Еще раз о свободе свободной прессы

Сегодня во время перерыва на завтрак заглянул в отдел коллега из соседней комнаты. Он подошел к моему столу и начал прямо, не разогревая себя темой необычайно теплой зимы:

— Кстати о «Лживой» прессе и всем прочем… ты это видела? — он завертел перед глазами свежей газетой.

— Ты о чем, Франки?

— Ну, короче, может слышала: в Кёльне, в Новогоднюю ночь более 1000 черных, говорящих с арабским акцентом, разделились на группы по 40-60 человек и гонялись у вокзала за женщинами… грабили, били.., речь о сексуальных домогательствах и даже об изнасилованиях… Уже больше 100 женщин обратились в полицию.

Я развела в ответ руками: о теме «беженцев» мы стараемся не говорить. Горячая тема. Любое отклонение от официальной линии грозит тем, что сомневающийся попадет в известную коричневую, или по крайней мере, коричневатую, кампанию. Франк продолжал, отнеся мой жест моей информационной инфантильности:

— А теперь смотри сюда, — он протянул мне газету, — вот большая статья, с картинкой: американские фермеры захватили там что-то и борются за право пасти своих коров на общественных площадях.., — он резко передернул страницу: — А вот еще: зайцы исчезают из наших лесов, но остаются любимой дичью немцев. Спасай зайцев! Вот чего-то там о культуре, три страницы спорта… Где же это… подожди.., а, вот: мелким шрифтом, в уголке — коротенькое сообщение из Кёльна. Что это, Ирина?! Наши женщины нас не интересуют, ничего важнее зайцев не осталось? Или «они» не правы?

«Они» — это организаторы PEGIDA, «правые» и прочие — я о них писала уже на этом блоге (статья в «Die Zeit», 31.03.2015) и они у меня «правоты» не дождутся. Поэтому я сказала так:

— Франки-бой, немецкая пресса не лжива. И цензуры у нас тоже нет. Просто какие-то новости попадают в эфир, — или вот, как твоя статья, в газеты, — мелким шрифтом. Я не хочу никого винить в злонамеренности, так получается просто. Новостей много, а времени мало. Например… хочешь пример, или у тебя работа? — Франк нетерпеливо мотнул головой. — Так вот, пару недель назад было сообщение: в Финляндии в этом году число изнасилований выросло почти в 8 раз. В 90% случаев насильники из той же категории, что и в Кёльне. Слышал что-нибудь?

Франк качнул головой.

— А было. Немецкое радио рассказало. Вопрос лишь в том, кто слышал — было это передано в 5 утра, по каналу, который никто не слушает. Видишь, говорить о «запретных» темах, «пропаганде» или «цензуре» не приходится. Просто должен же быть кто-то, кто знает, в какое время какие новости подавать, кому и какие новости интересны. Вот и все. И никто ничего никому не запрещает.

Помолчали.

— Или еще: знаешь, что пару недель назад наш родной Габриель слетал в Москву и два дня шептался с Путиным? Какие-либо сообщения о визите ты видел? Слышал? Какие-нибудь документы, результаты, заявления? Франк, речь ведь ни о каком-то директоре аптеки, речь о ВТОРОМ! человеке Германии. Германия, Европа, США говорят о продлении санкций, а Габриель возвращается из Москвы и рассказывает о том, что санкции вредят нашей экономике, рассказывает сказки о том, что Путин может как-то помочь против «беженцев», что надо сохранить на какое-то время Асада, ну пусть хоть как переходного президента…

— Для этих людей самое важное — власть. Власть и деньги… Я с интересом жду начала Карновала и прихода лета, когда по улицам пойдут полуголые наши женщины. Это же для «них» настоящее порно… Представь только эти новости!

Тут разговор принял направление, неинтересное читателю.

 

* * *

 

Я не собиралась писать о нашем разговоре. Но уже по пути домой радио рассказало мне — и очень даже подробно — о событиях в Кёльне шестидневной давности. Потом в теленовостях (19:00 — ZDF и 20:00 — ARD) опять-таки подробные сообщения, еще больше: в Хамбурге случилось то же самое! И почти в тех же масштабах! Сообщения были уже сопровождены комментариями шефа полиции и многих политиков, и, наконец, заявлением министра внутренних дел: это ужасное преступление ни в коем случае нельзя объединять с проблемой «беженцев».

Полиция ищет нападавших.

Женские организации протестуют.

Политики призывают к спокойствию.

А я спрашиваю:

— почему мы ничего не слышали о событиях целых 6 дней?

Предлагаю ответы на выбор (выбирать можно более одного ответа):

— были события поважнее (о зайцах см. выше);

— сегодня в Кёльне прошли массовые выступления женских организаций против насилия;

— политики были заняты и не могли дать соответствующей оценки;

— случившееся в Кёльне и Хамбурге не интересует граждан Германии;

— в ситуации с наплывом «беженцев» подобные новости следует подавать с большой осторожностью и оглядкой на общественное мнение, чтобы не провоцировать выступлений против политики «открытых дверей»;

— нельзя давать козырей в руки «правых»;

— о событиях сообщали, просто я спала уже или еще.

 

А пресса у нас свободная.

И тем, запрещенных к обсуждению, нет.

Добавить комментарий

Заполните поля или щелкните по значку, чтобы оставить свой комментарий:

Логотип WordPress.com

Для комментария используется ваша учётная запись WordPress.com. Выход /  Изменить )

Google photo

Для комментария используется ваша учётная запись Google. Выход /  Изменить )

Фотография Twitter

Для комментария используется ваша учётная запись Twitter. Выход /  Изменить )

Фотография Facebook

Для комментария используется ваша учётная запись Facebook. Выход /  Изменить )

Connecting to %s

%d такие блоггеры, как: