статья в „Die Zeit“

Предлагаемая читателям статья, опубликована в «Die Zeit», 19.03.2015.

На мой взгляд, представляет она интерес прежде всего для поздних переселенцев: именно они являются «группой риска», на которую рассчитана путинская пропаганда, именно они поражены «иммунодефицитом» против империалистического вируса, именно отсюда растет армия проводников его «идей», борцов за их осуществление.

Вот почему решила я перевести статью и поместить на моем блоге.

Русское Национально-Освободительное Движение.

Родина, Свобода, Путин.

Национально-Освободительное Движение (НОД) – часть русской пропаганды в Германии. Ее влияние ощущается даже в средних слоях академической интеллигенции.

Статья Фолькера Зиферта, «Die Zeit», 19.03.2015

Дмитрий Метцлер – поздний переселенец. Он живет уже достаточно долго в Германии, но не скрывает, что сердце его осталось в России. Из своей дюссельдорфской квартиры по вечерам после работы координирует он работу более чем 100 активистов, собирающих по всей Германии пожертвования для НОД. Деньгами этими поддерживает НОД пророссийских солдат на Донбассе.

В России НОД насчитывает 170.000 членов. В Германии членов Движения рекрутируют прежде всего в русскоязычной среде поздних переселенцев. Метцлер помогает как координатор. На официальной веб-странице Движения он назван «редактором» по Германии. На заданный вопрос, он поясняет, что ни он, ни Движение не получают денег от Российского Правительства за работу.

Однако точно установлено, что НОД тесно связано с политическим курсом России, который определяет Путин. Лозунг Движения «Родина, Свобода, Путин». Руководитель – право-националистический депутат Думы Евгений Федоров.

Движение черпает свой потенциал среди людей, верящих, что России угрожают, говорит социолог Лев Гудков из Московского Левада-института. Ученый придерживается мнения, что активность Движения планируется администрацией президента, организуется полицией и координируется ФСБ. «Там нет ничего случайного. Это целенаправленная, отлично продуманная деятельность, которая, кстати, стоит больших денег», – говорит Гудков. Главная цель Движения – оппозиция, «пятая колонна США», которая «планирует иностранное вторжение» в Россию. Участники Движения избивают демонстрантов «Солидарности» или «Организации за права рабочих», вырывают из их рук и рвут в клочья плакаты, критикующие Путина. Ядро идеологии Движения – положение о том, что Россия в хаосе распада СССР потеряла суверинитет.

В этом посыле лежит площадь соприкосновения немецкого отделения НОД с немецким праворадикальным Гражданским Движением (Reichsbürger-Bewegung, дальше – ГД – иб), оба Движения работают в Герамании политически и организационно согласованно. Приверженцы ГД долгое время оставались в тени. «Их считали эдакими дурачками», – поясняет Ян Ратье, написавший для антирассистского Фонда Амадеу Антонио брошюру по этой теме. Но с их картиной мира и еженедельными демонстрациями по понедельникам находят они все большую и большую публику, которая чувствует себя исключенной из демократического процесса и свою фрустрацию проецирует на иные группы граждан.

То, что теории заговора Гражданского Движения легко находят последователей, показывает пример с певцом Ксавьером Найду. В последнем номере «Stern» защищает он свое выступление на демонстрации ГД перед Райхстагом в Берлине под лозунгом: «Германия – не суверенная страна. Мы – не свободны». Певец принял участие и в «Антимайдане», организованном НОД в России и поддержанном более чем в 200-х городах Европы тысячами приверженцев украинского курса Путина. Берлинский «Антимайдан» совместно организовали НОД и ГД.

Немецкие власти, похоже, не готовы противостоять направляемой из России пропаганде. Федеральный Отдел по защите Конституции объясняет: «Известно, что НОД является частью растущего поля русской пропаганды в Германии». О связи с ГД ничего не известно. «Это удивляет», – говорит Мартина Штайс. Жительница Берлина поддерживает группы русских оппозиционеров и наблюдает в этой связи активность НОД в Германии. «Открытые доказательства совместной работы НОД и ГД настолько многочисленны, что не заметить их едва ли можно», – утверждает она.

Не только защитники Конституции испытывают трудности с инструментами путинской пропаганды. Многие политики тоже бессильны. И, хотя некоторые, как, например, министр обороны Урсула фон дер Ляйен (CDU), открыто говорят о вызовах «ведения гибридной войны Россией» («Информационные кампании по отказу от существующего порядка, использование социальных средств для влияния на общественное мнение»), но как на это реагировать не ясно. Политическая культура Европы характеризуется поиском согласия и взаимопонимания. собеседника застать в расплох политической ложью и полуправдой, сознательно им манипулировать – не предусмотрено.

«Мы имеем дело с новым типом конфронтации, к которой наша система, основанная на согласии и диалоге, политически не готова», – говорит Вольфганг Айхведе, директор-основатель исследовательского отдела Восточной Европы в университете Бремена. К этому нужно добавить, что новая русская политика силы в части германского общества падает на удобренную почву. «Сегодняшняя Россия олицетворяет право-националистическую политику, но и ловко разыгрывает «левые» обвинения против США», – говорит Айхведе. При помощи НОД показывает Путин немецкому правительству, что он владеет всей клавиатурой власти, «до подрывной деятельности включительно».

Стратегическое послание русского правительства нацелено на недовольных «либеральной системой» немцев и восхваляет путинский Евро-Азиатский Экономический Союз, как альтернативную модель не оправдавшему себя, с русской точки зрения, Европейскому Союзу. Части академического среднего слоя – и не только в партии «Альтернатива для Германии», – точно так же попадаются на эту приманку, как и анти-капиталистические «левые». Новый фронт сулит и новую туманность, «мутную водичку» политического ландшафта. Неспроста скандировали дрезденские PEGIDA-демонстранты: «Путин, помоги!»

Подрывная деятельность лишь тогда станет силой, когда похоронит доверие в гражданские институты. Для этого «достаточно в политических дискуссиях сеять сомнения полуправдами и вызывать неуверенность», – говорит Ханс-Георг Ерхарт из Института исследования мира и политики безопастности университета Хамбурга, IFSH.

Сюда подходит и высказывание Дмитрия Метцлера. В одном из интервью на прорусской веб-странице «Фронт новостей» несколько дней назад, он сказал, что Германия, как и Россия – несуверенная страна. Ею руководят союзники и ее народ лишен права голоса.

Путин vs Хитлер.

 (Попытка наивного сравнения с отступлениями в скобках)

«Богом, правдою и совестью оставленная Россия,

– куда идешь ты в сопутствии твоих воров,

 грабителей, негодяев, скотов и бездельников?»

А. В. Сухово-Кобылин

 

Статьей этой обращаюсь я ко всем тем критикам России, всем доморощенным демократам и либералам, всем тем, кто на словах придерживается принципов плюрализма и толерантности, на деле же никак не может оставить попыток под тем или иным предлогом пнуть Россию, оказавшуюся и без того в довольно незавидной ситуации. Обращаюсь к вам: поймите! Поймите, наконец, в каком страшном положении находится «великая» страна! Перед какой, буквально неразрешимой задачей стоит ее индустрия новостей, кузня общественного мнения! Одумайтесь! Опомнитесь! Вам, в вашем демократическом плюрализме и свободе слова, такое и в кошмарном сне не привидится:

 

«великая» страна вот уже 22550 дней без «великого» лидера!

 

И ночей, кстати, тоже.

 

Чтобы прочувствовать масштаб унижения, нужно быть россиянином, для граждан других стран, объяснения займут неоправданно много места при негарантированном результате: понять русскую тягу и тоску по «великому» – это то же самое, что и понять «загадочную» русскую душу – не каждый в состоянии.

Последний русский «великий», к радости всех, чудом выживших, благополучно снизошел – физически – в мир иной 05.03.1953 и с тех пор судьба-злодейка посылает России все более личности… ну, как бы это выразить… второстепенные, что-ли, недостойные «величия» страны. А терпение народа не бесконечно! Народ истосковался по плети, петле и пуле, и терпение его было уже на исходе, когда на престол уселся «демократ», спившийся за восемь лет до того, что его стало стыдно показывать по телевизору даже собственному народу, не очень хорошо помнящему, что такое состояние трезвой памяти.

Перед российскими средствами массовой информации стоит задача гиганская, гаргантюанская, вселенская: из майоришки КГБ слепить «великого» вождя нации, личность, сплотившую и поведшую за собой гиганскую страну в период ее очередного глубочайшего падения. Это то же самое, что из известных своей ограниченной пригодностью к дальнейшему применению биологических отходов, пулю лить. А они льют! И, как показывает сравнение, взятое мною из многочисленных публикаций последних месяцев для заголовка, льют весьма успешно.

Путина с Хитлером (так, кстати, правильно звали фюрера), с легкой руки некоторых западных политиков, стало последнее время популяным сравнивать. С самого начала хочу внести ясность:

Путина с Хитлером никто и никогда не сравнивал.

Сравнивали лишь события 1938-39 годов с известными в Украине 2014-го. Сравнивали некоторые заявления двух политиков, их – чего греха скрывать! – похожее отношение к международным договорам и обязательствам, правам человека и демократическим ценностям. Но лично, по имени – не сравнивал никто. Их, по-правде, и сравнивать нельзя:

Путин не носит усов!

Путин – лысоватый блондин, тогда как Хитлер – брюнет, известный своей челочкой.

Тем не менее, российские средства массой пропаганды подхватили сравнение, по своему обыкновению перекрутили его так, чтобы сделать понятным российскому обывателю, и пустили гулять по свету. Почему? Зачем? Очень просто – см. выше: России срочно нужен «валикий»! А попробуйте из безличности, воспитанной советской казарменной школой, закаленной учебой в школе КГБ и службой в этой известной своей «терпимостью» к иному мнению, организации, слепить «личность». Из особи, из которой годами выжигалось все то, что могло бы ее выделить как-то из серых рядов себе подобных, сделать неброской, как плащ покроя «Мосрезины» в очереди за хлебом, сразу и вдруг вылепить нечто, способное повести за собой, зажечь какой-либо «идеей». Одним ведь солено-сальным казарменным юмором, круто пахнущем портянкой, в «великие» не попадешь даже в России, – ну, хватит на 85%-ное выражение любви у современников, ну, насобираются 300 подписей «интеллигентов творческих» под диким по содержанию и смыслу письмом, но не более… Тут надо покрепче, тут все резервы следует мобилизовать.

Поэтому любые сравнения – в руку, любое упоминание – в радость, любое лыко – в строку!

Все это поддерживает интерес, подстегивает фантазию, позволяет оставаться на виду.

Давайте попробуем сравнить некоторые моменты двух историй.

 

  1. У Хитлера была идея.

История и народы вынесли ей приговор и я не буду здесь уделять ей внимания – она не стоит ни времени читателя, ни бумаги, на которой будет напечатана статья, ни энергии компьютера, на котором я пишу эти строки. Но она была, она сформулирована в толстой книжке, обоснована примитивно, но тем понятнее толпе, на ней построил Хитлер партию, благодаря ей демократическим путем стал канцлером – за него проголосовало подавляющее большинство немцев.

Была ли, есть ли какая-либо идея у Путина? Может ли кто-нибудь, включая придворных жополизов во главе с Почетным Потомственным Жополизом Никитой Сергеевичем Михалковым, сочинить предложение, сочетающее эти два слова: «Путин» и «идея»? Я имею ввиду, в позитивном, конечно, смысле. И абзаца не выдумаете, сколько не напрягайтесь! Откуда в голове, с детства увлеченной мечтой работать в КГБ и почти ежедневно ударяемой об пол на тренировках, взяться какой бы то ни было «идее»? Зачем вообще человеку, захватившему власть военно-КГБистским путчем, «идеи»?

Любой человек, достигший чего-либо, старается достигнутое удержать и улучшить, усовершенствовать. Психологи легко объяснят это любому желающему: дело здесь в чувстве счастья от достигнутого и нашей зависимости от этого чувства, – она толкает нас на постоянное совершенствование. И руководители государств – не исключение. Любой из них имеет лишь одну цель: удержаться у власти как можно дольше. Следовательно, они принуждены делать свою работу как можно лучше. Это – логика власти и здесь разницы между Путиным и его коллегами во всем мире нет.

Разница заключается в путях и методах удержания власти.

Президент, получивший власть в результате свободного волеизъявления народа, стремится народу этому служить. Он вынужден самой логикой системы усовершенствовать, улучшать демократические институты, приведшие его к власти, улучшать жизнь народа. Даже непопуляные решения следует проводить так, чтобы большинство потенциальных «работодателей» – избирателей – понимали и принимали их. Им должно быть понятно, что урезание тех или иных благ – мера вынужденная и крайне необходимая.

Президент, захвативший власть путчем, точно также будет работать на своих «избирателей» – военную машину и секретные службы. Мотивация его, однако, несравнимо выше мотивации демократического коллеги: в случае потери власти ему грозит ответственность за путч и связанное с ним кровопролитие – в нашем случае – дома Буйнакска, Москвы и Волгодонска, Вторая Чеченская война.

Вот почему весь тот ажиотаж вокруг нового, молодого и энергичного президента России, состязание версий и прогнозов относительно экономической модели развития страны, выбора пути, надежды на стабилизацию после киданий и шатаний его предшественника, все это, широко и долго обсуждаемое здесь, на Западе, вызывало у меня тогда улыбку:

 

Не будет никаких экономических идей! Да и вообще никаких не будет! Успокойтесь! Не нужны они никому!

 

Будет укрепление и усиление «человека с ружьем» – он привел Путина к власти, он должен удержать власть Путина, он будет обеспечивать ее продолжительность! Отсюда и «идеи», и тактика со стратегией: уничтожение оппозиции, в том числе и физическое; приручение капитала; перераспределение финансовых потоков; увеличение бюджета армии и секретной полиции; свобода разворовывать страну и далее всем тем, кто принял условия игры и поддерживает диктатуру. И главная составляющая: проявление силы. Всегда и везде. По принципу, доступному уровню российского менталитета: «Сила есть – ума не надо!», «Против лома – нет приема!», «Бей своих, чтобы чужие боялись!» Второй принцип особенно действенный, когда «лом» термоядерный.

Это и есть они – «идеи» путинского режима, понятные самому президенту, его окружению и народу российскому.

Благодаря им Путин имеет все шансы не просто «великим» стать, но и в «святые» русской православной церкви пробраться. За примерами далеко ходить не надо, он станет достойным членом «святой» троицы: Серега Радонежский, Алеха Московский и Вова Питерский. Первые два попали в «святые» потому, что – по словам историка – «Все свои таланты, силы и умение положили на укрепление и рассширение Государства Московского» – слова, кровавое значение которых, ощущает на себе сегодня жители Крыма, Донбасса и Луганщины. За этой характеристикой – смерть женщин и детей, ложь, подлоги, предательство, презрение к договорам, попрание прав и свобод – все то, что мы видим сегодня в российской политике, все то, что мир пережил в период Третьего Райха.

  1. Путин заговорил, ни мало, ни много, о «новом мировом порядке». Основания? Более, чем очевидные: либеральный порядок себя не оправдал – ни терроризм, ни эскалацию напряженности во многих точках планеты он сдержать не в состоянии; демократические ценности, «навязываемые» Западом остальному миру под видом «цветных революций» – лишь болтовня без содержания: «жертвы» этих революций брошены западными «вдохновителями» на произвол судьбы; США, как «мировой полицейский» не справились с этой функцией. Незнакомо? Желающих отсылаю ко все той же книжке бесноватого фюрера. Почитайте его «мысли» о демократии, либерализме, правах наций и мировом порядке. И – главное – пути выхода из тогдашней политической ситуации. Его «идеи» нашли благодарного адресата, и СССР с радостью включился в передел мира, предложенный фюрером.

В скобках математическое отступление: Сталина с Хитлером сравнивают давно и на всех уровнях – от кухни, до научных исследований; Путина со Сталиным – с затаенной или явной гордостью – тоже. Но, если А=B и В=С, => А=C! Хотя у истории, вероятно, иная логика.

Продолжаю. Попытка изменить тогда мировой порядок стоила десятков миллионов жизней и опустошения Европы – все для того, чтобы спустя 70 лет лидер России – страны, наследницы и правопреемницы той, что на стороне хитлеровской Германии развязала ту самую войну, вернулся к старым методикам и риторике? Это его «идея»?

  1. Хитлер требовал изменить «правила игры» для «обиженной» Германии. То же требует и Путин для «обиженной» России. Разница в том, что Путин собирается заставить Запад «играть» по своим правилам, но на деньги этого самого Запада – своих у России с каждым днем все меньше, а скоро, благодаря санкциям, и вообще не будет.

Еще одно отступление в скобках: не фактом ли грядущего финансового краха объясняется истерическая реакция некоторых западных политиков на санкции? Не страх ли за собственную зарплату, по каналам того же «Гаспрома», выплачивамую за их «независимые» мнения, понимание «исконных» интересов России и «униженного» российского самолюбия?

  1. Краеугольным камнем «идеи» фюрера было изменение границ существующего мира. Современные границы – объяснял он, – проложены сотни лет назад и не учитывают последующего развития наций (ему больше нравилось слово «расы»). Нации же развивались неодинаково: одни (вернее даже – одна) развивались «правильно», «хорошо» и достигли по сравнению с другими, заоблачных «высот» культурного и экономического развития. На них другие – «недоразвитые» – нации должны взирать с завистью и благоговением. Границы же остались прежними и, следовательно, «развитая» или «великая» раса находится в этих границах в «униженном» положении. Ей нужен «жизненный простор». И получить его следует в «недоразвитых» странах на Востоке Европы.

Путин считает границы современного мира (пока что только соседей) проведенными «неправильно» и требующими срочной «корректировки» с учетом «интересов» России – то есть, пока – восстановления СССР. И не останавливается перед использованием военной силы для достижения запланированного.

  1. На еще одной составляющей «идеи» Хитлера – защите немцев в соседних государствах и параллелях с путинской доктриной, останавливаться не буду – писано много и подробно.

 

Из Хитлера не вышло «великого» в исторической перспективе – его «величие» продержалось на штыках всего 12 лет и конец хорошо известен.

Сколько продержится «величие» Путина я предсказать не решаюсь – это уравнение со слишком многими неизвестными. Да и беда всего мира не в нем, а в политике Московского Княжества, не знающей альтернативы вот уже почти тысячу лет. Княжество это, подобно гиганской раковой опухоли, может жить лишь высасывая соки из жизнеспособных клеток соседей.

Вот над чем должны задуматься политики, вот чему должен быть положен конец. Иначе войны – гибридные или банальные, – иначе терроризм, иначе конфликты – горячие и замороженные, – будут преследовать нас и далее.

России терять нечего, приобрести же она желает весь мир!

… и еще одна…

После публикации «Двух статей…» (см. ниже), я получила интересное сообщение от одного украинского читателя, скажем, – Сергея. Смысл его сводится к вопросу: «Неужели в Европе все так плохо?»

Отвечаю:

– Нет, Сережа. Все не так плохо. Все гораздо хуже!

За доказательствами и ходить никуда не надо, вот они – теплые еще, из почтового ящика: свежий номер (65) газеты «Die Rheinpfalz» с «ведущей» статьей («Leitartikel») Йорга Шмиинга – «Витринная политика» («Schaufensterpolitik»). Газета наша местячковая, земельная, и в ней подвязаются далеко не самые острые перья Германии, но и она охватывает несколько миллионов голов земли Райланд Пфальц и приграничных районов Хессена и Баден-Вюртенберга.

Как я говорила в первой статье, «понимающие» Путина проводники его пропаганды, глашатые и лоббисты его полики, никуда не делись, они продолжают эродировать германское общество изнутри, исповдоль, изподтишка, умело пользуясь демократическими традициями. Хотя и лобовые атаки не прекращаются – вскользь отмечу выход очередной книжонки лжи на 176 страницах под видом «толерантности» и «стремления понять» Россию: «Понять Россию. Борьба за Украину и аррогантность Запада». В аннотации указано, что «автор предлагает помощь в ориентации всем тем, для кого лицо России в немецкой прессе представлено односторонне. Антирусская традиция сильна в Германии…», – это пишет конечно же «независимая» корреспондент, которая должна бы знать, насколько «антирусски» настроены немецкие средства массовой информации. Большего цинизма и выдумать нельзя. Такая «независимость» догорого стоит!

Надо сказать, что авторы подобной «литературы» давно уже «поняли» Россию, вернее поняли, почему им следует ее «понимать» и «понимание» свое навязчиво тиражировать, снова и снова пытаться загнать широкие слои немецкого общества в то измерение, о котором когда-то говорила канцлер и в котором уничтожение мирного населения называется «защитой прав и свобод» того же населения. Т.е. в измерение типично русское: уничтожив население Донбасса, России и ее марионеткам будет значительно легче «защищать» его права: какие уж там «права» у покойников!

Но вернемся к нашим баранам, «понимающим» своего вожака.

«Витринная политика» посвящена решению Бундестага увеличить оборонные расходы на дополнительные €8 млрд. Решение принято после долгих и трудных дебатов в НАТО, Европейском парламенте и, наконец, в Бундестаге. Решение более чем необходимое ввиду реальной угрозы со стороны России всему европейскому дому.

Статья начинается программым заявлением, вынесенным в подзаголовок и набранным жирно, так, чтобы, ни дай бог! не пробежать глазами мимо: «Под давлением Украинского кризиса (так! Для авторов «независимых» репортажей и статей война России против Украины остается «украинским кризисом», – иб), каждый второй немец выступает за увеличение оборонного бюджета. Следовательно, решение о том, что Бундесвер должен получить больше денег – популярное, но неумное».

Вот так оказия! Давайте еще раз и вместе: и половина населения – за, и Бундестаг в своем большинстве – за (против, как и положено, пожизненно вчерашние – партия политических покойников Ленина-Хонеккера – «Левые», т.е. как раз те, уже живущие в одном с Путиным измерении), а решение «неумное». Помоги, господи, расшифровать послание сие!

Для того, чтобы обосновать свою позицию и не назвать заказчика по имени, автор пускается во все тяжкие. Читатель найдет здесь «глубоко укоренившийся пацифизм» немцев, но напрасно будет искать объяснение, почему половина этих самых «пацифистов» требует увеличения расходов на их оборону. Есть здесь противопоставление «правильного» решения Бундестага десятилетней давности послать войска в Афганистан вопреки воле тех самых «пацифистов» – сиречь, – народа, нынешнему «неумному» решению, но объяснение, почему выступать против воли народа – правильно, а по воле его – неправильно, остается тайной автора. Вынужден признать автор и тот очевидный факт, что безопасность Европы «крайне ранима и ненадежна, что политика сдерживания, проводимая до сих пор, не оправдала себя…» Читаешь и думаешь: «А как-таки он выберется из всех этих, приводимых им самим, неоспоримых фактов и выведет из них «неумность» решения?»

Надо сказать, что шпагат получается предельно грубым и навязчивым, не хватает этому номеру легкости, внутренней уверенности или убежденной и прямой лжи чуркиных, грининых и прочих служителей туманного ведомства молотова-лаврова. И выходит нечто тяжелое, притянутое, что-то, что заставляет усомниться в том, что автор сам верит в написанное. А без этой уверенности наивно расчитывать на то, что поверит читатель. Читая предлагаемые потуги, не покидает ощущение перевода. Кажется мне, что текст составлен специалистами молотова-лаврова, а Йорг лишь взялся перевести, да качественно не смог.

Начинает он свою аргументацию с откровенной лжи: Шредер, оказывается, «победил на выборах» именно благодаря пацифизму немцев, отказавшись участвовать в Иракской войне. Жаль, не уточняет автор, о каких «выборах» речь, – выборы в Бундестаг Шредер с треском тогда проиграл. Возможно, речь о «выборах» в совет директоров «Северного потока» – тогда все становится понятным: и «победа на выборах», и некоторые политические решения, предшествующие ей.

Дальше – хуже, в смысле – беднее и лишь в конце статьи выясняется, что единственным аргументом, который автор может привести в обоснование своей позиции есть «…дефициты в руководстве большими проектами – «Airbus А400М», ветролет NH90, разведовательный дрон «Euro-Hawk». И это – святая правда. Все названные проекты – примеры того, как нельзя обходиться с деньгами налогоплательщиков, но как без денег можно улучшить ситуацию с обороной, как без дополнительного финансирования довести те же, названные выше, проекты, до конца, как защитить налогоплательщиков от «Искандеров» в Калининграде, подводных лодок в Балтике, стратегических бомбардировщиков на границах НАТО – все это остается за скобками внимания автора. Если наше Министерство обороны такое плохое, то не следствие ли это того самого «пацифизма», в который впала Германия под гипнозом России? В голубоглазости своей поверив в «дешевость» газа и «надежность российского рынка», политики постоянно и неуклонно сокращали бюджет Министерства обороны.

Так не пришло ли время наверстать упущенное и залатать дыры в нашей обороне до того, как в них хлынет голодное и свирепое русское воинство?

Но вопрос этот, конечно, не «понимающим» Путина.

Две статьи в журнале «Stern»

Со времени написания статьи «Франкфурт‘14» (ЛЕ №203) прошло чуть меньше полугода. С тех пор многое изменилось в германском информационном пространстве. Дисциплинированные немецкие журналисты, следуя откорректированной Брисбейном позиции канцлера, пытаются дать картину украинских событий, взвешанную и отюстированную новой шкалой ценностей. Как по команде, то тут, то там в новостях, репортажах и сообщениях появляются регулярные российские войска, ведущие боевые действия в Украине, террор по отношению к мирному населению со стороны так называемых «народных республик», ложь официального Кремля. Но главное новшество: куда-то пропали все те «понимающие» Путина, о которых шла речь в моей статье и которые доминировали в медиа-просторе, поражая активностью и творческой плодовитостью.

И, тем не менее, несмотря на позитивные изменения в сторону Украины, требуется осторожность, концентрация и внимание при путешествии по немецкому информационному полю. Поле это – минное.

У меня в руках журнал «Stern» №9 (19.02.15). В номере этом 2 статьи, посвященные украинской войне. Статьи расположены одна за другой, так, что не сравнить их совершенно невозможно. В этом порядке и почитаем их.

 

Статья первая: «Снова и снова ярость и траур» («Immer wieder Wut und Trauer»). Авторы – Беттина Зенглинг (фото) и Юрий Козырев провели неделю в поездках по так называемой «днр» и поделились с читателями журнала увиденным. Статья эта о людском: горе и страхе; беспомощности одних – «Как такое могло произойти?!» и ненависти других; о людях, зимующих среди руин Углегорска и о похоронах в Донецке. Это статья о судьбах войны.

Авторы не делают секрета из того, что именно Россия развязала эту циничную войну с целью недопустить демократизации Украины. Это – последняя возможность остановить Украину на пути к человеческой жизни, на пути в ЕС и НАТО. Война не закончена после Минских соглашений, говорят авторы, ссылаясь на увиденное, услышанное, на заявления Захарченко, «… но уже сейчас можно говорить о сияющем победителе Путине: права, выдавленные им из Украины для «народных республик» по Минскому соглашению, не позволят Украине вступить ни в НАТО, ни в ЕС».

«В регионе было достаточно проблем, – признают авторы, – Но тем не менее, жители никогда не вступили бы в вооруженную битву против европейского выбора правительства. Без пропаганды, оружия, денег и специалистов, здесь никогда бы не было войны. И Путин ни секунды не интересовался регионом, его цель – терзание Украины, превращение ее в несостоявшееся государство».

Авторы говорят прямо, что с лета прошлого года в Украине воюют регулярные русские войска. Им довелось увидеть собственными глазами воинские соединения из Бурятии и говорить с солдатами.

Заканчивается статья описанием похорон в Донецке: несколько человек, рыдающая мать и почти пустой гроб. Кусочек черепа с остатками волос, несколько ошметков тела – вот все, что осталось от беременной девятнадцатилетней Валерии Пархоменко после того, как ее на пороге гинеколога накрыло миной. Фотографией этих страшных похорон отрывается статья, описанием – заканчивается.

Это одна из тысячи судеб, одна из тысячи трагедий, одна из тысячи смертей. И что несчастной Елене – матери и несостоявшейся бабушке – от того, что истинный убийца ее единственной дочери сидит в Кремле! Попробуйте ей это объяснить. Попробуйте заговорить с этим горем. Елена знает лишь одно: «Я не хотела больше жить, но спустя несколько дней решила взять оружие и бороться против Украины».

IMG (2)

Фото «Stern»

Это и есть самое страшное преступление России: тех немногих недовольных бытом и условиями, наивно уверенных, что «Донбасс всех кормит», но кто ни за что не поднял бы оружия против своего народа, – всех их озлобить кровью их родных и близких, спаять ненавистью к Украине и ее народу, низвести до состояния, когда ни о чем, кроме кровавой мести они уже думать не в состоянии. Поэтому российские войска стреляют в обе стороны, чтобы число жертв росло с каждым выстрелом, чтобы ненависть достигла того градуса, при котором никакое перемирие невозможно. Именно тогда Россия и выиграет эту войну. В начале ее Стрелок бился в бессильной истерике, сочиняя приказы о повальной мобилизации женщин, потому что мужчины отказывались воевать. Путинские каратели добились того, чего не смогли добиться ни истеричка «стрелок», ни хладнокровный палач «бес», ни рецидивист «моторола»: кровью и убийствами мирных жителей под Волновахой, на остановке в Донецке, сотнями ракет, снарядов и мин, выпущеных по донецким и луганским больницам, школам и детским садам, заставить мирных жителей Донбасса поверить в то, что все эти преступления имеют киевский адрес. Поверить, потому что логика здорового человека говорит: «Не можем же мы сами стрелять по нашим детям!»

 

Нет, вы – не можете. Могут русские из Бурятии.

 

Путинским убийцам удалось ослепить и несчастную мать, Елену Пархоменко. Она не видит, что убийца ее дочери цинично «помогает» на похоронах. Палач в колорадских погонах на похоронах его жертвы – вот цинизм этой войны, вот против кого должна быть направлена ваша ненависть, Елена Пархоменко! Ваша и всех жителей Донбасса! Потив них и против тех, в Кремле, кто их кормит и одевает, вооружает и обучает, кто сделал вас пушечным мясом для имперского двуглавого орла.

 

Вторая статья называется «Один раз бысто спасти мир» («Mal kurz die Welt retten»). И показывает эта статья, как изменилась тактика и окраска проводников путинской пропаганды, насколько изощренно спрятаны и закамуфлированы мины дезинформации.

Статья написана мастерски. Недаром автор ее – Ханс-Ульрих Йоргес – долгие годы ведет свою собственную политическую колонку в журнале.

Статья звучит одой, дифирамбом новой ипостаси канцлера. По мнению автора – Минск – высшая точка, зенит ее политической карьеры. Наша Меркель не просто на равных говорит с Обамой, она приехала в Вашингтон перед Минском, чтобы действовать, а не «слушать», «соглашаться с долгом» и «склоняться». Она приехала убедить, что европейская безопасность – европейское дело. И убедила. И Обама принял ее лидество, как должное. «Это неслыханно», – убеждает нас автор и, очевидно, верит сам в то, что пишет. По его мнению, там, в Вашингтоне, произошла смена власти в исторический момент.

Президента Франции, по мнению автора, канцлер взяла в Минск лишь для того, чтобы придать переговорам вид «европейской инициативы». Все присутствующие, и прежде всего господин Олланд, это понимали.

Все это не заслуживало бы внимания, если бы не дальнейший текст, из которого мы узнаем много интересного и «нового». Давайте послушаем.

«Неповторимо и бесценно ее твердое (словари дают еще и другие синонимы – «закаленный», «тренировованный», «зрелый» – как видим, все формы совершенные и демонстрирующие превосходство над партнером) отношение к Путину. Оно более личное, оно ближе, чем когда либо было… Он ей никогда не соврал в лицо, она это ценит…»

Давайте здесь прервемся на секунду и подумаем вот над чем.

Первое: ой, ли «никогда в лицо…»? А Брисбэйн? Когда после многочасовых переговоров с глазу на глаз, Меркель полностью изменила ее политику в отношении Путина? На этом уровне эмоциями не руководствуются, очевидно, собеседник пытался упрямо отрицать факты, которыми владела канцлер. Например, о том или тех, кто сбил МН17. В каком виде он лгал – отмалчивался, отрицал или сваливал вину на Украину, – не суть важно. Важно, что не лгать не мог. Это лишь один пример, а таких переговоров с начала войны в Украине, было множество. И многократно повторял Путин, что власть в Крыму захватила «самооборона», а на этой неделе вдруг признал, что лично дал приказ об аннексии Крыма. Что прикажете думать: или он все-таки «врал в лицо», или не врал, и фрау Меркель все знала и врала всем нам, Европейскому Парламенту, всей Европе, всему миру?

Второе: что значит это «не врал в лицо…»? Кому? Ангеле Меркель, частному лицу? А остальному миру – врал, врет и будет врать? Ей – не врал. Пусть. А народу немецкому, который она представляет? А министру иностранных дел ее правительства? А тому же Олладу? А другим, с кем встречался и делился «своим видением ситуации в Украине»? Когда, например, утверждал, что Майдан устроили западные спецслужбы руками того же Штайнмайера?

Но продолжим: «Она единственная, кто к нему имеет свободный доступ. Меркель несет то, что он ценит выше всего: прямоту, честность, бесстрашие…»

Тут вынуждена снова прерваться – это уже плавный переход к диферамбам Путину. Чувствуете? Агрессор и кровавый диктатор ценит, как оказывается, «прямоту», патологический лжец – «честность»! Из его «ценностей», таких человечных и понятных всем нам, выступает совсем другой Путин, Путин-человек, Путин, которого пытаются нам всучить михалковы, кобзоны, киселевы.

«… и понимание русского страха окружения и унижения. Никогда он не забудет ее вето на вступление Украины в НАТО…»

Здесь мы достигли главного: «законности» и «реальности» русских страхов быть «окруженными» НАТО, быть «униженными». Это уже любимый лейтмотив всех «понимающих» Путина проплаченных «независимых» экспертов, бывших и действующих политиков, сидящих на газовой диете, всех тех, о которых мы начали было забывать. На основе этих «страхов» путинская Россия развязала войну против Украины, аннексировала Крым и уничтожает села и города Донбасса. На основе этих «страхов» ежедневно русские ракетоносцы нарушают воздушное пространство соседей близких и дальних; на основе этих «страхов» Путин рассказывает о том, что готов использовать ядерное оружие против всякого, кто помешает ему избавиться от его «страха».

Заканчивается этот пассаж плохо скрываемой надеждой на скорую реабилитацию Путина, потому что Меркель: «… охраняет вход для его (Путина, – иб) возвращения на мировую арену, снятие санкций. Сохраняет мир, введет его (Путина, – иб) возможно в G-8 в немецком Ельмау».

Вот такая перспектива внешней политики новоиспеченного мирового лидера.

 

Как-то давно, еще весной прошлого года, фрау Меркель, после очередных переговоров с Путиным, сказала замечательную фразу о том, что живет он в ином пространстве. «Понимающие» Путина подобными статьями пытаются убедить нас, что пространство, где живет Путин с его «страхами» и «угрозами» – едиственно верное и всем нам пора туда перебираться. Иначе – говорят они нам – мира в Европе не достичь.

Зависит лишь от нас, хотим ли мы в это пространство.

Нужен ли нам мир, скроенный по кремлевским лекалам.

 

В заключение – одно замечание: жаль, что автор второй статьи не читал первой, возможно, судьба и смерть девятнадцатилетней Валерии Пархоменко удержала бы его от попыток всучить нам «отмытого» убийцу.

 

Франкфурт‘14

Предлагаемая статья вышла по горячим следам, сразу после Выставки, в журнале „Литературный Европеец“ №203 .

Я предлагаю ее читателям здесь из двух соображений:

во-первых, потому что считаю необходимым наверстать on-line все, изданное в переодике и,

во-вторых, потому что ситуация в инфосфере Германии кардинально изменилась с осени прошлого года и по этому поводу я готовлю следующую статью, продолжающую данную тему.

(Встречи на Всемирной Книжной Ярмарке или Несколько непрофессиональных замечаний о «независимых» СМИ Германии)

 

Такова уж специфика всех выставок и ярмарок: стоит вам приостановиться у какого-нибудь стенда, заинтересовавшись яркой мелочью, оригинальной картинкой, хлестким лозунгом или броской фразой, как вы попадаете под активное внимание неизвестно откуда возникших служителей стенда. Поэтому недостка в контактах и собеседниках здесь просто не может быть. Услышав о том, что меня, собственно, мало интересует продукция, представленная на стенде, собеседники не отстают, теперь их интересует мой акцент. И вот тут-то сыпятся вопросы, сожаления, восклицания и сочувствия:

«Вы из «тех» украинок, или «этих»?..»

«Но вы же говорите по-русски!..»

«Какая жалость, что два братских народа не могут договориться!..»

«Мне стыдно, (немцы вообще много и охотно «стыдятся» в общении с представителями «обиженных» наций, сословий и групп. Не обращайте внимания – это ровным счетом ничего не значит, – продолжайте слушать и не дайте себя усыпить), мне стыдно, что моя страна так решительно и неосмотрительно заняла сторону Украины в этом конфликте…»

«Германия неправа в том, что поддерживает Украину…»

«Необходимо учитывать интересы России…»

«Нельзя забывать культурное и историческое родство ваших народов…»,

а уж сакраментальное: «Киев – матерь городов русских, из Киева пошло крещение Руси» – так просто ползет из всех дыр!

Многие мои собеседники, подобно известным своим «собственным мнением» пестрым птицам, повторяют убежденно: «Мы унижали Россию… Мы не учитывали ее исконных интересов… Мы не сдержали данное ей слово… Мы унижали Россию… Мы не учитывали… Мы…»

Когда же начинаешь задавать вопросы, стараешься уточнить любую из приведенных выше несуразиц, собеседники сбиваются, повторяются и путаются, как люди, силящиеся судить о чем-либо с чужих слов. Своего же мнения не имеют и не стремятся иметь: говорить об Украине стало модным, оказать внимание «этой украинке» – просто знак и закон вежливости. А все эти неэстетические подробности: убитые женщины и дети, поставки оружия, тысячи российских военнослужащих на територии Украины и многократно доказанная ложь Кремля… – все это утомляет, заставляет занять гражданскую позицию, определиться. «Нет, – читается во взгляде и слышится в вежливом тоне собеседника, – нет, спасибо, у нас своих проблем полно!» Заканчивают собеседники – все, без исключения, – одним и тем же предложением: «Вы (украинцы и русские) должны договориться. Проливать кровь – не способ решения конфликта. Это лишь способ загнать конфликт внутрь, сделать его вечным».

Я так часто и так много слышу эти «взвешанные» мнения и «мудрые» советы от политиков всех цветов, «знатоков» и «специалистов» по России и Украине в телевизоре, до доморощенных «стратегов» и «историков» в сауне и на работе, что набили они уже не оскомину, а обширный кариес!

И все таки здесь, на книжной ярмарке, такое единодушие удивляет.

И удручает.

Откуда этот бред?! Пишут им подобные перлы в Кремле или они кроме российских газет ничего не читают и кроме «Раши тудэй» ничего не смотрят?

 

Германия ввела, скрепя сердце и с большим опозданием, кастрированные, облегченные санкции против России. С тех пор здесь не проходит и дня, чтобы кто-нибудь в лучшее эфирное время и по общедоступным каналам не выступил с описанием страшных последствий этих санкций для немецкого сельского хозяйства, немецкой пищевой промышленности, немецкого машиностроения, химии, немецких рабочих мест, курса акций на франкфуртской бирже, а потом, в довесок, весь этот «праздничный наборчик» еще раз, но уже с эпитетом «европейский» и, чтобы мало не показалось, после интервью следует репортаж о катастрофическом падении производства чего-нибудь где-нибудь во Франции или Бельгии. Связь с санкциями не упоминается, но реакция обывателя легко прогнозируема: он колеблется измученной душой между смертельным страхом за свой кошелек и ясно проступающими контурами третьей мировой войны. И все из-за каких-то украинцев, которые не просто посмели быть, но и заявить о своем бытии посмели! Несмотря на то, что такой «милый» и «правдивый» Путин имеет на их счет другое мнение. Отсюда – от колебаний души – и пацифистская маниловщина: «Вот было бы хорошо, если бы украинцы и русские между собой договорились бы! И сам бы собой выстроился бы мост между двумя государствами, и на мосту том – лавки с товарами!.. И комитет по Нобелевским премиям, узнав о такой великой дружбе двух братских народов, присудил бы их президентам по Премии Мира!..»

Есть, конечно, и другие мнения. Некоторые политики – среди них все чаще и чаще попадаются даже хронически пораженные пацифизмом «зеленые», еще несколько месяцев назад горячо выступавшие против каких-либо санкций, призывавшие «договариваться», «жить смирно» и «уважать обоснованные страхи России» – даже некоторые из них наконец прозрели и требуют следующего витка санкций, усиления давления на Россию. Беда только в том, что эти единичные голоса протрезвевших политиков второго эшелона или интеллектуальной элиты, прорываются к слушателям и зрителям во времена, когда среднестатистический Отто давит ухом подушку. Я слышу эти интервью по «DLF» в 5:30 утра. Но даже здесь, где уровень включения – уверена – ниже любой коммерческой станции, начиная с 7:00 эфир заполняется розовой маниловщиной, за которой слышится явственно: «наши рабочие места», «моя пенсия», «мои акции», «наше жирное, спокойное существование»…

 

Впрочем, вернемся на выставку.

Украина, пусть и неофициально, стояла в центре происходящего: на многих стендах, так или иначе, упоминалась война на востоке, присутствовала литература, фотоальбомы по теме «Майдан». Но один из стендов привлек мое особое внимание. Украшала его огромных размеров обложка только что вышедшей книги: «Украина в прицеле. Русский сосед как мишень геополитических интересов» («Ukraine im Visier. Russlands Nachbar als Zielscheibe geopolitischer Interessen»). Свежеотпечатанные книжки лежали тут же стопками на полках.

Я остановилась.

Со стула поднялся полноватый молодой человек и подошел ко мне с открытой улыбкой:

– Заинтересовались? – спросил он с томным пониманием, мол, не заинтересоваться, пройти мимо такого события, как представляемая книга, просто невозможно.

Я согласилась.

Он сунул мне в руки листок с содержанием книги.

Я побежала глазами по главам:

«Против Польши, евреев и русских. История украинского национализма»;

«Длинная рука ЕС. Договор об ассоциации и политика экспансии»;

«Последствия расширения НАТО. Украинский конфликт, как следствие превращения НАТО из оборонительного в интервенционный союз»;

«Купленная революция. Влияние секретных служб, неправительственных организаций и фондов»;

«Евромайдан. От социального протеста к гегемонии правых экстремистов»;

«Ежедневный террор фашизма. Новое правительство Украины стремится к обществу без оппозиции»…

И т.д., и в том же духе. У каждой главы – свой автор. Я пробегала глазами оглавление, начиная и начиная сначала, стараясь убедить себя в том, что в руках моих не «ЦРУ против СССР», а сборник статей независимых, демократических и внепартийных немецких журналистов.

– Нашей целью было собрать под одной обложкой разные мнения… дать, так сказать, «живую и выпуклую» картину того, что происходит в Украине, – тем временем рассказывал улыбчивый служитель, – ведь Украина – в центре Европы! – он даже глаза расширил, расчитывая, вероятно польстить. – У нас пишут много, но взвешанной, полной картины вы нигде не найдете…

– Вы когда последний раз были в Украине? – перебила я рекламу.

– Я там вообще еще не был, – поразился собеседник, теряя улыбку. – Мы собрали статьи, чтобы…

– Простите, – перебила снова я, и принялась читать вслух название глав. – Вы так-таки уверены, что Майдан оплатили западные спецслужбы? Может, BND? Вы уверены в том, что там, в Киеве, всем заправляют фашисты? Вы, часом, не знакомы с результами выборов президента Украины? Вам не кажется несколько странным, если уже в заглавии книги вы отказываете Украине в суверенитете: «Сосед России…» – что стоит за этим географическим намеком? И почему, скажем, не Польши? Может вы когда-нибудь слышали, чтобы о Германии говорили, как о «соседе Франции», если бы речь шла о внутригерманской политике?

– Я не автор… и не издатель, я просто… Но знаете, что я вам скажу… хотите знать мое личное мнение? – перешел вдруг на доверительный тон работник отдела маркетинга и даже оглянулся, так, будто государственную тайну мне сейчас откроет. – Я думаю, нельзя правдиво и всесторонне описать ситуацию, дать ей оценку, не находясь внутри, в центре происходящего. А сколько у нас корреспондентов сейчас в Украине? Вот видите, а пишут все!

Сделав это открытие, маркетанец замолк величественно в ожидании моей реакции, которая, по его мнению, может быть лишь одной: полное удовлетворение. Потому что высказанное формулирует компромисс, то есть любимую позицию любого немца – независимо от того, к какому лагерю вы принадлежите, – сочувствуете ли русской агрессии или украинскому сопротивлению, – вас такая позиция удовлетворит полностью и окончательно: информация-то не полная, не взвешанная, не всесторонняя. Так и спорить не о чем! И вы правы, и они правы, все правы… ну, за исключением американцев.

– Сегодня в четыре, на Подиуме пройдет дискуссия с издателями. Может, и некоторые авторы придут… Приходите, там вы сможете задать ваши вопросы.

Вопросы кому? Зачем? Ведь книга-то уже вышла! «Независимые» издатели собрали статьи «независимых» журналистов, тиражирующих кремлевскую версию происходящего – это их право. Должна ли я моими вопросами делать им рекламу? Вопрос ведь не в том, что и кто издал, а в том, почему эта информация находит сбыт? Почему радио и телевидение, интернет и газеты полны этой ложью, мифами и изнасилованной Кремлем историей? Вам не надо даже читать немецких газет, смотреть немецкое телевидение, достаточно поговорить с первым встречным, чтобы почувствовать, насколько сильно влияние пропаганды.

Наблюдения мои, конечно, научно не обоснованы и спонтанны: я говорю здесь о нескольких десятках диалогов, которые я вела в Третьем павильоне ярмарки. Возможно, друзья Украины или, по-крайней мере, люди, имеющие независимое мнение, собрались в Четвертом или Восьмом… не знаю, но верится с трудом. Потому что и на работе (в скобках замечу: я работаю на действительно европейской фирме – у нас в отделе, кроме немцев, – французы, бельгийцы, нидерландцы, есть даже один испанец), и в кругу семьи, и просто в компании иного мнения не услышишь. Но, если различные мнения независимо и в равной мере присутствуют в медиальном пространстве, то – чисто статистически – с равной степенью вероятности должны были бы встречаться и люди, носители альтернативной информации, имеющие проукраинские взгляды. Особенно здесь, на Всемирной Книжной Ярмарке, где собрались люди широко образованные и читающие. А они, повторюсь, не встречаются.

 

Писать для ежемесячного журнала – это не для газеты писать, и, пока я обдумывала мои встречи и разговоры во Франкфурте, события развивались дальше.

Путину лидеры развитых стран устроили ледяное омовение в Брисбейне и, кроме как в общении с коалой, ни в чем другом он замечен не был.

Наша родная фрау Меркель наконец-то произнесла то, что произнести обязана была еще в августе 2008-го: поведение России неприемлемо и недопустимо, оно представляет угрозу европейскому правопорядку и миру не только в Европе, а потому необходимо усилить давление на Россию.

Ежедневно появляются десятки сообщений, репортажей, комментариев и анализов, не устают напомнить о себе политики-не-у-дел, выходят и новые книги. Выходу одной из них было посвящено интервью с автором – независимым журналистом Б. – в передаче «Время культуры» на канале 3SAT. Книгу автор назвал провокационно, себя самого причисляет к так называемым «понимающим Путина» («Putinversteher»). Начал он интервью, бодро объяснив, что «понимать» Путина – не значит быть его фанатом; что в демократическом обществе должно быть разрешено анализировать и критиковать, не будучи мгновенно обклеенным ярлыками; что без «понимания» невозможно решение, то есть, все больше истины, с которыми трудно не согласиться. Я даже заслушалась. Потом начались ответы на конкретные вопросы по книге и я, а со мной и сотни тысяч телезрителей, узнали, что:

– санкции ввели из-за катастрофы МН17 и это большая ошибка, потому что результатов расследования еще нет, а вину свалили на Россию и Путина огульно, безоговорочно и бездоказательно;

– украинской нации нет и не было. За 23 года независимости Украине не удалось создать нацию. Было, правда, еще несколько месяцев независимости в 1918-м, но и тогда ничего путного Украина создать не смогла;

– народ украинский разделен: половина боготворит Сталина, как победителя над нацизмом, тогда как другая половина – Степана Бандеру – воевавшего вместе с СС против своего народа;

– Путин до сих пор вел себя очень воспитанно («vernünftig») и вся вина за эскалацию конфликта лежит исключительно на Западе…

Я спрашиваю вас, дорогие читатели: от чего или от кого независим «независимый» журналист Б.? От этики своей профессии? От элементарных знаний по предмету – украинской истории, становлению и развитию украинской нации, борьбе украинского народа за независимость, – т.е. по всем тем вопросам, по которым он с такой незатейливой наглостью пишет статьи, собирает их в книги и раздает интервью? Может он независим от угрызений совести? Выработал иммунитет, реакцию отторжения реальности? А, может, вопрос изначально мною сформулирован неверно и следует спосить, от чего зависим «независимый» журналист? Во всяком случае, вероятность того, что он учил историю по тем же КГБистским учебникам, что и подполковник, исключительно, пренебрежимо мала, следовательно, поразительное совпадение взглядов «аналитика» и подполковника, заставляет искать связь в иных плоскостях, далеких от историчесткой науки, журналистской этики и реальности конкретных событий.

Еще несколько примеров.

Сюжет на Первом канале. Тема – Крым. Ведущий мотив: для того, чтобы обеспечить мир в Украине, следует признать реалии и узаконить Крым за Россией. В доказательство авторы приводят цитаты Шрёдера и Платцека. И, так как оба бывших политика, в силу известных причин, не могут служить судьями по теме России, то сюжет дополняют записью из Австрии. На экране мы видим Виталия Кличко и Виктора Ющенко. Они говорят о чем-то в компании других мужчин. О чем разговаривают, нам не приводят ни в прямой речи, ни в переводе, но за кадром комментарий уверяет, что и оба украинских политика за то, чтобы «решить проблему Крыма». Согласная я! Но как? По сюжету, по компановке и монтажу материала остается в памяти, будто и украинские политики далеко не «пропутинского» толка согласны со Шрёдером и Платцеком.

Второго декабря информационные агенства Украины сообщили о переговорах о прекращении огня между Вооруженными Силами Украины и России. Переговоры проводили два генерал-лейтенанта: от Украины – Владимир Аскаров, от России – Александр Ленцов. Этим же вечером ARD в выпуске новостей в 20:00 подал это сообщение как договор между сепаратистами и украинскими войсками. Здесь одно из двух: либо редакция новостей считает – совершенно справедливо! – что российские войска во главе с генералом Ленцовым воюют на стороне террористов, либо для той же редакции, Россия не является воюющей стороной. Тот факт, что ни имена, ни должности генералов названы не были, позволяет утверждать, что верно второе, и 4672 российских военнослужащих, погибших с начала войны на востоке, равно как и 970 раненых, и 2560 пропавших без вести (данные российской общественной организации «Груз-200 из Украины в Россию» от 03.12.2014) – это «отпускники», приехавшие в украинские санатории по путевкам Министерства Обороны России и встреченные здесь «фашистами» или «жидо-бандеровцами». Тут надо уточнить: «отпускники» – это погибшие и раненые, пропавшие без вести – бесспорно многодетные отцы, скрывающиеся в Украине от алиментов.

 

Да, событий много, комментариев – еще больше, за всем не уследишь, всего не проверишь, не прокомментируешь, но тенденция постоянна, градиент упрямо растет в одну, антиукраинскую сторону. В чем секрет? Почему люди игнорируют простые и ясные факты, почему настойчиво ищут кремлевскую пропаганду и упрямо верят ей? Ведь, в отличие от россиян, на их стороне знание языков и свободный доступ к свободному интернету. Откуда «проруссизм», «пропутинизм» среднестатистического Отто?

Проблема эта многосложная, как выражаются экспериментаторы – многофакторная, но один их факторов можно выделить предельно ясно:

 

Нет ничего кошмарнее для немца, чем представление о том, что в один прекрасный день Украина будет в Европе.

 

Независимые корреспонденты зависят от того, что хочет видеть, читать, знать обыватель, за что готов платить деньги. И определенный процент самокопателей, пытающихся донести до обывателя неудобную, пугающую, а потому и нежелаемую правду, просто тонет в болоте «правды» подходящей и успокоительной, ежедневно наполняемым «независимыми» корреспондентами, заангажированными политиками и удобными «экспертами».

Происходящее в медиальном пространстве Германии, описывается старой поговоркой: «Рука руку моет». Там, где есть социальный заказ на определенную информацию, не нужна никакая цензура, излишни манипуляции и натяжки. Так уж устроен человек: он подсознательно ищет информацию, которая гарантирует ему сбалансированное существование. Не правду он ищет, а покой. Сбалансированные, уравновешенные системы устойчивы и существуют дольше, – это из механики, но и люди – не исключение. С информацией, подтверждающей нашу картину мира, мы спим лучше, работаем продуктивнее, смеемся заразительнее. Иными словами, в выборе информации решающую роль играет инстинкт самосохранения, выживания – самый, как известно, сильный из наших инстинктов. Поэтому так легко и мягко ложатся в мозги и души благодарных слушателей сообщения о том, что «украинские военные разбомбили школу во время уроков»; что «украинская армия использует запрещенные международными соглашениями кассетные снаряды», – даже о баллистических (!!) ракетах речь! – поэтому удобнее верить в то, что «вина России в расстреле МН17 и гибели 298 человек не доказана» (судом, действительно, еще не доказана, но прямых улик и доказательств хватило бы на два процесса!), как не доказано и участие регулярных частей российской армии в войне. А сообщения вроде: «… долги Украины к 2016 году достигнут 14 млрд. долларов… среднестатистический украинец сейчас на 20% беднее, чем в 1991 году…» – вообще не требуют ни проверки, ни подтверждения, они, минуя фильтр сознания, проникают в святая святых – в подкорку, как необходимый и желанный наркотик. Их приводят добрые мои коллеги, как последний аргумент любого спора.

Поэтому всему этому и подобному вареву кремлевских пропагандистских кухонь, находят место на первых полосах; все опровержения Украины, доказательства, предоставленные ЦРУ, Пентагоном, НАТО и другими учреждениями и организациями – в том числе и неправительственными, – проходят в лучшем случае петитом или опускаются вовсе.

На эту информацию сегодня нет спроса.

 

В заключение еще одно, последнее, замечание.

Все те «понимающие» Путина и его политику, все «независимые» эксперты, корреспонденты и политики, все они, призывающие к снятию санкций под тем соусом, что, мол, «санкции ни к чему не приведут…», «санкции ударят по обоим сторонам…», «развитая экономика Запада пострадает от санкций больше слабой и ориентированной на продажу сырья экономики России…» и т.д., все они либо страдают старческой слабостью, либо целенаправленно лгут всем нам.

 

Только и исключительно благодаря санкциям, введенным Рейганом, рухнула мировая террористическая система коммунизма; только и исключительно благодаря этим санкциям рухнула Берлинская Стена, возникла современная Германия и новый мировой порядок! От этого выиграли все страны и народы, включая и Россию. И, если младший офицерский состав КГБ, узурпировавший власть в России, в силу своего воспитания, образования и интеллетуальной потенции не в состоянии этого понять и оценить, то это вовсе не означает, что санкции не оказывают своего действия.

Терпение!

Повторение – мать учения!

Neustadt, December, 2014

Путин исчез

«От радости в постеле

Запрыгало дитя:

Неужто в самом деле?

Неужто не шутя?»

«Дай бог, чтоб милостию неба

Рассудок на Руси воскрес…»

А. С. Пушкин

 

«Путин исчез? Путин исчез… Путин исчез!» – на разные лады ревет-кричит информационная сфера последние три дня. Каждый, кто может и не может и кого выпала свободная минутка, уже выступил со своей версией, автор каждой версии – со своим объяснением и сценарием дальнейшего развития. Чего тут только нет: от пластических операций, до дворцового переворота; от беременности Кабаевой, до рака будущего отца! Радует подавляющий оптимистический тон высказываний: такое впечатление, что исчезновения майоришки желают все – и «друзья» и враги. А у меня почему-то не идет из головы фраза одного их героев Аркадия Райкина: «Слушал я вас всех долго и внимательно, и наконец понЯл: ну и дураки же вы все!»

Давайте представим, что Путин таки-да исчез. Не важно, как и не важно, куда – просто нет его, вся недолга!

И что изменилось?

Для того, чтобы понять и представить, что изменится с его исчезновением, давайте ответим на три вопроса и рассмотрим три сценария.

Вопрос первый: ЧТО ТАКОЕ ПУТИН?

Майор КГБ, каких к концу Перестройки в этой милой организации было десятки тысяч. Было это полуобразованное, воспитанное на ненависти ко всему непонятному и новому, зараженное манией преследования, в каждом, имеющем свое мнение, чуящее врага, воинство, единственной задачей которого было шпионить за согражданами и друг за другом. Круговая порука подозрительности, ненависти и предательства, покрываемая махровым патриотизмом.

Путин служил в ГДР – стучал на всех тех, кто пересекал его путь: членов посольского корпуса, военнослужащих, работников культуры, приезжающих на гастроли, вольнонаемных, обслуживающих советскую армию, командированных специалистов. Когда ГДР превратилась в Германию, Путина отозвали – ни интеллектом, ни опытом, ни знаниями он к работе на Западе не подходил.

В Москве он получил новое задание: внедриться в Петербургский университет на должность помощника ректора по международным вопросам. Для прикрытия его, как и тысячи таких же майоришек, «уволили» в запас и, как в таких случаях полагается, подарили на «прощание» подполковника. Рискну предположить – останься Путин в КГБ, он бы и на пенсию вышел майоришкой.

О дальнейшей карьере рассказывать не буду, чтобы не утомлять читателя, замечу лишь, что все его «проделки» в мерии Петербурга совершенно невозможны были бы без солидной крыши, а крыша такого качества есть в России только одна – военно-шпионская. Поэтому и вывод делаю, что зарабатывал Путин, крышуя мафию, не только и не столько для себя, сколько для организации, которая, в свою очередь, крышевала его, и деньги эти – фонд для операций, провокаций, войн и заказных убийств.

Потом случился военно-шпионский путч и к власти пришли генералы. Пучисты оказались людьми скромными и решили, что новой российской косметике не к лицу, если «президентом» станет генерал. Это, вроде как тогда в Греции или Чили, это осталось в прошлом веке. Поэтому посадили на престол пешку из «бывших» – Путина.

Мне искренне жаль страну, которой «правит» человек, уровня майора КГБ!

Но это не так – страной, как говорят многие аналитики, правит Коллективный путин. Работа Путина единоличного – надувать щеки, демонстрировать висячие груди и болтать чушь, которую никто выполнять не собирается.

Теперь ответьте на вопрос, дорогие читатели: что изменится, если из Коллективного путина, убрать Путина?

Правильно, ничего.

Тогда еще один вопрос: а почему из Коллетивного путина могут выкинуть Путина?

Вот тут давайте подумаем мозгами. На мой взгляд, возможны два варианта: Путин слишком мягок; Путин слишком тверд.

Обратимся сперва ко второму варианту и спросим себя: а может ли это быть? Может ли ореопагу, который развязал нескончаемые войны и кровопролитие, который повинен в тысячах смертей мирных жителей, может ли ему кто-нибудь показаться «слишком» жестким, «слишком» твердым? Ответ для меня очевиден: нет, не может. Этот объяснение отпадает.

Ну, что ж, перейдем к первому варианту: Путин слишком мягок. Смешно? Неправдоподобно? Но, дорогие, не забывайте, что говорим мы и оцениваем мнение не людей нормальных, а генералов, более того – патриотов. Для этих людей майоришка может вполне показаться слишком нерешительным, слишком непоследовательным, даже трусливым в отношении Украины. Мы в вами ведь не знаем, насколько еще хватит той кубышки, из которой кормят террористов. А санкции не снимают. Народ голодает. Украину надо „решать“ и в этой ситуации очень может быть, что Путин стал помехой.

Взвесив все вышесказанное, спросим себя: станет ли лучше, если Путина „уйдут“?

Нет, станет только хуже.

 

Вопрос второй: А ДЕМОКРАТЫ КТО?

Путин исчез. Нет его, как нет. Кто придет к власти? Русская диктатура – в отличии от чилийской, греческой или испанской, – характерна тем, что с исчезновением диктатора не исчезает. Диктатура – способ существования России, причем не «один из…», а единственный. Коллективному путину удалось (надо признать, это было и несложно) полностью уничтожить оппозицию. Ни покойный Немцов, ни здавствующие Ходарковский, Навальный, Каспаров или Явлинский никакой абслютно угрозы власти не представляют. Следовательно, наследник престола будет из числа тех же «генералов». И будет он хуже Путина, как мы это уже показали выше.

Повторю вопрос: будет ли нам лучше?

Нет, станет только хуже.

 

Вопрос третий: А ЕСТЬ ЛИ СОЦИАЛЬНЫЙ ЗАКАЗ НА ПЕРЕМЕНЫ?

Представьте, нет Путина. Кого захочет видеть народ русский на престоле? Созрел этот народ для каких-либо перемен? Хочет ли их? Ждет ли? Дело не в рейтингах Путина, а в том, что «народ молчит». И это, к сожалению, не предгрозовое молчание. Несколько десятков или пусть сотен, думающих и мужественных – это слишком мало для ста сорока миллионов.

Популярность полуграмотного, хамовитого Коллективного путина в том и заключается, что говорит он с народом российским понятным народу российскому языком. Коллективный путин – выкормыш этого народа, кровь от крови и плоть от плоти его, и говорит он языком люмпена, люмпену любезным и понятным. Все эти с. ивановы, шойги, песковы, лавровы, чуркины, вся эта туповатая братия, говорит то, что любо люмпену. Люмпен приходит домой после смены, открывает пустой холодильник, наливает стакан водки и включает телевизор. В телевизоре президент страны «мочит в туалетах» инакомыслящих, министр иностранных дел заявляет о том, что Западная Германия «аннексировала» Восточную, а представитель России в ООН требует «доказательств» для подтверждения доказательств массовых военных преступлений российской военщины в Украине. Люмпену все просто и ясно, ему не нужна «демократическая болтавня» о какой-то там „презумпции невиновности“ (бедняга и не выговорит спьяну!) – „мочить в туалетах“ – это по-нашему, так их, гадов! Ему не надо знать, что правительсво ГДР само приняло решение об объединении Германии или то, что ГДР, по замыслу Сталина, была ничем иным, как немецким «приднестровьем» – источником постоянного напряжения в Европе, рычагом шантажа и предметом торговли с Западной Германией. Ему – люмпену – плевать, что в Украине гибнут тысячи детей, женщин, стариков, тысячи российских солдат, – «киевская хунта», «жидо-бандеровцы», «укро-фашисты» – ему не понятнее, но ближе, потому что звучат однозначно негативно. Ему – люмпену российскому – нужен простой и понятный враг, нужна война, иначе пустой холодильник объяснить будет нечем.

Сейчас Путин – идеальный массовый затейник для того, чтобы держать люмпена в узде. Если путинская риторика перестанет оказывать свое наркотическое действие, заменить его можно будет лишь кем-нибудь, кто поднимет градус ненависти в пьяненькой душе люмпена еще выше.

Станет ли от этого легче?

Нет, станет только хуже!

 

Один вариант все-таки возможен и логикой объясним. Путина могут убрать и поставить кого-нибудь для «смягчения» обстановки, для замыливания Западу глаз и снятия санкций. Возможно даже окончание войны на Донбассе, но сути проблемы это не решит – Россия останется угрозой Европе и миру, независимо от того, кто на троне.

От смены одной пешки на другую на имперской доске никому лучше не будет.

Мир от этого спокойнее не станет.

 

Neustadt, 11.03.2015