Если паспорт находят

Паспорт не дает мне покоя!

Буквально не сплю ночами. Странный он, этот паспорт, вы уж как хотите. И, знаете, что он мне напоминает? Угадайте! Нет, не угадали… попробуйте-ка еще раз… и теперь впустую. Ну, ладно, не буду мучить: напоминает он мне те знаменитые визитки бедняги Яроша[1], которые он оставлял на всех местах своего «террористического» пути, и оставлял так, чтобы даже проницательные сыщики лугодонии ни дай бог не прошли мимо. Оставлял он свои визитки (с полным именем, всеми титулами и адресами) в «бардачках» взорванных им машин, на их же сиденьях, на дороге вокруг них и в траве придорожной; оставлял, на всякий случай, вперемешку с долларами. Зачем он это делал? Ну, уж и не знаю… Ну, фашистскую свою сущность демонстрировал, ну, в лицо народу лугодонскому плевал, гордился совершенным, упивался безнаказанностью… Ну, не знаю я, короче! Киселев карточки показывал, а почему Ярош настолько глуп, не сказал. Как не сказал и того, что Яроша-то на Донбассе тогда не было, сидел он в Киеве и переживал за свое политическое будущее… А в это время кому-то позарез нужны были украинские фашисты и террористы.

И тут вот тоже паспорт… То есть, ну что хотите придумайте, а как его разъяснишь? Паспорт сирийского беженца, всего месяц назад зарегистрированный при переходе границы Сербии, лежит на парижской улице среди луж крови, обуви и обрывков одежды несчастных. Причин ему там лежать может быть несколько. Много разного чего может быть в этом мире, что нам кажется не представимым, попросту говоря: все может быть. Одно, думаю, можно исключить с большой степенью вероятности: жертве он не принадлежит…

А вдруг?!

То есть давайте представим ситуацию. Бедный сирийский беженец Ахмад Алмохаммад на утлом суденышке, рассчитанном едва ли на 5-6 человек, в составе доброй сотни таких же в несчастье отчаянных, пересек Средиземное море; зарегистрировался на греческом острове; добрался до материка — уже официально купив билет на паром, – а от туда — поездом – до сербской границы; зарегистрировался и там (весь паспортный путь, включая цены на билеты, восстановлен журналистами Reuters); потом в сопровождении товарища Аль-Махмуда добирается до Хорватии, где профессионально исчезает до появления у стадиона Stadе de France. Хорватия еще не имеет общей границы с Францией, для того, чтобы попасть из Хорватии во Францию, следует пересечь Венгрию, Австрию и, по выбору — Германию, Италию или Лихтенштайн со Швейцарией. В Греции и Сербии — бесконечные и очень тщательные, предвзятые, скажем прямо, обыски как личных вещей, так и багажа и всего того, что несет на себе беженец. На всем пути — мизантропически воспитанные полицейские и симпатизирующие им граждане. Трудно — хотя, опять-таки, возможно, — представить, что бедный беженец протащил через эти обыски приличную сумму денег, достаточную для путешествия по Европе, находил ночлег, питание, свежую одежду, приобретал билеты… Пройдя все это и добравшись до Франции, не придумывает наш Ахмад ничего более важного, чем пройтись к стадиону и поглазеть на то, как зрители толпами валят через ворота. И надо же — судьба-злодейка! – оказывается рядом со смертником! Да тут роман! В трех частях с прологом в сиротском сирийском детстве и эпилогом у ворот Stadе de France; с переплетением судеб бедняги Ахмада и будущего смертника; с несчастной любовью (разумеется!) и секретными службами. Может был смертником тот самый друг, с которым он прошел всю Европу, добираясь до стадиона и не подозревая в наивном добродушии, что путешествует в обнимку с собственной смертью? Но, как обычно, что хорошо для кассового романа, мало находит подтверждения в реальности. Поэтому предлагаю тему закрыть: малообоснованным видится мне этот стремительный бег галопом по Европам для того только, чтобы провести вечер под бетонными стенами стадиона, глядя на счастливых обладателей билетов. Намеки же гуляют по информационному полю, и, раз гуляют, значит, это кому-то надо. Кому? Кому выгодна описанная выше картина бесконтрольного гулянья беженца через пол-Европы? портрет того же беженца, который вместо того, чтобы защищать Родину, прохлаждается в вечернем Париже? человека, который сядет, или уже сел, на нашу многострадальную социальную выю, но который имеет довольно денег не только для контрабандистов (цены доходят до $2-3 тысяч за человека), но и на проезд через Европу и даже на ночные удовольствия в Париже? Такой портрет беженца интересен для очень многих, но в первую очередь для всех тех, кто выступает против Европы, кому единство ее — кость в горле, огромный камень на пути собственных геополитических и экономических интересов.

Паспорт мог принадлежать смертнику. Не стану здесь еще раз мусолить всю эпопею, описанную выше. Замечу лишь некоторые дополнительные моменты.

А. По заявлению бельгийской прокуратуры, многие из террористов, устроивших парижскую пятницу, всего несколько дней до нее были приглашены для собеседования. Они были хорошо известны полиции как экстремисты, готовые к радикальным действиям, и находились под постоянным наблюдением.

В. 18-го ноября в Германии было задержан автомобиль некоего черногорца. В автомобиле обнаружен целый арсенал оружия и взрывчатки. Анализ навигационной системы показал, что автомобиль неоднократно ездил различными маршрутами в Париж. Количество перевезенной взрывчатки, оружия и документов предстоит еще оценить, равно как и разыскать места складирования.

С. Давайте послушаем эксперта: «<…> эти 2500 (речь о террористах, по оценкам спецслужб, просочившихся в Европу вместе с беженцами) – не какие-то необразованные фанатики, это боевики, которые прошли профессиональную подготовку по самым лучшим западным стандартам. Один из показательных примеров – командир ОМОНа Таджикистана Гулмурод Халимов, который проходил спецподготовку дважды в США, один раз в Израиле и также в Москве, а этим летом примкнул к ИГИЛ. Причем добрался до ИГИЛ именно через столицу России: из Душанбе он вместе с организованной им группой будущих боевиков прилетел в Москву, а оттуда уже – в Турцию и далее в Сирию. Что, вместе со многими другими подобными случаями, ставит большой вопрос об участии российских спецслужб в организации ИГИЛ. Известно также, что многие генералы и высшие офицеры армии Саддама Хусейна перешли в ИГИЛ, а почти все они являются выпускниками российских военных академий. То есть в рядах боевиков „Исламского государства“ огромное количество образованных высококлассных специалистов, которые по уровню подготовки не уступают сотрудникам лучших западных спецслужб.»[2]

Итак, даже из приведенных, на скорую руку собранных в интернете данных, можно с уверенностью утверждать, что планирование, подготовку и проведение террористических актов в Париже проводили не любители. Единственным проколом можно считать эту машину, попавшую в сети немецких спецслужб. Но действительно ли это «прокол»? Примите во внимание следующее. Географическое положение Германии: страну ежедневно пересекают в направлениях Запад – Восток, Север – Юг и в обратных, десятки, а, может и сотни тысяч автомобилей из всех стран Европы и Турции. Общая протяженность германской западной границы, через которую без особых приключений и с нулевым риском можно попасть во Францию, составляет 1306 км. (Нидерланды – 567 км., Франция – 448, Бельгия – 156, Люксембург – 135). Границы эти можно пересечь сотнями путей – от автобанов, до городских улочек или полевых дорог. Восточная граница Германии еще протяженнее: 1942 км. И там тоже до недавнего времени не было никакого контроля. Добавьте к географии более 50 млн. зарегистрированных в самой Германии автомобилей и, как говорят те же немцы: «Viel Spass biem Suchen!»[3] Так назовем ли мы найденную машину «проколом», или это добротно просчитанный риск, вероятность которого асимптотически приближалась к нулю?

Нет и нет, проколом это не было. Просто потому, что весь уровень подготовки противоречит даже предположению о возможности подобного прокола. И уж совершенно невозможно представить, чтобы смертник, идя на задание, нес с собой паспорт, по которому, как мы убедились, даже корреспонденты в состоянии без труда установить очень многие волнующие детали, не говоря уже о людях, чье любопытство, равно как и возможности оное удовлетворить, значительно превышают корреспондентские. Напротив, вариант того, что паспорт был «забыт», потому что должен был быть найден — выглядит достаточно вероятным.

Как «доверительный» можно рассматривать и такой вариант: Ахмад наш — сирийский крестьянин или сельский учитель, бежал с женой и детьми от войны и пытается сегодня свести концы с концами где-нибудь в Турции, в лагере для таких же несчастных, как и сам. Паспорт же мог быть у него украден, им утерян, выменян или продан, изъят наконец под каким-либо предлогом, и по нему совершенно спокойно прошелся Европой один из тех самых «образованных высококлассных специалистов», которые «являются выпускниками российских военных академий». Специалист наш, добравшись до Парижа, дал сигнал началу операции тем самым ребятам, которые водили за нос бельгийские спецслужбы, а паспорт отдал смертнику. Пока спецслужбы ищут корни паспорта в полыхающей Сирии и миллионных лагерях беженцев в турецком приграничье, пока вводят во Франции и Бельгии террористические тревоги разной степени серьезности, пока гоняются за «главным логистиком» терактов — Абдесламом, наш «Ахмад» давно и спокойно покинул Францию в направлении какой-нибудь третьей страны, самое лучшее — страны, грозно борющейся против терроризма, – или же совершенно спокойно «залег» до поры до времени под новой личиной и планирует следующие сюрпризы жителям какого-нибудь – очень немногим посвященным известного – уголка Европы.

Это, пожалуй, самый страшный для нас, для всех, вариант.

Как бы то ни было, но вывод мы можем сделать один: случайно паспорт на улице лежать не может; если паспорт в подобной ситуации находят, – есть люди, заинтересованные в этом.

Паспортом этим передается простое и понятное посольство: число беженцев будет расти, число террористов в их рядах — тоже – соответственно и пропорционально, – до тех пор, пока будет идти война в Сирии. Войну эту военными способами не выиграть, в этом все должны были бы уже убедиться. Политическое решение лежит в наших руках, лишь в коалиции с нами и нашим другом Асадом возможен мир и покой в вашем доме. Условия такой совместной работы озвучивают регулярно трезвые и здравомыслящие политики: Габриель, Берлускони, Саркози…

Итак, господа демократы, ваши ставки?

 

STUTTGARTER ZEITUNG: «Даже если удастся победить Исламское государство военными средствами, это не означает конца западного участия (Engagements) в регионе. Что должно последовать — это долгосрочное создание государственных структур, которое невозможно будет без массивной финансовой помощи индустриальных стран. И диктатор Башар аль-Асад будет при этом тоже играть важную роль. Страны Запада со скрежетом зубовным согласились с тем, что по крайней мере в переходный период он останется у власти» (нем. – Пер. здесь и далее мой, – иб).

 

NEUEN OSNBABRÜCKER ZEITUNG: «На встрече (G20 – иб) год назад западные участники из-за украинского кризиса демонстративно игнорировали его (Путина — иб). В этот раз был он желанным собеседником, после того как вознес себя воздушными налетами в Сирии обратно на мировую сцену. И, тем не менее, каким бы сложным не было отношение к Москве — как раз из-за русской поддержки сирийского диктатора Башара аль-Асада: только вместе с Россией возможно что-нибудь сделать в сирийском конфликте и против IS».

 

УКРАИНСКАЯ ПРАВДА: «Путин вновь пытается «оседлать» международную дипломатию, запугивая последних террором. А его соратник Сергей Марков[4] уже успел подсказать мировым лидерам, что «следует делать», чтобы избавиться неприятностей. Цитирую: «<…> Срочно прекращать конфликт России и Запада из-за Украины. Хунту заменить техническим правительством, изменить Конституцию, убрать неонацистов, провести новые свободные выборы. Киевская хунта – это одно из главных препятствий для совместной борьбы США, ЕС и России против террористов».

Как ни удивительно, но практически такого же мнения придерживаются и бывшие лидеры Франции Саркози и Италии Берлускони. Остается лишь услышать нечто подобное от экс-канцлера Германии, друга Путина, Герхарда Шредера.

Это — подтверждение того, что события в Сирии, Египте[5] и Париже связаны с Украиной, которая стоит на пути геополитических планов Кремля.

И, похоже, Путину удалось переубедить мировых лидеров — по крайне мере президента Франции Олланда, главного участника Минского процесса – „дружить ради мира» (укр.).

 

ДМИТРИЙ ФЛОРИН, независимый журналист, ТСН (ТЕЛЕВИЗИОННАЯ СЛУЖБА НОВОСТЕЙ, Украина): «Сторонники версии о „руке Кремля“ в парижской трагедии, возможно, не правы. Но учитывая пророссийское эхо французских терактов, эта версия уже не кажется такой уж и фантастической.

Интересный факт – в кэше Google при поиске информации о теракте в Париже многие сообщения российских СМИ выдают в ленте поиска строчку „США неожиданно заговорили об отмене санкций против России“, когда же вы кликаете на эту ссылку, в сообщениях нет этой информации, исходником которой, согласно Google, является главный рупор Кремля Russia Today».

 

Мнение Медведева – типа премьер министра России — тоже не стоит утаивать от читателей журнала (РИА «Новости»): «Говоря о крушении российского А361 в Египте и терактах в Париже, он (Медведев — иб) заявил, что война объявлена всему цивилизованному миру.

„Тем более странной сегодня выглядит позиция ряда западных стран по России“, — сказал Медведев журналистам по прилету в Манилу, где будет участвовать в саммите АТЭС.

Он пояснил, что коротко эта позиция может быть сформулирована так: „Пусть мир летит в тартарары, но с Россией мы не хотим работать. Да, ИГИЛ <…> — зло, но не абсолютное. Не такое, чтобы для его уничтожения сотрудничать с русскими. Мы не любим <…> Асада и сочувствуем Украине, а Россия типа наоборот. Поэтому никакой работы, не надо нормальных контактов, обсуждения сирийского вопроса. У вас свои цели в сирийской кампании, у нас свои. Мы объявили русским бойкот, не будем дружить с ними, будем их изолировать“.

„А потом взрывают самолеты, убивают в Париже, гибнут люди в Сирии и в других местах. Близорукая и вредная для всего мира позиция. Позиция, направленная против собственных народов“, — резюмировал глава правительства России.»

 

«Умри, Димон, лучше не скажешь!»

Думаю, словами типа главы типа правительства типа государства можно закончить статью.

Жаль, не уточнил он, кем именно «война объявлена всему цивилизованному миру».

Хотя и это понятно: не его это дело совать нос в дела государственные!

 

Ирина Бирна,                                                                                         Neustadt, 25.11.2015

[1] Дмитро Анатольевич Ярош — организатор и руководитель Правого сектора.

[2] Организовал ли Путин парижские теракты? – Авраам Шмулевич, 17.11.2015, тсн

[3] Наслаждайтесь поиском (нем.)

[4] Сергей Марков – политик, политолог, дипломат, генеральный директор ООО «Институт политических исследований», депутат Госдумы, доверенное лицо президента Путина, член Совета по внешней и оборонной политике (Википедия).

[5] Террористический акт против борта 9268 над Синаем, – иб.

Kommentar verfassen

Trage deine Daten unten ein oder klicke ein Icon um dich einzuloggen:

WordPress.com-Logo

Du kommentierst mit Deinem WordPress.com-Konto. Abmelden / Ändern )

Twitter-Bild

Du kommentierst mit Deinem Twitter-Konto. Abmelden / Ändern )

Facebook-Foto

Du kommentierst mit Deinem Facebook-Konto. Abmelden / Ändern )

Google+ Foto

Du kommentierst mit Deinem Google+-Konto. Abmelden / Ändern )

Verbinde mit %s