Apple приехали вежливые комуфляжно-бакалавные ребята и взяли все, что надо для раскрытия преступления?

Опять мимо.

ФБР готовит обращение в Высший Конституционный суд.

Жаловаться будут.

Давайте станем на сторону Apple. Тут с нами уже стоят Google, Facebook, Microsoft и другие акулы. Все они грудью стали на защиту личных данных человека. В которые у них, оказывается, государство не смеет запускать свои лапки даже если гонится в этот момент за сообщниками террористов. Кроме того, мобилки – это уже давно не телефоны, это наше второе «я». Они фиксируют наши платежи, перемещения, привычки, наклонности; круг знакомых, интересов; они знают, как часто мы ходим к парикмахеру, где обедаем и какие блюда предпочитаем. До всего этого нет никакого дела секретным службам. У них, у служб, есть достаточно иных, разрешенных законами способов удовлетворить свое любопытство и нас защитить.

А теперь давайте станем на сторону ФБР. Среди белого дня расстреляны 14 человек, расстреляны парочкой, объявившей себя симпатизирующими Исламскому государству. У них могут быть последователи, сообщники; где-то, покупали они оружие, с кем-то общались, куда-то ездили… Все это, и многое другое, легко можно прочесть в телефоне. Кроме того – решение суда. И вообще, какая разница между вскрытием телефона и обыском квартиры? Разве квартира – не частная сфера? Разве не забирают из нее все, могущее хоть как-нибудь помочь в расследовании: от конвертов до компьютера, от тапочек до остатков еды из холодильника? И главное: 53% американцев на стороне своей полиции.

И ФБР понять можно.

Есть над чем голову поломать в этом либеральном болоте.

А теперь перенесемся в российскую голубую реальность и будем вопросы задавать:

– кто верит в то, что ФСБ не прослушивает его телефон, не следит за его интернетом и перемещениями (речь о тех, кем эта организация заинтересовалась)?

– кто верит в то, что ФСБ для этого необходимо решение суда?

– кто верит в то, что российская фирма – ну, пусть для примера, та же Лаборатория Ка* – откажет ФСБ в представлении всего того, что ей заблагорассудится запросить?

– кто верит в то, что ФСБ в последнем – более сказочном, чем гипотетическом случае – обратится в суд?

– кто, наконец, верит в то, что фирма российская откажется решение суда выполнять?

Вот видите, в какой прекрасной стране вы живете! Никаких вопросов, сомнений, никаких терзаний, никаких копаний: есть президент, гарант прав и свобод, есть ФСБ – наблюдатель этих прав и свобод и есть народ, субъект все тех же прав и свобод. И вопросов ни у кого не возникает, и жизнь течет, и природа благоухает.

Так чего вам больше?!

 

  1. PS. Или откажитесь от мобилки. У меня, например, ее до сих пор нет и не было никогда.

 

Ирина Бирна,                                                                                                                Neustadt, 26.02.16

К математическому обоснованию феномена Мирозлюбия

«Я – один из тех, кто подло сбил

Самолёт, летевший до Лумпура.

<…>

Я – виновен, потому, что русский…»

Реквием по MH-17

Орлу́ша (Андре́й Орло́в)

 

О феномене мирозлюбивого разделения русской души я писала в статье «Мирозлюбие России» («Мосты № № 47 и 48, см. также на этом блоге). Статья была посвящена зарождению и развитию феномена. Сегодня мы обратимся к некоторым примерам клинического течения заболевания, в числе прочего, к поразительной по синхронности кампании обид и возмущения российских оппозиционеров позицией украинской публицистики, обвиняющей весь российский народ в тех преступлениях, которые его именем вершит кремлевский режим, и не выносящей за скобки десятка имен, носители которых требуют немедленного возвращения Крыма Украине.

Читатели мои возможно заметили, что я грешу часто и охотно математическими формулами, выражениями и формулировками. Делаю я это умышленно и имею на то следующие основания. Во-первых, математика – это точность, лаконичность, логика, простота, наглядность, доступность, холодная и безжалостная аргументация; во-вторых, я считаю моим собственным открытием (остается верным до тех пор, пока кто-нибудь обоснованно не докажет своего приоритета): законы математики легко и без смысловых потерь ложатся на матрицу социальных отношений. Пример? Да сколько угодно. В школе мы учили, что от перемены мест слагаемых сумма не меняется. Применительно к социально-политической жизни можно утверждать, что при перемене позиций политических субъектов, вектор развития объекта, включающего данные субъекты, остается неизменным. Как видите, для осознания простоты и верности матесоциальных[1] законов требуется абсолютный минимум математических знаний, по сути и курса арифметики в картинках вполне достаточно. И это – в-третьих.

После этого краткого объяснения позиции автора, давайте обратимся к цели нашего исследования.

Для примера возьмем простое, – к моему глубочайшему сожалению, не мое – уравнение: «Путин = Россия; Россия = Путин»[2]. Гениальная простота формулы почему-то полностью оказалась сокрытой от российских демократов, оппонентов, оппозиционеров, инакомыслящих и других в той или иной степени не согласных с Кремлем. А ведь это был козырный туз, выпавший из колоды империи! Такие подарки выпадают не каждое десятилетие, поэтому странно и обидно, если в рядах оппозиции не нашлось ни одного – ни одного! – эксперта, способного проанализировать уравнение; поэтому приходится мне, из моего германского далека, предлагать демкоалиции мой вариант анализа. Ниже – рассуждения и логика математики, ничего личного. Ничего политического. Я постараюсь не упомянуть ни одного имени, чтобы ни дай бог, не задеть кого-либо, не дать повода наброситься еще и на меня с нападками и упреками в подрыве всех стараний и борений.

Итак, мы имеем исходное уравнение: «Путин = Россия; Россия = Путин». Давайте рассмотрим первый его член.

«Путин». «Вероятно» утвердил взрывы жилых домов Москвы, Буйнакска и Волгодонска. Патрушева, как величину имперски ничтожно малую, опускаем (математически! исключительно математически). В результате, путем простой замены одного члена его развернутым значением, получим: ««Вероятный» заказчик убийства более чем трехсот спящих человек = Россия». Получилось не так элегантно, как изначальное, но в смысле, согласитесь, выиграло. Имейте терпение, дойдем и до элегантности.

«Путин», и уже без всякого там «вероятно» отказался от предложений англичан и норвежцев спасти уцелевших моряков «Курска». Все они погибли страшной смертью.

«Путин» развязал Вторую Чеченскую войну и уничтожил более десяти тысяч граждан России.

Далее были газовая камера «Норд-Оста», напалм Беслана, война против Грузии, война против Украины[3] – все устроенное тем же членом уравнения.

В каждом из этих частных случаев, как и в самом первом, можно без натяжек и погрешностей переписать уравнение в виде: «Война = Россия; Россия = Война». Раскрыв значение члена «Война» как «убийство большого количества ни в чем не повинных людей», в итоге получим: «Убийство = Россия; Россия = Убийство».

Именно так о России думают жители Молдовы, Латвии, Грузии, Украины… В верности уравнения успели уже убедиться сирийцы. Убийственную суть России подтвердили приговоры Карлсруэ (1962) и Лондона (2016), признавшие Сташинского и Лугового с Ковтуном лишь исполнителями убийств, марионетками. Убийцей в обоих случаях выступала Россия. Убивала идея.

Но вернемся к математике. Существуют и иные доказательства … пардон, чуть не оговорилась «нашего уравнения» – нет, нет, не нашего, повторяю, уравнение родилось в светлых головах кремлевских, мы лишь скромным своим умишком анализируем, ищем смысл формулы. Да, так существуют и иные способы доказать уравнение. Один из них рискну предложить читателям.

Забудем на время «Путина». Нет его. И не было. Войну против Молдовы развязал Ельцин, на его же демократической совести Карабах и Первая Чеченская; спецназ в Вильнюс засылал демократ экстра-класса, икона, доныне с колоссальным успехом тиражируемая на Западе – Горби. О Брежневе, Хрущеве, Джугашвили, Ульянове, всех Романовых – один другого кровавее – и говорить как-то стыдно в приличном обществе. Следовательно, приходим к выводу, что любой эпитет перед членом уравнения «Россия» можно, без риска утери смысла формулы, отбросить. Более того, употребление понятий «путинская Россия», она же «брежневская», она же «коммунистическая», она же «романовская» или «петро-скаженная» – все это лишь попытки людей знающих и изощренных – пусть и прикрывающихся оппозиционной личиной, – отвлечь остальных от сути проблемы, от сути России[4].

Следовательно и в этом случае мы неизбежно приходим все к той же формулировке уравнения, к которой пришли выше.

Другими словами, мы имеем дело с государством, с идеей, вот уже 800 лет терроризирующей мир, питающейся исключительно кровью собственного народа (войны внешние, захватнические, были оплачены той же валютой, а присоединенное таким нехитрым образом население автоматически становилось пушечным мясом в следующей битве этой бесконечной гражданской войны). И не было в течении этого времени ни одного реформатора, ни одного прогрессиста, ни одного мыслителя, который набрался бы мужества и признал преступность самой идеи. Более того, колониальная политика во все века во многом опиралась на иностранцев, перешедших на службу российскую. Отсюда неопровержимо вытекает: даже прежде честные и порядочные люди, вдохнув российского воздуха, прикоснувшись к идее российской, неминуемо превращались в палачей и карателей.

Самым ярким примером вышесказанного и, одновременно, еще одним доказательством независимости рассматриваемого уравнения от личности левого его члена, служит история маленькой и чистенькой европейской принцессы с длинным и замысловатым именем Sophie Auguste Friederike von Anhalt-Zerbst-Dornburg. Ее привезли в Россию наивной, шестнадцатилетней девочкой, полной мечтаний и грез, и выдали замуж за наследника престола. Через какой-то десяток лет, она – согласно нашему современному словоупотреблению, – «заказала» мужа своего и отца ее сына – царя российского Петра III «патриотически настроенным» офицерам, уселась на трон и вошла в историю России как самая кровавая и деспотичная владычица России. Именно при ней прославились мясники Потемкин, Румянцев, беспринципный каратель Суворов и прочие «великие» государственные и военные «деятели»[5].

 

Еще немного математики и, простите, будет немного сложнее. Математический анализ учит: для того, чтобы предсказать развитие функции, достаточно задать ее предельные значения. Так вот, перекладывая правило на социальную матрицу, для того, чтобы оценить демократическую оппозицию с точки зрения демократичности ее, не следует заниматься Крымом, Донбассом или Сирией – это частные случаи, это та же попытка осветить проблему кремлевским светом, увести подальше от ее решения. Функции следует задать предельные значения и проследить ее поведение в области этих значений. Кто из вас, дорогие оппозиционеры, согласен с тем, что исконная территория России меньше современной Московской области? Кто согласен с тем, что остальное наворовано? Что воровство происходило – и происходит! – путем уничтожения целых народов? И, наконец, что – в пределе демократического развития – неизбежна ситуация, когда придется все наворованное отдать? Это вопросы ко всем.

Если хоть на один из приведенных выше вопросов вы ответите чем-то вроде «исторических реальностей», «социальных изменений», «геополитических необходимостей» или «ядерного оружия», которое может достаться «террористам», то объясните мне пожалуйста принципиальную разницу между вами и вашими оппонентами. Самые отчаянные из вас обещают отдать нам Крым и сладко млеют от собственной безумной храбрости. Нельзя быть «немножко» беременной; нельзя быть «немножко» демократом. За Крымом придется отдавать Чечню, за ней – Татарстан, Кубань, Урал, Сибирь, Дальний Восток… Где остановитесь вы? где вспомните, что «деды воевали»? когда станет вам «за державу обидно»? Где предел вашей демократии?

Путин, вернее, Россия делает сегодня ту грязную работу, которую завтра придется делать вам, приди вы к власти и не решись на честные ответы. Россия защищается. Она защищается всеми доступными ей способами. Она защищается войной в Украине, Молдове, Грузии, Сирии; выступлениями европейских неонацистов, прикормленных ею; террором, организованным криминалом, полонием 210 – все средства хороши, все достойны. Речь о жизни и смерти.

 

И еще один частный случай анализа функции. Предположим, среди вас найдется личность, движение или даже партия, которая на своих знаменах начертает: «Право всех народов на самоопределение». Вопрос: возможна ли в современной России более или менее заметная поддержка этого лозунга? Другими словами, есть ли у нашей теоретической политической силы какие-либо шансы на победу? Или по крайней мере, на создание парламентской оппозиции? Это – к вопросу о массовости; это к тому, почему украинская публицистика говорит обо «всех россиянах». Такой силы нет. Такого лозунга никто не выдвинет потому, что это будет самоубийством. Не «политическим», а физическим. Настоящим. С кровью. Растерзают его и его сторонников. Причем терзать и рвать на части будут не «нашинцы» и не «молодые», не «жириновцы» с «лимонниками», и не русские фашисты, нет, растерзают простые русские дяди, тети, дети и бабушки с дедушками, воспитанные на Пушкине и Достоевском, и уверенные в том, что нет иного счастья для чеченцев, калмыков, татар, коми-ижорцев и прочих, как жить с кремлевским пистолетом у виска.

Я еще и еще раз подчеркиваю: я не о личностях оппозиции – все вы вместе и каждый по своему – замечательнейшие, достойнейшие, благороднейшие и бесстрашнейшие из людей (без дураков и неуместной иронии). Но мы не о том, мы не о том вообще – мы не о личной ответственности за кровавые преступления режима, мы даже не о «безмолвствовании народа», сопровождающем их вот уже 8 веков, мы о заболевании, симптомы которого прослеживаются практически у каждого.

Вы искренни. И мы верим вам. Но разве гениальный Пушкин не был искренен? Разве рыдая вместе с Татьяной, не открыл нам своего сердца? И разве Пушкин, призывавший превратить Польшу в груду костей, о которые должна была споткнуться Франция, выступившая было на ее защиту, разве это другой Пушкин? А Достоевский? Неужели вы думаете, человек, додумавшийся до таких вершин человеколюбия, как князь Мышкин, мыслитель, убедивший нас, что «любовь спасет мир» и остерегший от любого прогресса ценой «слезинки ребенка», этот человек не искренен? Но этот же человек обоснованно и аргументированно призывал захватить Константинополь; насильно объединить всех православных под единым московским царем… Вы думаете, в тот момент не знал он, какой ценой обернется это «объединение»? Сколькими морями детских слез? Нет, и Пушкин, и Достоевский, и Тютчев, и Чехов, и Булгаков, и сотни иных мыслителей, писателей и гениев «земли русской» – все они были искренни. Ни один из них не заметил того страшного раздвоения души, которое произвел в ней вирус Мирозлюбия:

Раздвоения между абстрактной любовью ко всему миру, и испепеляющей ненавистью к каждому отдельному народу.

 

И последнее.

Вы нас неправильно поняли или, вернее, мы что-то неправильно, недостаточно точно, выразили. Мы не собираемся вас учить. Мы не собираемся вас «будить». Еще меньше надеемся мы слепить из вас «критическую массу». Мы вас ни в чем не обвиняем. Россия – ваша страна, вам ей служить, вам ее строить.

Но объяснить нашу позицию мы просто обязаны. Это долг наш перед нашей страной, нашим народом, нашими детьми. Мы не хотим второго Голодомора, мы не хотим карателей российских в наших селах, мы не хотим российской войны, одним словом: мы не хотим всего того, что называется в России «братством». И вы – единственные, на кого мы можем надеяться.

Так постарайтесь же нас понять.

А Крым – Крым лишь частный случай общего решения уравнения.

 

«<…> patriotism?

Must it all be sublimated to this endless

and sickening love of Russia?

I hate their bloody patriotism.

It is mere chauvinism and always has been,

since Peter and Ivan.

It can only exist through conquest

and slavery of other surrounding nations.»

Frederick Forsyth, «No Comebacks»[6], 1982

 

Ирина Бирна,                                                                                                             Neustadt, 25.02.2016

[1] От математики и социологии

[2]В оригинале: «Есть Путин – есть Россия, нет Путина – нет России» (В. В. Володин)

[3]Как раз сегодня опубликован отчет «Bellingcat» по МН17, где указаны те, кто самолет „вероятно“ сбивал и те, кто приказывал – „вероятно“ – им сбить.

[4]Заботливые редакторы Каспаров.ру исправили приведенное мною в статье «Город Алеппо…» уравнение «Россия = Война» на «путинская Россия = Война», исказив изначальное значение. Я не в праве подозревать их в какой-либо намеренности, прошу, тем не менее, у читателей прощения.

[5]Для того, чтобы понять суть идеи российской, достаточно сравнить то, что планировал и начал было осуществлять Петр III, за что и был убит патриотами, и что сделала Екатерина, чтобы прослыть «великой». Петр планировал урезать церковную власть, владения монастырей, реформировать православие по протестанскому примеру; запретил тайную полицию; заботился о развитии торгово-промышленной деятельности – создал Государственный банк, начал выпуск ассигнаций, издал указ о свободе внешней торговли; издал указ, предусматривающий пожизненную ссылку помещика за убийство крепостного… Екатерина максимально усилила крепостное право; наделила дворянство неограниченной властью над народом; растерзала со своими прусскими родичами Польшу, утопила в крови Правобережную Украину, Крым, Северный Кавказ.

[6] «… патриотизм? ДОлжно ли это всё возносить к этой бесконечной и болезненной любви к России? Я ненавижу их кровавый патриотизм. Это чистый шовинизм и всегда таким был со времен Петра и Ивана. Он может существовать только благодаря завоеванию и порабощению иных соседних наций», Фредерик Форсайт, «Нет пути назад», роман, 1982 (пер. с англ. – мой, иб)

«Минск-2»-гейт

Сегодня я заканчиваю статью, посвященную трем „гейтам“ прошлого года. Две первые статьи цикла „Фольксваген-гейт“ и „Беженцы-гейт“ см. ниже

 

Возможно, я предубеждена, возможно слишком заинтересована, возможно даже, страдаю «туннельным взглядом» на суть и смысл российские, только кажется мне, нет более наглядного примера линейности западной политической мысли, чем семнадцатичасовые посиделки годичной давности в Минске. О «линейности» в данном случае я говорю потому, что глубоко убеждена в искренности желания фрау Меркель решить «российское уравнение». И в то, что физику-теоретику, доктору наук, в этот раз не хватило политической мудрости и опыта определить степень сложности уравнения. Иначе, отказав ей a priori в искренности, сложно будет найти объяснения игры в поддавки, случившейся в Минске.

Идея Минска сегодня может быть квалифицирована как предтеча сентябрьской катастрофы с «беженцами». В обоих случаях политик была загнана в цайтнот, – в ситуацию, в которой работать не привыкла, которой до сих пор с успехом избегала. Лихорадочная суета «Минска» была вызвана, напомню, колебаниями заморского «перезагрузчика» давать Украине летальное оружие или не давать. Повторяю, я исхожу из искренности фрау Бундесканцлерин, т.е. из того факта, что это она испугалась американского оружия в украинских руках, а не Путин. В противном случае в «Минское уравнение» следует ввести коэффициент «шрёдеризации», что значительно усложнит решение.

 

Идет война гибридная, священная война

 

Итак, политический сейсмограф фрау Меркель зафиксировал опасное увеличение амплитуды колебаний за океаном со смещением центра их в сторону единственно возможного решения «конфликта» на Донбассе: вооружения украинской армии. Поразительно совпадение не только показателей кремлевского и берлинского сейсмографов, но и оценки перспектив развития ситуации. Из Кремля мгновенно последовали удары по всем направлениям: от угроз ответами различной степени «асимметричности», до очередных инициатив «мирного урегулирования «конфликта»». За последние в Берлине мгновенно ухватились и загнали тем самым фрау Бундесканцлерин в угол.

 

«Компромисс (лат. compromissum) – в этике и праве разрешение некой конфликтной ситуации путем взаимных уступок; уступка ради достижения какой-либо цели» Викисловарь

 

Перед тем, как браться за решение проблемы, перед тем, как сесть за стол переговоров в роли третейского судьи и предлагать условия компромисса, следует хотя бы поверхностно ознакомиться с природой конфликта, как минимум провести анализ входных данных, приведших к ситуации: кто заинтересован в ней? как возник конфликт? почему? каково моментальное соотношение вовлеченных в него сил? И тогда уже решать, к каким уступкам можно принудить стороны, какими аргументами и средствами. В минском конкретном случае, фрау Меркель ни в коем случае не следовало бы выводить за скобки уравнения еще и специфическую поправку на иную реальность, в которой находится один из участников переговоров. Поправку, заметьте, введенную в политику ею самою.

Результат минского «компромисса» год спустя: продолжающиеся обстрелы украинских позиций боевиками; «тихие» захваты ими же населенных пунктов в «серой зоне», разделяющей – по «Минску»! – воюющие стороны; участие в боевых действиях регулярных частей российской армии, расквартированных по прежнему на оккупированной территории; гибнущие на минах и от пуль диверсионно-разведовательных групп украинские военные и мирные жители. И все это под непрекращающееся словоблудие Кремля о том, в какой именно последовательности следует выполнять пункты «Минска-2» для того, чтобы он «заработал». Всего этого можно было бы избежать, не погонись фрау Меркель за простым и скорым решением, проанализируй она хотя бы бегло и поверхностно обозначенные в предыдущем абзаце вопросы.

Итак, кто заинтересован в ситуации? Украина? Совершенно очевидно – нет, ни Украина, как держава, ни народ ее, ни Порошенко, как ее Президент, ни он же в качестве олигарха, ни одна из украинских партий, не заинтересованы в этой войне.

Как началась эта война? Началась она по нотам Генштаба России, на мотивчик «гибридной войны», озвученный главным композитором, Начальником Генштаба ВС РФ, генералом армии Валерием Герасимовым за год до ее начала и за два до «Минска-2» (т.е. у фрау Меркель было достаточно времени этот незамысловатый шлягер прослушать и задуматься над текстом).

Главный вопрос, без ответа на который и садиться за стол переговоров не следует: каковы цели этой войны? Тут я скромно уйду в тень и предоставлю авансцену специалистам.

 

Андрей Илларионов: <Россия ведет, – иб> «еще одну войну, которая идет довольно давно, <…> в гибридном варианте <…> – это война против Запада, против Соединенных Штатов Америки, антиамериканская кампания, антизападная кампания, антиевропейская кампания.

<…> У него (Путина, – иб) идет поиск адекватного термина для определения того проекта, какой он создает. У него же были разные периоды, когда он говорил и про евразийское экономическое сообщество, про политическое сообщество, про оборонительное сообщество, „Русский мир“, сфера привилегированных интересов. <…> совершенно ясно, что это некий имперский проект, в котором есть с одной стороны „Русский мир“, но с другой стороны в этом „Русском мире“ есть и Абхазия, и Южная Осетия. В этом „Русском мире“ или таможенном союзе, экономическом союзе есть и другие страны.» («Есть выход из колеи», Свобода).

«Аннексия Крыма не казалась Путину достаточно мощным инструментом для удержания Украины в орбите Кремля. Поэтому была начата операция по захвату не только Донбасса, но и всей так называемой „Новороссии“. Неслучайно, что Путин в своем выступлении от 17 апреля 2014 года, в так называемой „новороссийской речи“, обрисовал границы того квазигосударственного образования, которое он, <…> планировал создать на юго-востоке Украины. Иными словами, задача состояла в том, чтобы оторвать от Украины 8 регионов с населением примерно в половину населения Украины. А потом создать в этом регионе формирование, подчиненное Кремлю, — так называемую „Украинскую Федерацию“. Тогда, по этой логике, вряд ли остальная часть страны смогла бы уйти на Запад, Украина в целом была бы существенно ослаблена и оказалась бы полностью под контролем Кремля.

<…> Вот этот „большой план“ не удался. Поэтому Кремль приступил к реализации более скромной идеи. Она состояла в том, чтобы с помощью двух огрызков на востоке Украины не выпустить Киев из капкана, в который он угодил, не допустить проведения Украиной самостоятельной внешней политики, в том числе в плане интеграции в западное геополитическое и геоэкономическое пространство» («Кремль приступил к реализации более скромной идеи», Апостроф).

 

Роман Цимбалюк: «России нужен не Донбасс, а вся Украина» (УНИАН).

 

<…> «позиция Запада, направленная на противодействие интеграционным процессам и создание очагов напряженности в Евразийском регионе, оказывает негативное влияние на реализацию российских национальных интересов. Поддержка США и Европейским Союзом антиконституционного государственного переворота на Украине привела к глубокому расколу в украинском обществе и возникновению вооруженного конфликта. Укрепление крайне правой националистической идеологии, целенаправленное формирование у украинского населения образа врага в лице России, неприкрытая ставка на силовое решение внутригосударственных противоречий, глубокий социально-экономический кризис превращают Украину в долгосрочный очаг нестабильности в Европе и непосредственно у границ России» (Стратегия Национальной Безопасности РФ, – цитата: Романа Рукомеда «Стратегия Кремля не меняется», УНИАН).

 

Владимир Огрызко, Министр иностранных дел Украины (2007-2009 гг): «Мета Москви полягає у тому, щоб дестабілізувати ситуацію в Україні та не дозволити останній реалізовувати свій євроінтеграційний курс. Це – виклик для ЄС. Путін не вважає Євросоюз серйозним партнером»[1]

 

Friedrich Schmidt: «Die Ziele gehen weiter: Was die EU schwächt, nützt dem Kreml. Einzelne Staaten lassen sich besser unter Druck setzen» («Russlands Kampfzone», Frankfurter Algemeine)[2].

 

И, наконец, последняя цитата, относящаяся более к личности того, с кем предполагался «минский компромисс»: «Что можно сделать с человеком – я имею в виду Путина – который инициировал Вторую чеченскую войну в 1999 году, войну с Грузией в 2008-м и с Украиной в 2014-м; который не принял на себя ответственность за сбитый над Украиной малайзийский авиалайнер…» (Юрий Фельштинский, «Подробности убийства Литвиненко», kasparow.ru).

 

Итак, можно подводить итог.

Глобальная цель России – это воссоздание биполярного мира, одним из полюсов которого станет она сама. Для достижения этой цели играет Путин на всей клавиатуре возможностей: от давления на западных «партнеров» природным газом, до радиоактивного террора на улицах Европы; от уничтожения собственных граждан, попавших в заложники его же режима, до разжигания войн против соседей; от подкупа мировых политиков, до откровенной лжи. Гибридно-конвенциональная война против Украины (на чистую гибридность не хватило ни «шахтеров», ни «комбайнеров» – пришлось посылать ГРУ и бурятов) – часть, доля малая, российского плана. Война была развязана с целью раскола Украины и удержания ее таким образом в орбите Кремля. Для достижения цели вложил Путин миллиарды таких ему сейчас необходимых долларов; поставил страну на колени инфляции и голода; положил тысячи жизней российских солдат и офицеров.

Была достигнута цель? Нет, цель достигнута не была.

Каковы были позиции сторон конфликта перед Минском? Одна из сторон, Путин, шантажом и наращиванием военного присутствия добилась раскола в лагере «партнеров» (помните: сэр Обама колеблется, а фрау Меркель сломя голову, едва не потеряв в пути уснувшего месье Олланда, несется в Минск). Сторона эта, тем не менее, настаивает на своем «неучастии в конфликте». Другая сторона – Меркель, Олланд и зачем-то приехавший в Минск Порошенко, – вынуждена демонстрировать согласие с этой откровенной и, в тот момент, когда бригады спецназа ГРУ при поддержке бурятских танков окружают Дебальцево, особо циничной, – ложью, и смиренно упрашивать Путина подписать договор в качестве гаранта, «имеющего влияние» на «ополченцев». Наглость Путина в те дни объясняется предельно просто: своим присутствием гарантировала Меркель отказ Обамы вооружить украинскую армию. В такой ситуации любой компромисс для Путина был бы вершиной политической глупости. Политическим самоубийством по сути. Жизнь человеческая в России никогда не стоила ни копейки, тем более, жизнь бурятская, но все-таки нашей троице следовало бы спросить себя: для торжества ли украинского погнал он на смерть своих танкистов, спецназовцев, морпехов?

Так на какие уступки надеялась склонить фрау Меркель Путина в ситуации, которую сама же и создала своей спешкой? Ни ей, ни тем более проехавшемуся с нею за компанию Олланду, предложить Путину было нечего. Испугать его они тоже уже не могли. А рассчитывать на то, что человек, развязавший войну, держащий в руках все ее тайные, равно как и явные, нити, но еще не достигший своих целей, человек, вокруг которого пляшут теперь руководители двух великих европейских наций, этот человек добровольно и в одностороннем порядке откажется от своих преимуществ, было бы, мягко говоря, странно. Ради чего? Снятия санкций? «Единого экономического пространства от Владивостока до Лиссабона»? Высоких технологий? Да ради чего, господи?! Ведь еще немного войны, крови, беженцев, и Европа на пузе поползет в Москву, и молить будет даром взять то, за что сегодня требует каких-то там компромисов! Смех, да и только, господа!

Нет, единственной разменной монетой была Украина.

Но отдать ее «партнеры» просто так, открыто, еще не могли. А Путин не мог более наращивать свое военное присутствие: Обама рано или поздно вынужден был бы передумать.

Вот и получается, как ни крути, что родил Минск некий гибридный документ, давший Украине передышку, а России – возможность заморозить Донбасс и сосредоточиться на Сирии.

Следовательно, анализировать «положительные» или «отрицательные» стороны документа – дело праздное; спорить о выполнении или невыполнении пунктов этой бумажки, настаивать на секвенции их, – делать как раз то, к чему принуждает нас Москва; призывать к новым встречам или иным форматам – бессмысленно: Россия не уйдет. Просто потому, что уйти ей некуда – оглобализировашийся мир стал тесен для империй. Она выкопала томагавк войны и за ценой не постоит.

Украину и Европу не спасет ни новый «Будапешт», ни «Хельсинки-2», ни «Минск-n». Из Кремля нам следуют настойчивые намеки и приглашения: вас спасет лишь «Ялта-2». Вот компромисс, на который пойдет сегодня Россия. Тогда, в феврале 45-го, у мира тоже не было выбора: выдавливая чуму коричневую, половину Европы заполнила чума красная. Сталин всячески поощрял разгул вечно голодного, нищего, озлобленного на весь мир и вооруженного до зубов носителя особой нравственности, дорвавшегося до сытой и зажиточной Европы: массовые изнасилования женщин и девочек (не только в Германии, перед ней поупражнялись на польках, чешках, венгерках…), мародерство, массовые зачистки мирного населения, достигли высот, миром дотоле не представимых. Черчилль и Рузвельт купили жизнь половины Европы ценой рабства второй ее половины. Не мне судить их. Возможно, другого выбора не было. К счастью для Европы, все закончилось добром, хотя не приди в Белый Дом Рейган, еще неизвестно, чем обернулся бы нам или нашим детям тот ялтинский «компромисс».

Заключение

 

Я села за статью в начале января. Сейчас за окном февраль, пересекший экватор. Многое изменилось, но, к моему глубокому сожалению, во всех изменениях вижу я продолжение той упрощенной – линейной – политической традиции, что и привела к проблемам.

Немецким автомобилестроителям составили дружную компанию французы: дизель «Renault» продемонстрировал гордое – более чем 6-ти (шести!) кратное превышение выброса ядовитых оксидов азота (NOx) по сравнению с обещанными покупателям и законодателям. Пример, демонстрирующий интернациональность проблемы. Нормы выбросов, принятые под давлением велосипедистов-вегетарианцев, достичь в нынешних ценовых рамках невозможно. Рано или поздно, но Брюсселю придется отказаться в этом вопросе от удобной силовой линейности и либо задуматься над технически реальными и финансово целесообразными нормами качества воздуха, либо ввести дотационные выплаты на автомобили с новыми системами очистки. Нечто подобное провела Германия в 2008, выплачивая гражданам денежную премию за старый автомобиль, при условии покупки нового, с современной системой очистки. Возможна ли подобная акция в рамках целого содружества? Как отнесутся к ней производители США, Японии, Кореи?

Представление еще только начинается. Нас ждет еще много сюрпризов и многомиллионные судовые иски против VW по всему миру – лишь первые аккорды увертюры.

Гораздо хуже обстоит дело с линейными упрощениями проблем войны и мира. Но и здесь, к сожалению, сдвигов пока не видно.

Прошла Мюнхенская конференция по безопасности. Запад и Россия договорились о прекращении огня в Сирии. В результате очередного «компромисса» к бочковым бомбам Асада Путин добавил вакуумные против жителей Алеппо.

Санкции – дело хорошее: они не разрушат колониальной России: диктатуры вроде клопов – в состоянии прожить долгое время в голоде, холоде, жажде и нищите, в конце концов – это нормальные условия их существования. За примерами далеко ходить не надо: КНДР взасос любит уже третьего по счету кима-демократа; Куба никак не желает прощаться с революционной семьей Кастро, Сирия вот уже пять лет живет с мертвой хваткой политического покойника Асада на горле; Иран… Но санкции лишают дикратуры агрессивной потенции, все, что им остается – это щелкать злобно зубами за наглухо замурованными границами. Следовательно, миру следует задуматься над расширением санкций как залога собственной безопасности. Если же Европа продолжит рассматривать Россию как колоссальный рынок для своих товаров, источник дешевой рабочей силы, а российский капитал – как желанные инвестиции в свою экономику, ей грозит смертельная опасность. Обратную сторону «экономического роста за счет российского рынка», видим мы сегодня: в центре Европы на наших глазах «подмораживается» очередная война, способная взорвать континент по первой команде из Кремля; в Сирии создается очаг войны на необозримую перспективу; на наших улицах активизировались коричневые силы; идеи раскола континента как никогда популярны… Путин будет повышать ставки. Вот и в Мюнхене Медведев принялся грозить «Второй холодной», чтобы отвлечь от «Первой гибридной», давно уже сотрясающей Европу. Сегодня не знаем мы еще, станет ли война на востоке Украины началом новой большой войны, через Сирию перекинувшейся на другие регионы, или нет, но только у нас есть возможность это предотвратить. Для этого политикам следует понять, какую цену запросила Россия за свое выживание. Россия будет повышать ставки, у нее просто нет другого выхода: мир велик, а отступать некуда – позади Москва.

 

Ирина Бирна                                                                                                  Neustadt, 19 февраля 2016

 

[1]                      «Цель Москвы заключается в том, чтобы дестабилизировать ситуацию в Украине и не допустить последней реализовать свой евроинтеграционный курс. Это – вызов для ЕС. Путин не считает Евросоюз серьезным партнером» (укр)

[2]                      Фридрих Шмидт: «Цели (России) идут дальше: что ослабляет ЕС, идет на пользу Кремлю. Разрозненные государства легче загнать под пресс», («Русская зона борьбы») (нем)

Озарение Хорста

«Який шов, таку й здибав!»[1]

Итог многолетних наблюдений социологов

 

Хорст – его я уже имела честь представлять читателям блога – к своему полному удовлетворению и в сопровождении коротающего пенсионную свободу друга и покровителя Эдмунда, провояжировался из Мюнхена в Москву и обратно. И возвратясь, одарил народ германский открытием: окзалось, что живет Германия в беззаконии! У нас, – открылись глаза Хорсту после посещения белокаменной, – царит «Herrschaft des Unrechts»[2]. Ни много ни мало. Ну, вроде как в Африке какой-нибудь.

Россия, как известно, второй, после Северной Кореи, и последний оплот демократии и права в мире. Тут не поспоришь. Какие же еще откровения мог привезти оттуда политически так и не сформировавшийся Хорст? Вот и привез.

Тут комментировать нечего. Случай ясный.

Два замечания вот только позволю себе.

  1. Один из политиков SPD в ответ на заявление Хорста заметил, что в следующий раз придется ему отправиться в Пхеньян. Т.е. не отказал коллеге в возможности роста над собой.
  2. Жаль, замечательный фильм так не вовремя покинувшего нас Эльдара Рязанова «Небеса обетованные» незнаком немецкой публике. Помните сцену: герой Карцева вступается за своего обидчика, героя Невинного, который напал на первого с юдофобскими оскорблениями, и которого остальные жители нищенской слободки пытались осадить? Помните слова Карцева: «Оставьте его, это не он, это черносотенцы в нем говорят. Он милостыню просит там, где они митингуют. Вот и наслушался, бедняга…»

Нечто подобное приключилось и с Хорстом. Это ведь не он, это Путин в нем говорит. Он ведь как дитя малое: «Шо маю, то й везу» (характеристика человека, у которого, как говорят в Одессе, «вода в жопе не удержится»). Наслушался в Кремле, о чем Путин с другом Эдмундом разговаривали, и болтает теперь. Думаю, даже Путина оконфузил.

Его пример – другим наука: маму надо было слушать, она-то точно рассказывала сыну Хорстику, как друзей выбирать.

А с другой стороны взглянуть, и его понять можно: ну к кому сегодня за советом пойдешь? Мало демократов-то в мире осталось, всего ничего: Ким Третьего Разлива, Путин… да и всё, пожалуй… Да, забыла! – Ассад еще. Но к нему пока не сунешься: занят, демократию от народа защищает.

[1] «C кем поведешься, того и наберешься» (укр)

[2] «Господство беззакония» (нем)

Город Алеппо Дебальцевской области Русскага мiра

Вчера – 11.02.2016, в 20:00, в новостях Первого немецкого канала (ARD), прозвучало заявление Лаврова о том, что Россия готова прекратить бомбардировки Сирии с 01.03.2016. Заявление было сделано в Мюнхене, перед заседанием контактной группы по Сирии и растиражировано с прихватом дыхания: почти прорыв, прогресс или решение. Мир облетели фотографии пожатых рук Керри и того же Лаврова. Все, кто наблюдал сюжет, могли заметить, что лица обоих политиков, демонстративно были повернуты к камерам, а не друг к другу. «Что так? – подумалось, – Чем недовольны министры?»

Ответы пришли поздно ночью.

Саудовская Аравия за несколько часов до заявления Лаврова приняла решение начать наземную операцию против ИГИЛ. Саудовцы не члены НАТО, но привилегированные партнеры США на Ближнем Востоке. Теперь вступает в действие простой и понятный кремлевским гопникам, возомнившим себя полководцами, принцип подворотни: «Кто Мишу (в нашем случае – Али Аль-какого-нибудь) тронет – будет иметь дело со мной». А чем это закончится, показала Турция: иных ответов, как борьба с помидорами, у России нет, хоть наизнанку вывернись. Одно дело бомбить больницы, школы и жилые кварталы, зная, что на земле под тобой нет ни ракет, ни зенитной артиллерии, но лишь женщины и дети, и совсем другое – стоять лицом к лицу перед вооруженным и обученным профессиональным противником.

Последующие новости оказались и того интереснее: прекратить военные действия договорились в течении недели. Если первое марта Лаврова предполагало достижение каких-то стратегических целей, например полное овладение Алеппо и максимальное продвижение на север, к турецкой границе, для того, чтобы выдавить собравшихся там беженцев в Турцию, и из нее – в Европу, то вынужденное сокращение срока с двух с половиной до одной недели, указывает на несколько моментов. Во-первых на то, что Кремль серьезно отнесся к заявлению Эр-Риада. И это при том, что накануне Димон (он у них там типа за «премьера»), озвучил заявление, содержащее плохо скрытые угрозы в адрес тех, кто решиться на наземную операцию. Во-вторых, на то, что первоначальный термин был принят «стратегами» с завышенным «коэффициентом прочности» и поставленные цели можно либо решить в течении недели, либо ограничить, либо…

Вот тут давайте вспомним, как раз в эти дни исполняется годовщина Минских переговоров. Еще перед началом их Путин заявил, что Дебальцево принадлежит «лугодонам» и границы будущего размежевания должны быть проведены с учетом этой новой реальности. На деле, бои под Дебальцево в тот момент продолжались с переменным успехом. Семнадцать часов Путин держал зажатыми в пальцах три носа, принадлежащих двум Президентам и одной Бундесканцлерин, и водил обладателей этих носов вокруг каких-то пунктов какого-то договора, которые вероятно и сам не читал, т.к. знал, что выполнять их не будет. А в это время его Генеральный штаб бросал все новые и новые батальоны своих карателей в район Дебальцево. Трое за столом наивно надеялись, что с момента начала переговоров военные действия прекращаются, в то время как четвертый решал спокойно свои стратегические задачи. Результат известен и трагичен: Дебальцево оказалось в кольце, как и предсказывал майор-стратег, а российская сторона приобрела дополнительные «политические» аргументы:

  • окруженная украинская группировка;
  • окруженные мирные жители — в мороз, без воды и света, без тепла и пищи.

Партия Путина стала с этого момента беспроигрышной и он с легким сердцем подписал бумажки.

Кто верит в то, что через неделю бомбардировки прекратятся, не реши Путин своих задач, тот либо наивен, либо преступен, что в этом случае одно и то же.

Судя по сообщениям, террористы изъяты из текста о прекращении огня. Но в Алеппо-то путинские соколы кого бомбят? Самых настоящих террористов. Кроме того, Путин неоднократно заявлял, что террористы в Сирии все, кроме доброго дяди Ассада. Так что, скажите на милость, помешает авиации майора продолжать бомбить «террористов» в школах и больницах до тех пор, пока войска «законного президента» не довершат окружение Алеппо и не выведут Путина в дамки? Ведь замкни он кольцо вокруг Алеппо, и десятки тысяч жителей окажутся под угрозой голодной смерти, как это было совсем недавно в Эз-Забадани, Мадае и Гуте. По оценкам Турции, падение или окружение Алеппо приведет 1,5 млн. новых беженцев к ее границе — приятный для России довесок к умирающему в кольце блокады непокорному городу.

Как тогда изменится тональность переговоров? Чем ответит Запад, Саудовская Аравия, Турция, ООН наконец?

Нет, ничего доброго от «компромиссов» с Кремлем ждать не стоит. Пора бы политикам задуматься над иным вариантом решения уравнения «Россия = Война».

 

Ирина Бирна                                                                                               Neustadt, 12.02.2016

Пост

Сегодня в Германии начался предпасхальный пост. Россия, как известно, застрявшая в очень раннем средневековье и считающая верхом астрономической мысли Юлианский календарь, начнет поститься с 14 марта. Раньше ли, позже ли начнется эта ежегодная ярмарка лицемерия — никакого значения не имеет. Главное ведь то, что ничего циничнее, ничего подлее религия не выдумала. Требованиям поста не следуют даже те, кто за это деньги получает, вспомним хотя бы отощавшего Чаплина в МакДональсе, тот тоскливый взгляд загнанного в угол, подальше от кормушки, поросенка. Тот взгляд выжал бы слезу даже из гвоздей в распятии.

Но дело ведь не в одной еде. Семь недель поста следует отказаться от алкоголя, секса, мата – даже в разговоре с тещей, – и многого, очень многого иного, без чего жизнь не только чаплиных, но и хобби-верующих превратится в сущий ад. Короче, всему миру ясно: поста не придерживается никто. Его никто и никогда не придерживался. Его и придерживаться не будут никогда и никто. Это следует заявить смело и прямо, и заняться поиском иных мер для повышения курса пасхальных акций и стремления к разноцветным яйцам. Для того, чтобы убедиться, что я права, достаточно пройтись по российским улицам в любой день поста и собрать бессознательные или полусознательные тела, и тут и там вносящие толику жизни в асфальтовый пейзаж луж и выбоен. Собрав их в одно место, подсчитайте количество собранных таким нехитрым образом нательных крестиков, иконок или иных внешних признаков «веры». Соотношение символов к носителям, помноженное на 100, даст нам среднестатистический процент населения, смачно плюющего на воздержание. Утверждаю: отличие полученного числа от 100% будет лежать в области статистической погрешности. Это — уровень «веры» народа российского.

Всё лицемерие постного церковного фокуса давно уже поняли в Европе. И рассматривают это время как время отказа от излишеств. Предложений масса и каждый волен выбрать любимое, т. е. то,  от которого чувствует себя зависимым. Кто-то в очередной раз бросает курить, кто-то отказывает себе в алкоголе, иные фрау семь недель обещают не заходить в магазины одежды или обуви… Но чемпион по спросу остается вот уже несколько лет отказ от электронных средств связи или время препровождения. Люди стараются 7 недель обойтись без мобилок, компьютерных игр или телевизора.

И вот я подумала: от какого такого распространенного излишества могли бы отказаться жители России? За ответом долго ходить не надо, потому что общенациональным, всеобщим излишеством России является ложь.

Давайте представим себе Россию 7 недель без лжи.

Путин молчит. Молчит Лавров. Закрыты церкви. Нет телевидения, нет радио. Историческая «наука» в полном составе ушла в отпуск. Закрыты газеты, журналы, книги выходят лишь переводные: отказ от лжи распространяется только на национальный продукт. Распущена за ненадобностью Дума и Совет безопасности. Жириновский, Михалковы, Табаков, Хазанов и сотни тысяч агитаторов с ними собирают слюну на послепасхальные каникулы. Семь недель народ российский узнает правду о преступлениях режима в Крыму, на Донбассе, в Молдавии, Грузии и Сирии…

Нет, давайте оставаться в рамках окружающей нас реальности: правду народ российский может слушать и видеть и сегодня. Беда этого народа в том, что правда ему не нужна. Она неудобна, она требует личного мужества, она — удел очень и очень немногих. Правда — это знания, а знания вызывают реакции, вынуждают к действию или, по крайней мере, поиску объяснений бездействия, которые не всегда просто залить водкой. Много приятнее «верить»: президенту, Думе, силовикам, «интеллектуалам», деятелям «культуры», «критикам» Путина… Вера пассивна; вера удобна. Вера порождает ложь. И не только церковную. Так и получается, что вся страна лжет, потому что это народу надо, а народ верит, подхлестывая фантазию лжецов к еще большей лжи.

Национальный круговорот лжи в России семинедельными каникулами не прервешь.

Путин вышел с козыря. С последнего?

«Хода нет – ходи с «бубей»,

А нет «бубей» – хоть х…м бей!»

Золотое правило преферанса

 

За событиями конца января в Германии стоит все та же, в деталях известная по украинскому прецеденту, тактика гибридной войны. Гибридный главнокомандующий из Кремля дал отмашку русским «немцам»[1] пойти в гибридную атаку против их исторической родины, и 11 000 гибридных пехотинцев услышали приказ.

Сперва протесты были направлены против полиции, которая, по версии министра Лаврова, пыталась скрыть страшное преступление: 13-ти летнюю девицу «мужчины арабской внешности» 30 часов держали в неизвестном Лаврову месте и насиловали, насиловали, насиловали… а потом отпустили к маме. Умаялись должно. Я понимаю товарища Лаврова Сергея: служба такая – врать, – на правде ведь никакого «русскага мiра» не возведешь. Я даже готова поверить министру в том, что не читал он объяснения причин по которым берлинская прокуратура «скрывала» некоторые особенности «дела Лизы». Ну, или не понял того, о чем говорила прокуратура: в конце концов, откуда русскому министру знать, что такое «честь и достоинство», «частная жизнь», «моральные ценности», «гордость» или «гуманность» – т.е. всё больше общечеловеческие категории, которых не сыщешь в моральном кодексе строителя «русскага мiра», но которые святы здесь, в «Гейропе», и которые обязаны были защитить полиция и следствие. Согласно постулату жертвенности великому делу, бедной Лизе и ее семье уготована была министром горькая участь: все подробности того, каким возбуждающим фантазии и слюноотделение образом 13-ти летняя школьница казенила школу, стали известны общественности; против ее 19-ти летнего друга и еще двух мужчин открыты уголовные дела. В Германии, как оказалось, половые сношения с несовершеннолетними уголовно наказуемы, даже если они протекали по взаимному согласию. Берлинская прокуратура ведет следствие и против автора «сенсации» корреспондента российского Первого канала Ивана Благого. Вот это и есть то разоблачение, которого так назойливо добивался товарищ министр. Вот это и есть та защита, которую обещал Лавров «гражданке России» Лизе.

Повторяю, министерские действия и мотивы мне понятны.

Мне не понятно, как в такое дешевое дерьмо могли вляпаться те 11 000 русских «немцев»? А они ведь не просто вляпались, они, после того, как стало ясно, как примитивно и дешево подставил их министр чужого им государства, в буквальном смысле слова полезли в бутылку.

А бутылка эта с очень узким горлышком…

Уже давно и упрямо в прессе появляются сообщения о том, что европейские партии националистического и правого толка получают финансовую подпитку из России – страны, чтобы не забыть, «победившей в одиночку фашизм» и неустанно продолжающей против него бороться, например, в Украине. О том, как финансируются неонацистские группы Германии и о братском их сотрудничестве с организациями русских «немцев», сообщала «Diе Zeit» еще в марте прошлого года (пост «Статья в «Die Zeit» на этом блоге). Из последних публикаций укажу на интервью Председателя Внешнеполитического Комитета Бундестага от CDU Родериха Кизеветтера (Roderich Kiesewetter) Немецкому Радио (DLF): «Russlands strategisches Ziel sei es, die EU zu destabilisieren, <…> Dazu unterstütze Präsident Wladimir Putin rechtsradikale Kräfte finanziell, wie etwa die AfD in Deutschland <…> Davon würden in Frankreich der Front National und in Deutschland NPD und AfD profitieren. Auch mithilfe von Russlanddeutschen betreibe Putin eine entsprechende Politik hierzulande <…>»[2]

Бывший шеф и отец-основатель «альтернативщиков», херр Люке, попытавшийся было удержать своего подросшего, но не успевшего набраться мозгов, отпрыска от правого крена, за что и был бесславно изгнан из собственной партийной квартиры, заявил в интервью тому же DLF, что не знает, «Исходят ли крупные пожертвования последних недель (курсив мой, иб) на AfD из иностранных источников <…>», но «в его время такого не было».

И вот тут мы сталкиваемся, как всегда, когда дело касается России и ее политики, с интересными совпадениями. С одной стороны, партии правого и неонацистского толка, «вероятно» финансируются из России, с другой, именно эти партии вдруг нашли деньги и активизировались на «русском» направлении: организуют рабочие группы по взаимодействию с поздними переселенцами и их организациями; посещают общежития; обещают «услышать» их самих и их «проблемы» (помните лозунг начала русской оккупации Донбасса: «Услышать Донбасс»? Донбасс «услышали»). Руководители этих партий желанные гости русского посольства в Берлине и бывают даже приглашены в Петербург на встречу с Заместителем Председателя Государственной Думы Андреем Климковым. И результаты этой работы с «немцами» русского замеса указывают на тонкий политический нюх и деловую хватку вкладчиков денег из Кремля: ярые протесты NPD два года назад против строительства общежития для беженцев в берлинском районе Марцан (Matzahn) проходили при горячей поддержке «русских». Количество российских «матрасных» (Орлуша) флагов на манифестациях Пегиды едва ли не превышает количество всех остальных вместе взятых. И вообще, «<…> русские немцы сохранили свои традиции, ценности и германскую самобытность, и являются лучшими немцами, чем местные, которые уже отравлены средствами массовой информации, запуганы и обмануты» (из речи одного из ораторов Пегиды).

Почему русские «немцы» требуют «прямой демократии» в Германии под флагами России? Почему призывают Путина во спасение той же Германии? Почему истерически провозглашают анафему США? Кто и по каким каналам согласовывает во времени их выступления в различных частях страны: в Нюрнберге, Регенсбурге, Эрлангене, Аахене, Расштадте, Оффенбурге, Пфорцхайме…? Кто и на какие средства изготавливает централизованно и по единому образцу плакаты и транспаранты, которые также централизованно и организованно раздают перед демонстрацией, а после ее – собирают? Особое любопытство немецких защитников конституции должны вызвать сообщения об «охране» этих выступлений крепкими молодыми людьми в камуфляже, армейских ботинках и кварцевых перчатках.

Здесь уместно будет дать слово экспертам.

Валерий Герасимов, Начальник Генерального штаба Вооруженных сил РФ, генерал армии, о современной военной доктрине России: «Акцент сместился на использование политических, экономических, информационных, гуманитарных и других невоенных средств с одновременным использованием протестного потенциала местного населения» (Википедия). Сказано на конференции в Академии военных наук в январе 2013 года, т.е. за год с небольшим до оккупации Крыма и вторжения на Донбасс.

Франк ван Каппен, член парламента Нидерландов, генерал в отставке: «Держава, которая ведет гибридную войну, ведет работу с недержавными исполнителями – боевиками, группами местного населения, <…> связь с которыми полностью отрицается» (Википедия).

Борис Райтшустер, журналист, долгие годы работавший в Москве корреспондентом журнала Focus, автор бестселлера «Путинская демократура» (интервью DLF, 01.02.2016, ответ на вопрос ведущей о возможном вторжении России в страны Балтии): «Большая опасность состоит в том, что если Путин нападет на Балтику, он будет действовать как в Крыму <…> там местная самооборона, которая купила оружие в супермаркете и о которой Путин ничего не слышал. Тогда Запад станет перед гигантской дилеммой: сделать вид, что он поверил Путину и продолжать так, словно ничего не случилось, или раскрыть эту пропаганду, но тогда мы окажемся одной ногой в Третьей мировой войне» (расшифровка фонограммы и перевод с нем. – мои, иб).

11 000 – это математически ничтожно малая часть многомиллионного землячества «русских» немцев, обогативших своим вкладом Германию. Но «ничтожно мало» и «пренебрежимо мало» не тождественные категории: ни в Крыму, ни на Донбассе количество пораженных имперской лихорадкой никогда не превышало 3-4%, т.е. было именно «ничтожно мало» по отношению ко всему населению этих регионов. Тем не менее, этого оказалось достаточно для принятия спецназа ГРУ и наемников.

Ситуация в Германии далека, разумеется, от той, в которой живут сегодня страны Балтии, имеющие с Россией общие границы и значительно более высокий процент русского населения, но дестабилизация Германии изнутри в значительной мере развяжет Путину руки. Именно этой цели служит блеф русскими «немцами». Путину почему-то именно сейчас понадобилось показать Европе, что у него есть и иные рычаги воздействия на непослушных, кроме отошедших пока в тень «ошредерезированных» элит.

 

Теперь давайте вернемся к заглавию и эпиграфу.

За столом сидят всегда 3 или 4 преферансиста. Если один из них – шулер и вышел со слабой карты (ход берлинской «бубновой семеркой» сильным не назовешь), то от остальных, держащих карты в руках, зависит, разыграет ли он свою слабую масть или нет. Давая отмашку на выступления русских «немцев», Лавропутин попытался убедить сидящих за столом игроков, что «бубна» его сильна или длинна, и Германии придется с ней считаться. Я думаю, если Кремль вынужден был хвататься за 13-ти летнюю казенщицу – пусть и обладающую живой и политически зрелой фантазией, – то это – истерика режима; и мобилизация русских «немцев» – последний козырь в отощавшей колоде политических шулеров.

 

Ирина Бирна                                                                                      Neustadt, 09.02.2016

[1] Я думаю, возможны два варианта написания этой загадочной лингвистической помеси: «русские» немцы или русские «немцы». Вторых от первых отличает наличие особой хромосомы «русской духовности», – высокой душой своей прикипели они к России, предпочитая грешную плоть кормить и одевать на «исторической» родине.

[2] «Стратегическая цель России – это дестабилизация ЕС <…> Для этого поддерживает президент Владимир Путин финансово праворадикальные силы, такие как «Альтернатива для Германи <…> От этого выигрывают во Франции Национальный Фронт, в Германии – Национально-Демократическая Партия и «Альтернатива для Германии». Но и с помощью русских немцев проводит Путин соответствующую политику в нашей стране <…>» (нем. пер. мой, иб)

Хорст Победитель

Прошел всего месяц с начала года, но по мнению многих обозревателей, год этот уже сейчас можно назвать черным для «демократа чистой воды» (по Г. Щрёдеру) Путина.

В январе, с поразительной закономерностью, в такте швейцарского часового механизма,  прошли акции по разоблачению майора КГБ, играющегося семнадцатый год подряд рулем одной восьмой суши.

В начале этой эпопеи, у которой есть все предпосылки накалиться до библейской, было слово. И слово это было доклад нидерландского следствия по МН17, где были представлены все необходимые доказательства того, что пассажирский лайнер над Украиной был сбит российским «Буком». Докладу последовал список всех военнослужащих России, принимавших участие в транспортировке и запуске ракеты. Список еще не обнародован, он передан, с указанием источников, нидерландскому следствию.

Этим сообщениям следовал фильм Романа Балаяна «Хуизмистерпутин», впервые собравший в одно место, а, следовательно, и подчеркнув, и выпятив их, – известные из разных источников факты биографии Путина.

Следующим был неожиданно мужественный шаг Второго Канала немецкого телевидения (ZDF)[1], показавшего фильм «Machtmensch Putin»[2], разоблачающий путинскую ложь о «гражданской» войне в Украине.

Потом весь мир узнал о «вероятном утверждении» Путиным убийства Литвиненко. На днях «Открытая Россия» предоставила возможность и русскому читателю составить свое мнение о том, насколько вероятно, что именно Путин «вероятно утвердил»[3] циничный план радиоактивного террора в столице Европейского государства.

И наконец, последним аккордом этой похоронной русскому режиму прелюдии стал фильм ВВС о коррумпированности лично фюрера империи. Ни Государственного Прокурора Чайки и его детишек, ни министров и ни олигархов, нет — так-таки самого!

После всех этих выступлений посыпались предположения различных экспертов о причудливости форм и методов, которыми дело будет доведено до логического конца: до могилы или Гааги.

Совершенно ясно, что мир до и после января 2016 — это два разных мира; что после всех разоблачений и в предвкушении следующих (грядет второй и окончательный доклад о МН17, касающийся личной ответственности участников; американская финансовая Фемида всенепременно откроет источники и пути личного обогащения Путина; пресловутая Гаага уже взялась за российские военные преступления во время Грузинской войны…), любой политик, садясь за стол переговоров с Путиным, не просто перемещается в иную реальность, куда полтора года назад определила Путина Меркель, но и оказывается в сферах, где царят ядерный террор, ложь, непредставимая доселе по масштабам коррупция и многое другое, что в Кремле считают «реальной политикой». Совершенно ясно, что любой политик, посещая теперь Москву, легитимирует своим именем и именем избравшего его народа хозяина Кремля и его деяния.

Кто будет первым?

К огромному моему — и уверена — миллионов немцев со мною — сожалению, приоритет пожатия «вероятно» полониевой руки «вероятного» вора в кремлевском законе войдет в историю с именем Хорста Зеехофера, Премьер министра Баварии и председателя Христианско-Социального Союза — одной из трех партий правящей сегодня коалиции.

Херр Зеехофер посетит Путина с официальным визитом в четверг, 04.02.2016.

Как получилось, что председатель народной консервативной партии ошрёдеризировался ниже крестных детей самого отца синдрома — Зигмара Габриеля и Франка-Вальтера Штайнмайера? Какие такие жизненно важные политические гешефты заставили политика попрать мораль, растоптать уважение, дарованное ему избирателями? Насколько согласован и одобрен этот Мюнхенский сговор с Берлином? Что это, наконец, – провокационная демонстрация или демонстративная провокация: ведь всего через две недели у нашего Хорста будет прекрасная возможность полиберальничать, пошептаться и пообниматься с высшими представителями российской верхушки у себя в Мюнхене, на традиционной Конференции по безопасности. Но… но… но…

Во-первых, в Мюнхен приедет не Путин. Приедут две части его тела: лавроврущие уста и противоположное им место, которое грело президентское кресло, пока сам хозяин игрался с народом в демократию, типа был премьером. Другими словами, приедут вовсе не те, кто сейчас так тяжко нуждается в поддержке.

Во-вторых, «понимание» Путина в Мюнхене, это не понимание его же в Москве: в Мюнхене можно выражать сомнение в действии санкций или озабоченность положением собственных пивоваров, лишившихся русских алкашей; в Москву едут к незаслуженно оскорбленному, бездоказательно обвиненному, оболганному всем миром кристально чистому политику.

В-третьих, в Мюнхене, возможно, наберется и без Хорста достаточное количество «понимающих» и «озабоченных». К чему рисковать?

В-четвертых, в Мюнхене еще неизвестно, как оно обернется, как бы скандала не вышло: Хорст все-таки хозяин, а согласно законам гостеприимства, придется учитывать и интересы других гостей.

Поэтому ввиду предстоящего вояжа Зеехофера в Москву, остальным участникам предстоящей конференции, стоило бы задуматься о целесообразности их в ней участия.

Во-первых, для того, чтобы услышать путинскую ложь, озвученную его лавроврущим министром, не обязательно быть в Мюнхене;

Во-вторых, целесообразность обсуждения вопросов безопасности с людьми, имеющими непосредственное отношение к развязыванию войн и конфликтов (формально за Грузинскую войну несет ответственность именно Медведев), в отношении которых начаты слушания в Гаагском Военном Трибунале, вызывает обоснованные сомнения.

В-третьих, отказ от участия мог бы быть первым широким шагом на пути тех мероприятий, которые свободный мир обязан предпринять в отношении России после января 2016.

 

Ирина Бирана,                                                                                              Neustadt, 02.02.2016

[1]После всего, что мы узнали о закулисной кухне немецких СМИ в ходе освещения ими событий Новогодней ночи в Кёльне, можно смело утверждать, что «мужественность» ZDF – это неспроста.

[2]«Человек власти Путин» (нем)

[3]Именно «утвердил», а не «одобрил», как до сих пор переводили «критики» президента вовсе не редкое слово «approved»