23 февраля

23 февраля – одна из многих дат русского календаря, которая дает повод задуматься над местом и значением пропаганды в истории княжества московского.

В этот день тысяча девятьсот восемнадцатого года, молодая, но высокоморальная рабоче-крестьянская красная армия ценой присущего ей уже тогда мужества и героизма, остановила превосходящие силы немцев под Псковом и Нарвой. Этот день назначен днем ее рождения. Этот день мы праздновали и поздравляли наших мальчиков, парней, мужей и отцов.

События же развивались несколько иначе. Праздник назначили лишь четыре года спустя и долго еще не могли обосновать дату: почему так-таки 23-го?

К пятилетию праздника придумали версию о том, что в этот день были созданы первые регулярные отряды красной армии. Хорошо.

К десятилетию эти отряды уже противостояли немцам на подступах к Петрограду. Тоже не плохо. Но мало.

К двадцатилетию подал свой окрепший в чистках голос будущий «генералиссимус»: красная армия, как оказалась, в этот самый день, в том самом 1918 году, наголову разбила под Псковом и Нарвой войска немецких захватчиков! Вот это – самое то!

К двадцатилетию уже многие забыли, а кто не пожелал, – так того самого «забыли», – о позорной капитуляции большевиков перед немцами, о том, что немцы, не встречая сопротивления и без потерь, действуя отрядами в несколько десятков человек, захватили Двинск (18 февраля), Минск (20), Полоцк (21), а Псков, Тарту и Таллинн уже 24! То есть, на следующий день после того, как были «наголову разбиты»! Вот на защиту Пскова и Нарвы и были посланы они – первые отряды рабоче-крестьянской красной армии. Состояли они из известного сброда: революционных матросиков-сифилитиков, дезертиров фронта и люмпенов. Всем этим воиством руководил небезызвестный товарищ Дыбенко. При первых слухах о приближающихся немцах, побежали наши красные витязи так бодро, что остановили их лишь в Самаре.

Эта страница не первая и не последняя – она лишь одна из многих в толстенной книге лжи и подлогов, называемой историей России.

Она создана и написана по рецепту вековой давности, по которому из мелкого интригана Александра сделали «полководца» и «святого» невского. Точно так же и ему, спустя четыреста лет, киселевы той поры придумывали «битвы», «сражения» и гремучие фразы. Точно так же из кляузника и карателя Суворова сделали «великого полководца». Это по его «науке побеждать», опробованной в Праге и Башкирии, действовал, спустя 145 лет, на Тамбовщине еще один «великий», еще один «маршал» – Тухачевский. Да вот «наука» эта самая, такая действенная против женщин, стариков и детей, оказалась совершенно несостоятельной против молодой и необученной польской армии. И побежал «стратег» и «маршал» точно так, как за два года до него – Дыбенко.

В лучших традициях русской пропаганды написана и история Крымской войны 1853-56 гг. Николай Палкин, он же „Жандарм Европы“, решил, что Россия накопила достаточно сил для того, чтобы покорить, виновата, «освободить», конечно же! словянские народы Балкан и расшириться наконец до своих «исторических» границ – до Геллеспонта. Основания самые простые и понятные всякому: еще в XV веке была дальновидно запущена очередная пропагандистская утка о том, что московия есть единственная и легитимная наследница Византии. И вот пришло время заявить о своих правах на Грецию и Балканы.

Война, – об этом кисилевы и михалковы всех режимов либо не упоминают вообще, либо – вскользь, – закончилась полным и окончательным поражением России, подписанием уничижительной капитуляции, обязывающей уничтожить Черноморский флот и демилитаризировать Крым, освободить захваченные Молдавию и Валахию, отдать Молдавии Бессарабию. Но вместо этих поучительных уроков безумной агрессии, бездарности и трусости военного командования, народу российскому предпочитают подавать сказки или полусказки об обороне Севастополя и обосновывают этими сказками новую войну, развязанную против Украины и начатую окупацией Крыма.

Да, Крым полит русской кровью. Вопрос лишь – почему? Ради чего столетиями, начиная с Ивана Грозного, вы поливали эту землю кровью своих сыновей? Что потеряла в далеком Крыму Москва? И какая польза от него народу русскому, который платит своей кровью за имперские фантазии кремлевских мечтателей?

Не слишком ли дорого платите, люди русские?

Не слишком ли долго?

Письмо Виталику.

Представляю читателей вниманию мою первую статью, вышедшую в журнале „Литературный Европеец“ №201.

Событие, к ужасу всех участников, реальное. Имя адресата изменено.

Дорогой мой Виталик!

Надеюсь ты дома и дела твои идут на поправку.

Письмо это я начала писать сразу после того, как настигло меня страшное известие: ты лежишь в больнице с переломами ног. Диагноз сегодня в Одессе сродни летальному. В силу разных причин – как личного, так и внешнего характера, я не смогла написать письмо оперативно быстро и отправить тебе. Ситуация же на Родине развивается так, что я решила опубликовать его. Мне почему-то кажется, … нет, Виталик, я просто уверена, что произошедшее с тобой и то, что чувствую я, сегодня не личное наше дело.

С того самого момента, когда С. позвонил мне и сказал приблизительно так: «Виталик в больнице. Переломы обеих ног. Только не задавай, пожалуйста, вопросов…», – с этого самого момента не знаю я покоя ни на работе, ни вечером в кругу семьи, ни ночью, в постели. Просыпаюсь и думаю, вспоминаю и снова думаю: как с тобой такое могло случиться? Как могло это затмение довести до больничной койки?! Как в нашем возрасте можно утратить всякое ощущение реальности? Поддаться на пропаганду самого дешевого пошиба?

Никогда еще я не чувствовала себя такой беспомощной, как теперь.

Никогда еще горе общее, народное, не было для меня таким личным.

И это лишь некоторые из причин моего долгого или, лучше, медленного реагирования: от личных чувств я переходила к обобщениям, от воспоминаний детства и молодости – к страшному сегодня.

Мы выросли с тобой в одном дворе, ходили в один класс, дружили наши родители, наши сыновья ровестники. Последние лет десять мы не виделись. Переписывались, перезванивались и разговаривали, как люди по телефону говорят: о погоде, ценах, здоровье, работе… В мои редкие наезды в родную Одессу встретиться и поговорить лицом к лицу никак не удавалось.

И вот теперь, десять лет спустя, настигает меня страшная новость!

Что произошло с тобой за эти годы? Под чье роковое влияние ты попал? Кто перекрутил твои мозги и довел до больницы?!

Я хочу, Виталик, задать тебе один вопрос. Это как психологический тест: я опишу тебе три реальные и всем хорошо известные ситуации, и задам один-единственный вопрос. Тест, как ты увидишь, несложный, но, для успеха его, прошу тебя отвечать не теоритически, а «вжиться» в предлагаемые ситуации, представить себя действительным участником их и ответить как отец и дед. Это не трудно, потому что все названные участники по возрасту вполне могли бы оказаться в каждой из ситуаций.

Итак:

Ситуация первая.

Представь: твой Костя не Одесский строительный закончил, а пошел, по стопам деда, во флот. И оказался на «Курске». Я лично знаю многих украинских военных, погнавшихся за длинным рублем, поэтому и ситуация не гипотетическая. Далее случилось то, что случилось: взрыв секретной торпеды и «Курск» на дне. Погибли не все – уцелевшие спаслись в отсеке и отчаянно стучат, надеясь достучаться до руководства страны, которой служат.

Представь твои чувства: как каждый человек, как отец, ты надеешься, что Костя среди выживших. Ты знаешь, что «великая» страна не имеет возможности спасти ему жизнь – эта страна вообще не тратит денег на спасение жизней своих детей, – это выброшенные на ветер деньги, – страна эта вкладывает миллиарды в уничтожение жизни, – но рядом, в каких-то двух-трех часах хода, стоят англичане и норвежцы. У них есть все необходимое и они могут спасти твоего сына. Ждут лишь разрешения президента России. Президент – лично и устами своих специалистов, – рассказывает разные истории из сочинского далека:

– англичане врут – у них цель не людей спасти, а на секретную подлодку проникнуть;

– штормовое море не позволяет начать спасательные работы;

– подводное течение именно в этом месте как-то особо сильно;

– ошибки в конструкции лодки препятствуют контакту со спасательным средством;

– аварийный люк поврежден и не может быть открыт и т.д.

Богата фантазия президента и его подельников.

А моряки стучат…

Два с половиной дня. Шестьдесят часов. 3600 минут. 216000 секунд. И ни одной из этих 216000 секунд, не переполненной болью и надеждой на чудо – на то, что в России наконец победит благоразумие и человеколюбие, – ведь речь сейчас о жизни твоего единственного сына, отца твоей Наташки!

Наконец стуки стихли.

Президент «великой» державы подождал еще два дня и, скрепя сердце, прервал такими трудами заработанный отпуск, оторвался от сочинского пляжа и вернулся в свой кабинет в Кремле. Еще через пять дней он разрешил западным спасателям открыть лодку. И тут оказалось, что покойников достать не мешает ни шторм, ни ошибки в конструкции, ни «заклиненный» люк. Все, что рассказывал президент из Сочи, оказалось ложью. И цена этой лжи – жизнь твоего Кости.

Спасатели – норвежцы – открыли лодку в считанные часы. Тех 60 часов медленной, мучительной смерти отважных хватило бы многократно для их спасения.

Но президент проявил «силу».

Ситуация вторая.

Твой Костя с женой поехали в отпуск, в Москву. Однажды вечером решили они сходить в театр. К несчастью, театр назывался «Норд-Ост».

Театр захватили чеченцы.

И здесь кошмар длится два с половиной дня, и здесь два с половиной дня ежесекундной надежды на чудо. Но чуда не будет: президент не собирается освобождать заложников, – это не к лицу «великой» стране, это было бы проявлением «слабости», а он «сильный», он готовит штурм. Здание накачивают боевым отравляющим газом. Спецназ врывается в здание и уничтожает спящих чеченских женщин. Заложников выносят из здания. И ты вздыхаешь облегченно: никто не погиб, операция – тут ты согласен с Лужковым – проведена «блестяще».

Ты не ведаешь, в радости обнимая на ступеньках театральной лестницы полуживых от пережитого Костю и его жену, что кошмар не закончился, а лишь начинается. Все освобожденные чувствуют себя плохо, многие без сознания. Их развозят по клиникам и вот тут-то и начинается настоящий террор, не сравнимый с тем, что устроили чеченцы: отравленные один за другим умирают на глазах бессильных врачей. Врачи многократно обращаются к президенту с просьбами открыть состав газа – без этого невозможно найти противоядие и спасти несчастных. Президент либо лжет, либо отмалчивается.

Результат: из 916 заложников только двое погибли от огневых ранений.

172 человека умерли в больницах от отравления неизвестным газом.

На руки ты получил бумажку, в которой ложь президента скреплена письменно: «Причина смерти – обострение хронических заболеваний».

И здесь президент проявил «силу».

Ситуация третья.

Твоя внучка Наташенька, радость и свет всей вашей семьи, идет в первый класс!

Школу захватили боевики и ты узнал об этом по радио, ты не смог отпроситься с работы и быть вместе со всей семьей на большом празднике. Ты примчался к школе, как только услышал страшную новость, но в толпе нет ни жены твоей, ни сына, ни невестки, ни внучки – они в школе. И здесь – какое-то роковое число! – два с половиной дня длится твоя пытка надеждами, сменяемыми жуткой реальностью; мольбами, перекрываемыми треском вертолетных двигателей; верой в чудо, перечеркнутой танками, подтягиваемыми к школе. Там кучка боевиков держит в заложниках 1100 человек и четырех, без которых ты не представляешь жизни, тех, кто составляет смысл и соль твоей жизни. Два с половиной дня президент делает вид, что ведет переговоры с боевиками, а на самом деле готовит штурм школы.

Грядет очередная демонстрация «силы» «великой» державы.

Наконец этот миг настал. На твоих глазах школу атакуют с нескольких сторон танками, вертолетами и БТР-ами, расстреливают ракетами, фугасами и решетят пулеметными очередями.

Это школу, где в спортзале, забитом битком, 1100 женщин и детей.

Результат: «освободителями» расстреляны 334 человека, из них – 186 детей.

Президент в который раз проявил «силу».

Речь во всех трех случаях не о жертвах, Виталик, – они чудовищны и невосполнимы! – речь о мериле нравственности, о той шкале, по которой меряется государством жизнь человеческая, о той философии, на которой стоит из покон веков Московское княжество, опухшее, как раковая опухоль глобуса, до размеров Российской империи. По этой философии жизнь человеческая – в самом низу, ниже плинтуса подвального. Так было всегда, так, к сожалению, остается по сей день. Ни один сатрап у руля России, ни в одну эпоху не ставил жизнь россиянина – будь то дворянина или крепостного, служивого или ремесленника, этничного русского или инородца – в ломанный грош. В этом решающее отличие России от развитого мира.

Да, так давай вернемся к нашему вопросу.

Представь себя и твоих близких реальными участниками событий и ответь:

Какого президента ты желал бы в те минуты твоей стране – «сильного», демонстрирующего силу на жизнях беззащитных или «слабого», того, кто сделает все возможное, но спасет твоих детей и внуков?

Видишь, дорогой друг, иногда достаточно правильно сформулировать вопрос, чтобы ответ на него не вызывал никаких сомнений. Я не могу себе представить человека, ответившего на мой вопрос «Да». Но в действительности таких людей миллионы – 85% российского населения поддерживает Путина и его политику, более того, он им «послан богом»! И они молят Путина оставаться у власти пожизненно!

Они приглашают его пожизненно расстреливать женщин и детей, травить газом заложников, оставлять без помощи моряков на подводных лодках.

Они – народ российский – правильно понимают цели и нужды империи, а мы, украинцы, не понимаем. Для нас жизнь детей наших дороже амбиций дорвавшегося до ядерной кнопки и зарвавшегося майоришки. Да дело и не в нем, а в них, в тех 85%, молящихся на него.

Любого из этих преступлений хватило бы на то, чтобы президент и все правительство ушли отставку и пересели на скамью подсудимых. Но не в России. В России они вернули народу «гордость называться русским». И, следовательно, говорим мы здесь не о жертвах тех, что были, а о жертвах тех, что будут, о всех нас, кто сегодня ходит по улицам и радуется удивительно долгому бабьему лету, а завтра умрет в заложниках российского режима и его имперской политики. Как умирают в эти часы ни в чем не повинные донетчане и луганцы.

Так вот, Виталик, на Майдане Украина ответила на мой вопрос «Нет!», ответила со всей ясностью и нас не свернуть с этого пути! Украина выбрала другое – европейское, общечеловеческое мерило нравственности, другую философию, иную шкалу моральных ценностей. Украинцы на Майдане стояли за то, чтобы жизнь человеческая заняла наконец первое место, а за нею уже – цели и чаяния государства. Мы хотим жить в стране, где жизнь ребенка дороже секрета торпеды. Это единственно возможная мораль и философия, потому что я – это мы, мы – это народ, а народ – это государство, а не наоборот!

Украина на Майдане стояла за жизнь своих детей, внуков и внуков внуков, отныне и навсегда!

Теперь объясни мне, за что стояли все те «антимайданы», организованные террористами-профессионалами ГРУ и ФСБ? Всеми этими «бесами», «стрелками», бородаями, захарченками?

За что стояли вы на «Куликовом» в Одессе? Против кого собирали и складировали те тысячи коктейлей молотова? Кого и в чем собирались ими «убеждать»? Зачем расстреляли футбольных болельщиков? Они-то вам что сделали?! Неужели ты и сейчас не видишь, куда вели ваши «игры»? Кем и по какому сценарию разрабатывались? Неужели ты ослеп настолько, что и сейчас не видишь, что бросала вас в пекло ваших собственных коктейлей та самая «легкая» рука, что приказала расстрелять Беслан, превратить «Норд-Ост» в газовую камеру, а позже, летом, сбить малайзийский «Боинг»?

То, что случилось на «Куликовом», стоит в одном ряду с Бесланом и «Норд-Остом», «Курском» и «МН17», жилыми домами Буйнакска, Москвы и Волгодонска!

Страшно сказать, Виталик, но, если бы вы выиграли противостояние, в Одессе сегодня был бы второй Донецк! Потому, что у ваших вдохновителей и мотиваторов цели и задачи империи, а жизни ваши и наши – лишь материал для выполнения этих целей. Цель их в Одессе – коридор из окупированного Крыма в никем не признанное, нищее и полуголодное „приднестровье“ и за ценой они не стоят. А это значит, что Одессу нашу они, ни секунды не колебаясь, сравняют с землей, детей наших перемелят гусеницами, пожгут и испепелят «Градами».

Включи телевизор и посмотри новости: ты этого хочешь?!

Теперь ты понял, почему то, что случилось с тобой, не наша личная проблема?

Теперь ты понял, почему самое позжее сейчас каждый житель Украины должен понять, за что стоит Донбасс, за какое будущее и сделать все возможное, чтобы не дать имперской плесени расползтись от Кремля до Одессы! Мы не можем упустить наш шанс, как в 1918-м, – нашей с тобой, Виталик, жизни уже не хватит. Это наш последний шанс умереть свободными людьми, а не рабами, как поколения украинцев до нас.

Выздоравливай, Виталик, выздоравливай и думай, крепко думай – времени у тебя теперь достаточно.

Твоя Ира.

Дорогим моим землякам, читателям и друзьям – бывшим, настоящим и будущим

Добро пожаловать на мой блог!

Идея эта родилась давно, несколько лет назад, во время работы над первой книгой («Записки обычного человека…»). В книге мне хотелось представить человека, моральные качества которого далеки от литературных и общественных эталонов, т.е. человека «делового», ради достижения поставленной цели жертвующего если и не всем дорогим и неприходящим, то многим. Для выбранной темы наиболее подходящим мне представился рассказ от первого лица в форме дневника.

Так пришла первая мысль о собственном блоге.

К моему ужасу, жизнь внесла коррективы не только в планы относительно блога, но и вообще во все мои планы.

Вторая книга была вчерне закончена к декабрю 13-го года. До марта 14-го я еще работала урывками над ней: корректировала, исправляла, дописывала, проверяла… Но события давили, нагнетали; все больше и больше времени отбирали новости из различных источников, и с конца февраля – со дня открытой агрессии России против моей Родины, – времени для работы не стало вообще.

Моя вторая, та, почти завершенная книга, все мои планы и проекты, показались в один миг того воскресного утра, когда я открыла страничку украинских новостей и прочла о том, что российские войска захватили парламент Крыма и по всему полуострову заблокированы украинские воинские части, – наивными, незрелыми и незначительными. Все теряло смысл и значение перед лицом чудовищных преступлений, творимых Россией против моего народа.

В течении нескольких месяцев я написала «Сказку о том, как Иванушка-Дурачок против Тьмы бился». Написала удивительно для меня быстро – материал накапливался в голове давно, и агрессия, чувство бессилия перед нею и бездейственной «озабоченностью» всего свободного мира, который нас так настойчиво звал к себе и который оказался неготов пойти на какие-либо, самые незначительные жертвы, ради нашего спасения, – все это послужило тем последним камнем, который и вызвал обвал. Работа над книгой доставила огромную радость, я практически не коррегировала текста, не переписывала сцен и диалогов – на бумагу ложилось наболевшее и созревшее.

В октябре 2014 я начала писать статьи для журнала «Литературный Европеец», но ситуация в Украине меняется с такой скоростью, что ежемесячный формат общения никак удовлетворить не может. Статьи, написанные в ноябре-декабре, увидят свет лишь в феврале-марте! Для того, чтобы оперативно обращаться к читателю необходим был совсем иной формат.

И я вспомнила о моих планах завести собственный блог.

Теперь уже не для обсуждения моих книг – вернее, не только и не столько для этого, – но для того, чтобы делиться с читателями моим мнением о том, что происходит на Родине, высказываться по поводу того, как события украинские и российские освещаются немецкими (главным образом), английскими и американскими СМИ; как формируется и развивается мнение «маленького», среднестатистического Отто, что волнует его и какие новости с Украины он хочет слышать.

Я не собираюсь давать никаких рекомендаций по борьбе с российской дезинформацией и прямой ложью, заполонившей здесь медийный простор – у меня для этого нет ни возможностей, ни образования, ни опыта. Цель моя – показать воздействие этой пропаганды, переводимой и тиражируемой так называемыми «понимающими Путина», на обывателя, и как формируется его- обывателя – мнение. Все это – с моего собственного, обывательского «подвала».

Я буду бесконечно благодарна каждому, кто присоединится к дискуссии, дополнит меня или опровергнет, задаст вопросы или ответит на мои.